22.08.2016
Кормушка тотальной слежки через лояльность к «пакету Яровой»
После того, как сезон отпусков немного снизил страсти вокруг "пакета Яровой-Озерова", в СМИ стали то и дело проскальзывать сообщения в духе "Да ничего страшного в этом нет"

progib Ну конечно, когда эксперты, способные сходу возразить лоббистам коррупциногенных законопроектов на языке цифр в данный момент отдыхают где-то вдалеке от российских реалий, можно потихоньку начинать приучать интернет-аудиторию к мысли о неизбежности расставания с N-ными суммами, которые пойдут на реализацию репрессивно-регрессивных авантюр.

Как вы помните, первым из отрасли проявил лояльность к принятому «пакету Яровой» министр связи Николай Никифоров, допускавший сначала трёхсотпроцентное повышение услуг связи, а потом вдруг сменил риторику на более мягкую, «успокоив» российских пользователей, что повышение если произойдёт, то не сразу, а поступательно, в течение некоторого времени. Плюс к этому, Никифоров ссылается на какие-то ещё несуществующие поправки, которые должна будет принять ещё несуществующая Госдума, которые якобы сгладят все шероховатости принятого в июле закона. И подобные попытки одеть, фигурально выражаясь, «порождение тьмы» в розовое платьишко с крылышками феи происходят сейчас всё чаще и чаще.

На днях Mail.ru Group, на чьи плечи вряд ли ляжет ответственность исполнения закона о тотальной слежке в той же мере, как на операторов связи и провайдеров Интернета, назвала завышенной оценку стоимости реализации «антитеррористического пакета» депутата Ирины Яровой и сенатора Виктора Озерова, которые звучали в СМИ. Финансовый директор интернет-компании Мэтью Хэммонд в ходе телефонной конференции с аналитиками заявил:

«Думаю, оценки затрат, которые были в СМИ, сильно преувеличены. Даже если нам придется хранить данные, то с учетом поправок расходы будут не такими высокими, как ранее заявлялось в СМИ. Когда мы поймем, какие именно будут поправки, мы сможем предоставить более четкую позицию».

.

Также и ближайший конкурент Mail.ru — «Яндекс» в июле уверял, что влияние «антитеррористического пакета» будет менее значительным и не таким существенным, чем для телекоммуникационных операторов. «Мы знаем, что телеком-операторы давали оценку капиталовложений для реализации законопроекта. Однако у нас другая бизнес-модель. Мы точно не знаем влияния закона (на бизнес — ИФ), но мы не думаем, что оно будет таким же существенным для «Яндекса, как для операторов», — говорил ранее глава «Яндекс» в России Александр Шульгин в ходе телефонной конференции по итогам II квартала 2016 года.

Напомним, «антитеррористические поправки» обязывают операторов и интернет-компании хранить текстовые сообщения, голосовую информацию, изображения, звуки, видео, иные электронные сообщения пользователей в срок до шести месяцев. Операторы связи также должны хранить информацию о фактах приема, передачи, доставки сообщений и звонков (т.н. метаданные) в течение трех лет, интернет-компании — в течение года.

Точные сроки, порядок хранения и другие детали исполнения закона будут определяться правительством. Поправки о метаданных вступили в силу уже с 20 июля этого года, о содержании звонков и переписки — с первого июля 2018 года.

Для того, чтобы представить, какой объём информации придётся взвалить на свои «стойки» операторам связи и интернет-провайдерам, мы решили понять хотя бы примерно, сделав очень грубый подсчёт, основываясь на открытых источниках и публикациях в СМИ. В качестве объекта наших приблизительных исследований нам показалось интересным обратиться к трафику, генерируемому через смартфоны, поскольку в последнее время количество российских пользователей, использующих мобильные средства доступа в интернет постоянно растёт. 68% всех пользователей интернета в российских городах хотя бы раз в месяц выходили в сеть с помощью мобильных устройств в конце 2014 г. Для сравнения, годом ранее эта доля составляла 56%. Сейчас, скорее всего, цифра использующих мобильный интернет гораздо больше: 86,2% — россиян в возрасте от 12 до 24 лет активно используют смартфоны, сообщил 13.04.2016 директор РАЭК Сергей Плуготаренко на форуме РИФ+КИБ 2016. 50 миллионов россиян в возрасте 16+ пользуются Интернетом на мобильных устройствах. Пользование интернетом со смартфонов выросло за 2015 г. более чем в два раза (37,2% россиян 16+), по данным Омнибус GfK, по итогам 2015 г. Для 10% населения страны в целом, мобильный интернет является единственной точкой доступа во Всемирную Сеть (TNS Web Index, 1 квартал 2015 г.).

Мы решили отталкиваться от данных за 2014 год, посчитав, что сейчас мобильным интернетом пользуется 68% выходящих в Сеть россиян. В России 70% граждан в возрасте от 18 лет и старше пользуются Интернетом (год назад — 69%). Согласно Росстату, общая численность населения России на 1 января 2016 года составляет 146 544 710 человек (с Крымом), а значит интернетом пользуются у нас 102,5 миллиона человек, из которых выходят в Сеть через мобильные устройства около 70 миллионов россиян.

На одном только мобильном интернете россияне в прошлом году потребляли 0,8 гигабайт трафика. С учётом использования wi-fi, данная цифра, скорее всего, в разы больше. Как пример, украинский колумнист Виталий Бондарь в августе прошлого года вычислил свой общий «смартфонный» трафик — 6,17 Гигабайт (на одни и те же программы он тратит 1,17 ГБ мобильного интернета или 6 ГБ более быстрого домашнего). Но давайте будем считать россиян гораздо более экономными, чем украинские колумнисты, и представим, что общий трафик с их смартфонов составляет 1 ГБ в месяц. Значит за полгода 70 миллионов россиян потребляют 0,42 эксабайт трафика только через мобильные устройства (за весь год на российский рынок, по подсчетам экспертов, было поставлено систем хранения данных лишь на 0,48 Эб). Сложно себе представить, какая получится цифра, если посчитать весь трафик со стационарных ПК и ноутбуков! А получив на руки свежие цифры по мобильному и стационарному интернету, скорее всего, увидим такой трафик, который многих специалистов, чью деятельность задевает «пакет Яровой», заставит целыми пачками глотать валидол.

Стоит напомнить, что согласно требованиям Президента России Владимира Путина, системы хранения должны быть российского производства, а таковых в необходимом для исполнения «пакета Яровой-Озерова» количества на данным момент не существует.

В начале августа Ассоциация кабельного телевидения России (АКТР) и Ассоциация «Ростелесеть», объединяющая 130 региональных операторов, провели круглый стол, посвященный закону о тотальной слежке, и эта встреча, на которую, прервав отпуска, приехали многие представители телекоммуникационной отрасли регионов, по словам журналистов, прошла очень бурно и эмоционально. Выступивший с докладом глава ассоциации «Ростелесеть» Олег Грищенко подробно рассказал присутствующим о проведенном исследовании, показывающем, во сколько операторам связи обойдется только выполнение требования о хранении данных.

В исследовании участвовали 27 провайдеров, среди которых четыре крупных (свыше 100 тыс. абонентов), семь средних (от 10 тыс. до 100 тыс. абонентов), а остальные — малые компании (до 10 тыс. абонентов). Совокупная абонентская база опрошенных игроков — 1,324 млн. абонентов из 76 городов 23 субъектов Российской Федерации. Общая выручка операторов — 8,815 млрд. руб. Потребляемый трафик — 548 Гбит/c.

Исследование показало, что за шесть месяцев 27 операторов с упомянутой абонентной базой сгенерируют 1 эксабайт информации. Для хранения такого объема данных потребуется 256 тыс. жестких дисков (по 4 Тб), более 21 тыс. серверов, которые придется разместить в 1426 стойках в дата-центре. Их общая потребляемая мощность составит порядка 12 МВт, и найти в регионах такие мощности очень сложно, а иногда просто невозможно. Как пояснил Грищенко,

«Чтобы понимать, что такое 1 эксабайт: самый большой ЦОД в мире принадлежит компании Facebook, он расположен в Швеции и рассчитан на 7 тыс. стоек с суммарным объемом хранения до 1 эксабайта. То есть, чтобы хранить данные абонентов 27 операторов, надо создать ЦОД, который пока есть только у Facebook».

.

По его словам, аренда одного стойко-места в дата-центре в среднем стоит 60 тыс. руб. в месяц, или, соответственно, 720 тыс. руб. в год. За аренду 1426 стоек операторам придется заплатить более 1 млрд. руб. в год. Более того, провайдерам надо будет вложиться в строительство дата-центра, так как существующие ЦОДы уже загружены на 85–90%. Создание ЦОДа потребует примерно 7 млрд. руб., причем затраты на такой дата-центр окупаются около восьми лет. «То есть для подготовки помещения для хранения данных каждому оператору придется выделить по годовому обороту», — подчеркнул глава «Ростелесети». При этом реально взять деньги оператор может только из прибыли, которая в среднем составляет 11%.

Кроме того, операторам необходимо будет приобрести ПО, чтобы можно было корректно хранить и обрабатывать собранные данные. Такое ПО может стоить даже дороже, чем аппаратное оснащение.

Компенсировать издержки на строительство и содержание системы хранения трафика можно только за счет роста тарифов. По оценкам, стоимость услуг при шестимесячном сроке хранения данных вырастет в 3–6 раз. Придется отказаться от безлимитных тарифов и объяснять пользователям, что теперь они платят не только за трафик, но и за хранение переданных данных.

«Для небольших операторов новые требования просто нереализуемы. Не все из них даже смогли перейти на СОРМ-3, а новые требования их просто убивают. По данным „ТМТ-Консалтинг“, 30% рынка услуг широкополосного доступа занимают региональные операторы, и сейчас эти компании находятся под угрозой исчезновения», — констатировал Олег Грищенко.

Как сообщил заместитель руководителя рабочей группы «Связь и информационные технологии» экспертного совета при правительстве РФ Михаил Медриш, в рамках рабочей группы проблема рассматривалась в масштабах всей страны. С учетом требований по надежности хранения и резервированию данных оценка суммарного объема хранения составила порядка 60 эксабайт. Это 15 млн. жестких дисков емкостью 4 Тб. Причем мировое производство таких дисков, пригодных для указанных целей, — менее 17 млн. штук в год. То есть для реализации требования шестимесячного хранения трафика понадобятся почти все жесткие диски, произведенные в мире за год. Но это только сейчас. По прогнозам, к 2018 г. трафик удвоится и соответственно увеличится число необходимых емкостей.

В России же, по словам куратора рабочей группы Ирины Левовой, нет возможности развернуть производство оборудования, необходимого для выполнения пакета законов Ирины Яровой.

«Обсуждать закон поздно. Он принят, и с этим ничего не поделаешь. Главный вопрос — как жить малым и средним операторам, на которых теперь ложится огромная нагрузка?» — сформулировал главную тему дискуссии Президент Ассоциации кабельного телевидения России Юрий Припачкин.

Предложения в ходе обсуждения были высказаны разные. Представитель одного из малых операторов призвал всех бойкотировать «закон Яровой» как противоречащий Конституции РФ, разрешающей прослушивание телефонных разговоров только по решению суда, и Уголовному Кодексу РФ, согласно которому контроль и запись переговоров можно проводить только в рамках производства по уголовному делу, а не тотально для всего населения страны. «Запись разговоров без решения суда — это уголовная статья. Этот закон надо отменить», — считает он.

Другой региональный оператор предложил разослать всем абонентам сообщения о последствиях, которые несет для них новый закон с просьбой поддержать его отмену. Но это не нашло поддержки у Президиума собрания. Юрий Припачкин призвал «не выводить народ на улицы» и подчеркнул важность переговоров с властями. Объясняя отсутствие в зале представителей государства, он сказал: «Мое общение с чиновниками правительства по поводу этого закона сводится к тому, что они мне говорят: это депутатский закон, правительство к нему никакого отношения не имело, никакого экспертного заключения не давало, и что с ним делать, пока не очень понятно».

По словам Михаила Медриша, в Минкомсвязи сейчас идет обсуждение закона с участием крупных операторов, однако плохо, что это не публичный процесс и в нем не участвуют АКТР и «Ростелесеть».

Недоумение в связи с самим фактом возникновения закона высказали многие выступающие: не понятно даже, кому он нужен и кто его «интересант». Суть выступлений в целом сводилась к тому, что такие глобальные проекты, затрагивающие все население страны, должны сопровождаться разъяснительной работой, а в данном случае ситуация непонятна даже специалистам.

На вопрос журналиста, как операторы собираются выполнять закон в части передачи ключей шифрования своих абонентов в ФСБ, например при использовании протоколов HTTPS, когда ключи не хранятся дольше одной сессии. «Мы не знаем, как можно сделать то, что мы сделать не можем. Есть законы, принятые Государственной Думой, и есть законы физики и математики. Мне кажется, то законы физики и математики все же выше законов, принятых Думой», — ответил член правления Ассоциации «Ростелесеть» Искандар Бахтияров («Уфанет»).

Ранее прогнозы операторов связи относительно исполнения закона о тотальной слежке были только самыми пессимистичными. Ещё в июле коллега Мэтью Хэммонда по MailRu Group Владимир Габриэлян заявлял:

«Все производители систем хранения должны были бы работать несколько лет только на Россию»,

а директор по связям с общественностью компании «Мегафон» Петр Лидов посетовал, что его компании придется повысить тарифы в пять раз из-за «пакета Яровой».

«Закон Яровой» ставит участников рынка в неравноправное положение и является очень коррупционноемким. Если федеральные операторы смогут взять у банков крупные кредиты для создания дата-центров и систем хранения данных, то у региональных операторов, по словам главы «Ростелесети» Олега Грищенко, такой возможности нет — банки просто не выдадут им столь значительные кредиты. Некоторые из участников встречи даже заподозрили в качестве интересантов принятия закона крупные телеком-компании, отметив, что Ростелеком по поводу закона никак не высказывался.

Впрочем, представители телекоммуникационной отрасли регионов сочли и эту мысль слишком фантастичной. Руководитель Ассоциации «Интернет-видео» Алексей Бырдин уверен, что крупные телеком-операторы «никогда в жизни не додумались бы до такого суицидального лоббизма». «Это не их идея, и они страдают сейчас от нее не меньше, — считает он. — Но соблазн использовать сложившуюся ситуацию для передела рынка, наверное, у них может появиться».

Напомним, инициативы по монетизации темы технического исполнения «пакета Яровой-Озерова» выдвигались уже неоднократно. Так, ФСБ предложило использовать для этого оборудование СОРМ (система оперативно-розыскных мероприятий), уже установленное на сетях операторов связи и предназначенное для прослушки.

Холдинг GS Group заявил, что приступает к разработке и подготовке к массовому производству SSD-накопителей, которые используются для хранения информации внутри серверов, систем хранения данных (СХД), флеш-хранилищ и рабочих станций. Первым заказчиком станет производитель вычислительной техники «Аквариус». GS Group — крупный производитель оборудования для цифрового телевидения, также холдингу принадлежит лесоперерабатывающий комплекс в Псковской области, участники рынка считают основного владельца холдинга Андрея Ткаченко совладельцем оператора спутникового телевидения «Триколор ТВ».

Интересы госкорпорации «Ростех» также могут быть изначально отражены в «пакете Яровой-Озерова», поскольку сенатор Виктор Озеров, отстаивая в Совете Федерации «антитеррористические поправки» высказывал уверенность, что «организовать полугодовое хранение всей интернет-переписки, разговоров и контента россиян – дело не из сложных: если, например, поставить такую задачу перед «Ростехом», госкорпорация, несомненно, справится». «Ведомости» ознакомились с протоколом совещания в Минпромторге, из которого следует, что в исполнении закона Яровой готова поучаствовать одна из структур «Ростеха» – Национальный центр информатизации: он предложил создать единый центр хранения и обработки данных, который бы предоставлял операторам связи «соответствующие услуги». Такое предложение было, подтвердили два участника совещания. О желании «Ростеха» стать исполнителем закона Яровой знают также федеральный чиновник и еще один участник совещания, знакомый с менеджерами «Ростеха». Когда «Ростех» получит техническое задание по исполнению закона Яровой, то проанализирует технические решения и до 1 сентября внесет предложения, обещает представитель госкорпорации Екатерина Баранова.

Вся абсурдность предложения корпорации «Ростех» хорошо охарактеризована в одном твитте создателя ОЗИ Леонида Волкова:

Volkov about Chemezov

Так что оснований полагать, что «пакет Яровой-Озерова» кроме своей репрессивной задачи также преследует чьи-то финансовые интересы, более чем достаточно.

На вышеупомянутом круглом столе АКТР и «Ростелесети» поднимался вопрос о воплощении в жизнь идеи компании «Мегафон», предложившей вместо обязанности хранить данные обложить операторов дополнительным налогом и зеркалировать трафик в ФСБ — пусть там делают с ним что хотят, на что ведущий аналитик РАЭК Ирина Левова возразила:

«Органы распространения информации являются трансграничными, и не понятно, по какому принципу с них собирать деньги. Что, с Google будут деньги брать?».

.

Олег Грищенко выступил с предложением сократить максимальный срок хранения данных до 12 часов. Сейчас столько времени хранится информация в СОРМ-3. И хотя в результате система все равно получится дорогой и более сложной, чем сейчас, а реализовать ее будет совсем непросто, средние и крупные операторы все же смогут выжить. В целом же сложилось ощущение, что участники круглого стола ни к чему конкретному не пришли, но многие свои надежды они возлагают на поправки в закон, которые примет следующая Госдума.

В целом же региональные операторы связи и интернет-провайдеры настроены пессимистично и не ждут от воплощения «пакета Яровой» в жизнь ничего хорошего. Многие подчёркивают опасность утечки данных на чёрные рынки, практически все говорят о непомерных затратах на его реализацию.  В случае реализации инициативы, поведала директор по связям с общественностью Кавказского филиала ПАО «МегаФон» Ольга Игошкина, стоимость хранения информации в несколько раз превысит стоимость инвестиций и расходов на поддержание сети связи в работоспособном состоянии. Поэтому себестоимость услуг связи повысится в разы, что естественным образом повлечет за собой и рост стоимости самих услуг. Малозащищённые слои граждан могут остаться без возможности позвонить, выйти в интернет и т.д. Всего один законопроект может вернуть абонентов практически «в каменный век», когда связь была не так доступна, а затраты «били по карману». И большинство всё также возлагают надежды на благоразумие новой Госдумы и правительство, которые привели бы «всего один законопроект, который может вернуть абонентов в каменный век» в какой-то более цивилизованный вид.

Что ж, блажен, кто верует, ибо они снижение расходов и приток инвестиций узрят…

.

Читайте также:

Абсурд сменился хаосом: власти только сейчас озадачились техническим исполнением закона о слежке
🔓
Фонд электронных рубежей (EFF): Новые российские законы о слежке требуют невозможного
🔓
Оборудования для исполнения закона о тотальной слежке в России нет!
🔓
ФСБ открывает сезон монетизации пакета Яровой на базе СОРМ
🔓
Тариф «пакет Яровой»: операторы предлагают ввести новый налог и не проводить ЧМ-2018

_____

rks-google-play

Яндекс.Метрика
Переключиться на старую версию