04.08.2016

Оборудования для исполнения закона о тотальной слежке в России нет!

Российские власти встали перед невыполнимой дилеммой - согласно распоряжению президента Путина, для воплощения в жизнь "антитеррористических" поправок Яровой-Озерова операторам связи необходимо будет приобрести российское оборудование, способное хранить и обслуживать тысячи эксабайт данных, однако как раз та аппаратура, которая им необходима для этого, в России не производится. Согласно "пакету Яровой-Озерова", российские операторы связи должны будут шесть месяцев хранить весь трафик своих клиентов — звонки, письма, документы, изображения, видео и три года — информацию о фактах передачи информации

net deneg i oborudovania na Yarovuyu Кроме того, владельцы интернет-сервисов обязаны передавать правоохранительным органам ключи для расшифровки трафика. Как вы помните, специалисты в области права, а также эксперты от интернет-отрасли и современных технологий в один голос предупреждали как о неконституционности этого законопроекта, так и о его технической неисполнимости. Одним из самых жёстких вердиктов по этим поправкам стало мнение заведующего кафедрой связей с общественностью МГИМО Валерия Соловья — подобные инициативы России навязывают некомпетентные, технологически безграмотные люди. Как вы помните, мнением экспертов и Госдума, и Совет Федерации, и Президент страны пренебрегли, и вот теперь начались страдания в духе русских народных сказок «иди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что».

И вот на днях специалисты Минкомсвязи собрали с операторов данные о том, какие должны быть параметры у этого оборудования, и отправили их в Минпромторг.  Эту информацию «Известиям» подтвердили близкие к министерству источники, а также представители «Большой тройки» операторов связи. Директор по связям с органами власти компании «МегаФон» Дмитрий Петров сообщил: «Нам известно, какое оборудование планирует рекомендовать Минкомсвязи, но самого документа [отправленного в Минпромторг] не видели. «МегаФон» периодически проводит закупки похожего оборудования. Российские компании в этих закупках не участвовали, и нам неизвестно, что они производят такое оборудование».

Официальные представители компании МТС Дмитрий Солодовников и компании «ВымпелКом» Анна Айбашева также подтвердили, что в России не производится всей линейки оборудования для реализации требований закона:

«Более того, отдельные виды аппаратно-программных комплексов, например, для съема, каталогизации и складирования массива информации, серийно не производятся не только в России, но и в мире».

.

Эксперт российского научно-исследовательского института развития общественных сетей (РосНИИРОС) Андрей Колесников рассказал, что у нас есть большое количество компаний, которые производят штучное, но не серийное оборудование для телекоммуникаций, но базируется оно на иностранной компонентной базе: «Чтобы наладить производство необходимого оборудования в России, потребуется лет 20, так как нужно начинать с нуля создание электронно-компонентной базы. Существующая у нас сейчас компонентная база не удовлетворяет требованиям операторов. Если же использовать готовые компоненты и модули, произведенные за рубежом, то можно развернуть производство за два-три года».

Кроме технологической, перед одиозным «пакетом» встала и финансово-экономическая дилемма. На исполнение этого законопроекта просто относительно, например, «Почты России» (ранее «Почта» предупредила о необходимости вложить в оборудование, которым будет осуществляться проверка посылок на наличие запрещённых вещей на всех этапах доставки, начиная с момента приёма и заканчивая вручением адресату, в 500 миллиардов рублей) государством не будет выделено никаких средств. В связи с этим министр связи Николай Никифоров анонсировал внесение соответствующих поправок в принятый в июле «антитеррористический пакет»:

«Почта России» не получает ни рубля господдержки, существует полностью в режиме самообеспечения. Во-первых, опять же, подписывая пакет «антитеррористических поправок», президент дал поручение правительству детально все посчитать и разобраться в том, какое это влияние оказывает на конкретные вещи. Это больше касается связя, но я считаю, что в том числе это может затронуть детализацию правоприменения в том числе и в части почтовых услуг».

.

В предприятии отметили, что если закон не будет обязывать оснащать все 42 тыс. отделений почтовой связи оборудованием, то инвестиции будут ниже максимально предполагаемых. Кроме того, «Почта России» надеется, что обеспечение дополнительного контроля безопасности вложений будет возможно путем изменения регламента оказания услуг почтовой связи, в частности, прием посылок от отправителя в открытом виде.

«Почту России» закон обязывает проверять посылки на наличие взрывчатых и ядовитых веществ. Кроме того, оператор почтовой связи обязаны принимать меры по недопущению к пересылке почтой оружия, взрывчатки, ядовитых растений и животных, наркотиков, ядов, денег, скоропортящихся продуктов. Для этого почтовые работники могут использовать рентгенаппараты, радиоскопические устройства, металлодетекторы, газоанализаторы, химическую аппаратуру, а также другие устройства, которые помогают обнаружить оружие, взрывчатку.

Между тем, эхо «пакета Яровой» долетело до регионов, заставив схватиться за голову тамошних операторов связи. Иркутские операторы также утверждают — сейчас нет оборудования, которое может обеспечить сбор и хранение голосовой информации в соответствии с требованиями законопроекта, а его создание поставит отрасль на грань коллапса. Важно отметить, если операторы понесут затраты такого уровня, то не смогут развивать сеть для абонентов: строить базовые станции, расширять сети фиксированной связи. Директор филиала МТС в Иркутской области Андрей Березной утверждает:

«По нашим оценкам, разовые расходы операторов на организацию хранения голосовой информации и трафика персональных данных в течение шести месяцев составят триллионы рублей. При этом основная часть этих затрат не зависит от сроков хранения информации, а связана с созданием системы управления и поиска данных, идентификации сообщений, глобальной модернизацией сетей. Учитывая, что наша налоговая прибыль по итогам 2015 года составила 22,5 миллиарда рублей, а налог на прибыль 4,5 миллиарда рублей, то при таких затратах мы не сможем платить налог на прибыль порядка ста лет, а бюджет недополучит около 450 миллиардов рублей».

.

Также, с учетом высоких темпов роста трафика, всё это может привести к деградации качества голосовой связи, перебоям в доставке СМС или невозможности выйти в интернет. На сегодняшний день более половины пользователей в Иркутской области — это активные пользователи сети, которые ежедневно пользуются мобильным интернетом для работы и отдыха. При этом около 80% всего интернет-трафика — это видео, а, точнее, бесчисленное количество клипов, роликов и фильмов в сети, которые ежедневно просматривает каждый второй пользователь сети. Если, допустим, абонент посмотрел клип на YouTube, соответственно, операторы должны будут его хранить. Десятки миллионов человек посмотрели видео — эти миллионы копий должны будут где-то храниться. МТС готова продолжать диалог с правительством по проработке постановления, в котором должны быть определены порядок, объем и сроки хранения информации.

Анна Быкова, старший специалист по связям с общественностью иркутского филиала ООО «Т2 Мобайл»: «Мы не исключаем, что в результате дополнительных расходов, которые понесут операторы, цены на сотовую связь для абсолютно всех абонентов могут увеличиться как минимум в 2-3 раза. Помимо этого, эти расходы в десятки раз превысят объем масштабной инвестиционной программы по строительству и расширению сетей, которую реализует Tele2, и приведут к замедлению или даже остановке развития инфраструктуры».

Антонина Пронина, директор по связям с общественностью дальневосточного филиала компании «МегаФон»: «Затраты четырех компаний на создание системы хранения данных превысят два триллиона рублей только на начальном этапе. Эта сумма не только в несколько раз больше ежегодных инвестиций в развитие сетей, но и значительно превышает общую выручку.

Реализация норм законопроекта, касающихся хранения сотовыми операторами записей разговоров и переписки абонентов, подразумевает хранение колоссального объема данных. Это все телефонные разговоры, все файлы, передаваемые через интернет и другими способами, все операции и содержание всех передаваемых сообщений.

Естественно, что эти решения — непомерные и неэффективные обременения бизнеса — катастрофически повлияют на всю экономику в сфере телекоммуникаций.

И рост стоимости услуг связи для абонентов — это лишь одно из немногих последствий реализации инициативы. Хранение данных помимо операторов связи будут осуществлять десятки тысяч частных компаний, что, безусловно, не может гарантировать 100% конфиденциальность».

Кроме этого, дети будут лишены возможности пользоваться мобильными телефонами — в «пакете» операторов обязывают в течение 15 суток отключать связь тем, кто пользуется сим-картой, зарегистрированной не на него.

Оптимизм отсутствует и в риторике дальневосточных операторов связи:

«На данный момент не существует средств, которые способны обеспечить хранение информации в таком объеме. При этом необходимо учитывать, что масштабы передачи данных растут, а значит, операторам постоянно придется увеличивать инфраструктуру для хранения данных. На этом этапе затруднительно спрогнозировать объем роста затрат, но очевидно, что реализация норм законопроекта будет стоить для операторов связи несколько триллионов рублей. Соответственно, вырастет стоимость услуг связи для абонентов, ведь расходы могут быть компенсированы только за счет стоимости услуг связи, других источников просто не существует», — прокомментировала ситуацию Антонина Пронина, представитель Дальневосточного филиала компании «МегаФон».

Для снижения затрат на хранение записей телефонных разговоров был предложен алгоритм, сжимающий до 1 Мб голосовую запись длительностью два часа. Таким образом, при использовании этого алгоритма для хранения 700 млрд минут телефонных переговоров понадобится хранилище, вмещающее около шести петабайт. Для сравнения — размер результатов экспериментов, проводимых на большом адронном коллайдере в течение года, достигает четырех петабайт.

«Естественно, что подобные непомерные и неэффективные обременения бизнеса катастрофически повлияют на всю экономику в сфере телекоммуникаций. Президент, подписывая закон, высказал опасения о влиянии закона на телеком-отрасль и дал ряд поручений правительству. Мы надеемся, что новая Дума обсудит с представителями отрасли варианты изменения закона в соответствии с поручениями президента», — сообщила Антонина Пронина.

При этом основная часть этих затрат не зависит от сроков хранения информации, а связана с созданием системы управления и поиска данных, идентификации сообщений, глобальной модернизацией сетей. Так, например, налоговая прибыль другого крупного игрока рынка сотовой связи — МТС по итогам 2015 года составила 22,5 млрд рублей, а налог на прибыль — 4,5 млрд рублей. При огромных затратах на реализацию законопроекта, как сообщает представитель оператора, компания не сможет платить налог на прибыль порядка ста лет, а бюджет недополучит около 450 млрд рублей.

«На сегодняшний день более половины абонентов в Хабаровском крае – это активные пользователи Сети, которые ежедневно используют мобильным Интернетом для работы и отдыха. При этом около 80 процентов всего интернет-трафика – это видео, а точнее, бесчисленное количество клипов, роликов и фильмов, которое ежедневно просматривает каждый второй пользователь. Получается, если абонент посмотрел клип на YouTube, соответственно, мы должны будем его хранить. Десятки миллионов человек посмотрели видео — вот эти миллионы копий будут где-то храниться», — прокомментировала ситуацию Юлия Ковалева, представитель компании МТС.

Все дальневосточные операторы так же, как их Иркутские коллеги, продолжают ждать какого-то диалога с правительством «по проработке постановления, в котором должны быть определены порядок, объем и сроки хранения информации»:

«Мы рассчитываем на конструктивный диалог с правительством как с государственным органом, ответственным за реализацию проекта. Операторы неоднократно предупреждали всех о рисках, которые несет законопроект в настоящем виде», — прокомментировал ситуацию Дмитрий Фомин, представитель сотового оператора «Билайн».

Региональные интернет-операторы и до подписания законопроекта Президентом утверждали — «пакет Яровой-Озерова» просто выкосит региональных провайдеров. член Приморского общественного экспертного совета по развитию IT-общества и лидер эсеров в Приморье Алексей Козицкий в начале июля отмечал:

«Одна из немногих отраслей экономики и одна из услуг, которая на протяжении нескольких десятков лет постоянно дешевеет, это услуги связи. Несмотря на все катаклизмы, которые проходят в стране (с курсом доллара, нефтью), услуги Интернета, предоставления доступа в Сеть, для населения становятся более доступными, растут скорость и трафик, пакет предлагаемых услуг у оператора сотовой связи улучшается и все это на фоне снижения или постоянства цен (цены не растут). Происходит это потому, что в этой отрасли есть по-настоящему хорошая, жесткая и, главное, продуктивная конкуренция между операторами. Для пользователя услуг это хорошо.

Абсолютно точно могу сказать, что после введения поправок большая часть малых операторов, составляющих конкуренцию федеральным игрокам, не сможет их выполнить и будет вынуждена уйти с рынка. Мы придем к тому, что в стране останутся несколько операторов связи, может быть даже один государственный. Не хочется думать, что поправки Яровой – это не борьба с терроризмом, под ширмой которой нам хотят это подать, а просто элементарное лоббирование одной из госкомпаний. На мой взгляд, ничего общего с борьбой с терроризмом этот закон не имеет, потому что есть более эффективные, дешевые и рабочие инструменты, чтобы отслеживать трафик».

Козицкий также назвал законопроект абсолютно непродуманным и вредным, подчеркнув и техническую невыполнимость его по причине того, что нет таких мощностей, особенно российского производства, которые требует «пакет» от операторов связи и интернет-провайдеров приобрести для его исполнения.

Прочитав все вышеприведённые «голоса вопиющих в пустыне», нельзя не упомянуть отношения самой госпожи Яровой, удостоившейся дать своё имя одному из самых одиозных «пакетов» в истории российского парламентаризма:

«Никаких оснований к подорожанию услуг связи нет. Это однозначно, категорично и недвусмысленно. Однозначно, потому что сведения о том, что закон устанавливает требования по какому-то объему, они недостоверны. Подобная информация некорректна и выглядит как подлог. Может быть, есть желание просто повысить тарифы, и хочется найти какое-то удобоваримое обоснование. Объективно никаких оснований к удорожанию нет. Потому что в законе нет ничего из того, что вело бы к удорожанию чего бы то ни было. В законе нет нормы о хранении информации, он не определяет объемы и сроки, эта задача стоит перед правительством. Он дает правительству право в течение двух лет определиться, надо нам что-то хранить или не надо, в каком объеме, в отношении какого среза информации».

.

Как видите, никакой речи об ответственности законотворца за свои действия тут даже не идёт. Впрочем, как и о трактовке законопроекта. Интересно, Ирина Анатольевна сама-то свой «пакет» читала?

.

Читайте также:

Фонд электронных рубежей (EFF): Новые российские законы о слежке требуют невозможного
🔓
Инициативу сенатора Белякова отложить «пакет Яровой» Герман Клименко назвал «пабликом на рейтинг»
🔓
Human Rights Watch: Принятый в спешке «Закон Яровой» не мешает террористам, но серьезно угрожает правам человека
🔓
У Верховного суда РФ потребовали новых разъяснений о применении «антиэкстремистского» законодательства
🔓
Митинг против «пакета Яровой» пройдет 9 августа в Сокольниках

_____

rks-telegram2
Присоединяйтесь к нам в Telegram!

Яндекс.Метрика
Переключиться на старую версию