01.11.2016

Опубликован доклад о слежке за гражданами в десяти странах

И старые, и новые демократии в последние годы резко усилили наблюдение за гражданами

surveillance and democracy

Доклад Международной сети организаций за гражданские свободы (INCLO) описывает ситуацию в десяти странах: США, Израиле, России, Канаде, Аргентине, Индии, Венгрии, Ирландии, Кении и ЮАР. Авторы доклада — организации-члены INCLO — рассматривают отдельные кейсы и общие тенденции, касающиеся наблюдения за гражданами. Документ сообщает, что «и старые, и новые демократии по всему миру в последние годы резко усилили наблюдение за гражданами, что снижает уровень общественного доверия, гражданской политической активности, вредит власти закона и структуре демократического государства».

Российскую часть исследования подготовила международная правозащитная группа «Агора», ставшая членом INCLO весной текущего года. Они рассказывают о базе «Сторожевой контроль», используемой правоохранительными органами для наблюдения за политическими активистами. В результате процесса руководителя Нижегородского правозащитного союза Сергея Шимоволоса против России, ЕСПЧ признал существование этой базы нарушением Европейской конвенции по правам человека. Сергей впервые столкнулся со «Сторожевым контролем» в 2007 году в ходе расследования серии задержаний активистов, участвовавших в акциях протеста незадолго до этого. Во время поездки в Самару для расследования, Сергея несколько раз останавливали сотрудники правоохранительных органов — как выяснилось позже, «региональные отделения полиции были уведомлены, что оппозиционные организации готовят акции протеста во время саммита ЕС в Самаре. Полицейским была дана инструкция останавливать участников таких организаций, проезжающих через Самару, проверять наличие их имени в базе и «разубеждать» их оставаться в городе», — сообщается в докладе.

По данным источников, указанных в документе, база «Сторожевой контроль» включает от 3800 до 6500 человек («потенциальных экстремистов»), активистов различных организаций, как крайне правых и националистических, так и правозащитных и выступающих за соблюдение прав человека. Например, информация о Шимоволосе относилась к разделу «Активисты за права человека». Как сообщается в докладе, решение о том, попадает ли тот или иной активист в базу, принимается на уровне региональных отделений МВД на основе конфиденциальной информации.

Согласно данным, опубликованным Верховным судом РФ, за период между 2007 и 2015 годами российские суды общей юрисдикции рассмотрели 4659325 запросов на прослушивание телефонов, и одобрили 4517515 — или 96.96% из них. «Российское законодательство не ограничивает круг людей, телефоны которых могут прослушиваться. Возможной целью наблюдения может оказаться практически любой из-за размытых формулировок в законе: могут быть прослушаны разговоры людей, действия которых «могут угрожать национальной, военной, экономической или экологической безопасности России»; или тех, кто может иметь какую-либо информацию о совершенных преступлениях». Кроме того, во время процесса Романа Захарова (руководителя отделения Фонда защиты гласности в Санкт-Петербурге) против России ЕСПЧ выяснил, что «службы безопасности формально должны получить судебное разрешение на прослушку, но они не обязаны предоставлять это подтверждение мобильным операторам, что дает им практически прямой доступ к телефонным разговорам и сообщениям».

Помимо этого, авторы сообщают, что наблюдение за политическими активистами в России включает не только отслеживание их движений и прослушивание их телефонных разговоров, но и запись их повседневной жизни на скрытые камеры и диктофоны, что подтверждается и находкой скрытых камер в офисе «Агоры», и периодическим сливом в интернет компрометирующих видео из жизни политиков (например, Владимира Рыжкова или Михаила Касьянова).

«То, что подобная ситуация складывается в России, которая так до конца и не ликвидировала системы наблюдения, пришедшие из СССР, вызывает опасения, что в будущем мы столкнемся с новой волной неконтролируемой слежки за миллионами российских граждан», — делают выводы авторы. Однако с 2013 года россияне не только не стали более осведомленными о возможности слежки со стороны властей, но и стали больше доверять органам госбезопасности (по данным «Левада-центра», упоминаемым в докладе, с 2013 года число граждан, доверяющих органом госбезопасности в России выросло с 36 до 50%).

Аналогичное положение дел доклад отмечает в Индии, Аргентине и Венгрии. В этих странах государственные органы также располагают большими возможностями в области наблюдения за гражданами. При этом жители Израиля и США, напротив, стали больше интересоваться данной проблемой — этот фактор авторы исследования связывают с кейсом Сноудена, который в США был намного заметнее для населения, чем в России, где он рассматривался только в контексте российско-американских отношений.

Текст подготовила Александра Семёнова

.

.

don but rks

Читайте также:

Осуждённый за репост челябинец обжалует приговор в Страсбурге, а мэр Самары заявил на блоггера в полицию
🔓
На службу России призвали Зевса. Полиция закупает ПО для слежки за пользователями соцсетей
🔓
Питерский журналист через суд потребовал от Билайна, Мегафона и Теле2 отключить его от прослушки СОРМ
🔓
Государственный MITM-перехват: Наталья Касперская подтвердила желание властей дешифровать весь интернет-трафик россиян
🔓
Разработчик СОРМ ищет способы взлома мессенджеров для реализации закона о тотальной слежке

.

roskomsvoboda android

Яндекс.Метрика
Переключиться на старую версию