26.10.2017
Telegram подал жалобу на постановление ФСБ и решение суда против него
ФСБ, как и Мещанский районный суд, допустили ряд процедурных нарушений при наложении на мессенджер штрафа в 800 тысяч рублей

fsb telega

Как сообщает юрист международной правозащитной группы «Агора» Павел Чиков, компания Telegram Messenger LLP подала жалобу на постановление об административном правонарушении. Интересы компании представляет ведущий адвокат «Агоры» и управляющий партнёр адвокатского бюро «Ахметгалиев, Хрунова и партнёры» Рамиль Ахметгалиев, в своё время добившийся признания неконституционными положений 6 федеральных законов, вел защиту десятков общественных деятелей по уголовным делам, прежде всего, по делам об экстремизме, а в 2014 году он стал лауреатом премии Московской Хельсинкской группы в номинации «За отстаивание прав человека в суде». 

Правовая позиция компании Telegram строится на следующих доводах:

1. Контроль переговоров может осуществляться лишь во исполнение и на основании судебного решения. В данном деле ФСБ России не представила ни компании, ни суду судебные решения, позволяющие убедиться в наличии законной цели, оснований и в соблюдении порядка ограничения конституционных прав граждан.

«Таким образом, — отмечает Чиков, — оснований полагать, что указанные в запросе телефонные номера действительно существуют, принадлежат каким-либо физическим лицам, которые являются пользователями Telegram, а главное, причастны к какой-либо преступной, а тем более, террористической деятельности, нет, кроме голословного утверждения ФСБ, которому по какой-то причине мировой судья безоговорочно поверил».

2. ФСБ России изначально было известно, что запрашиваемая информация, связанная с расследованием уголовного дела, может находиться у иностранной компании. То есть судебные решения о контроле переговоров по делу об особо тяжком преступлении должны быть исполнены на территории другого государства иностранным юридическим лицом. Для таких случаев существует установленный уголовно-процессуальным законом и Европейской конвенцией о взаимной правовой помощи по уголовным делам порядок. Он не предполагает исполнение судебных решений и обращение с запросами непосредственно в адрес иностранных юридических лиц. Такие действия ФСБ России, связанные с обходом официальных процедур о взаимной правовой помощи по уголовным делам, дали основания компании сомневаться в законности требований этой службы.

3. Запрос не предполагал альтернативного способа контроля переговоров, интересующих ФСБ лиц, например, предоставление расшифрованной переписки. Служба настаивала именно на предоставлении ключей декодирования. Однако предоставление именно этой информации создавало реальную угрозу для неопределенного круга лиц по контролю их переписки. Технической особенностью в данном деле является то, что, если бы даже существовала возможность для третьих лиц расшифровать данные и контролировать переписку абонентов, указанных в запросе, это могло бы обеспечить доступ к переписке всех пользователей сервиса. Фактически ФСБ просит создать возможность декодирования сообщений всех пользователей Telegram, однако безопасности коммуникаций угрожало бы не только предоставление ФСБ ключей декодирования, но даже самое существование таких ключей.

4. Суд первой инстанции даже не стал проверять, располагает ли компания сведениями, интересующими ФСБ России. В мессенджере режим «секретных» чатов реализует шифрование, при котором лишь отправитель и получатель обладают общим ключом (end-to-end шифрование) для пересылаемых сообщений. Сообщения в секретных чатах не дублируются на сервере компании и не расшифровываются администратором сервера. Таким образом, компания и не могла исполнить данное требование ФСБ.

5. Мировой суд судебного участка №383 Мещанского района г. Москвы не имел права рассматривать данное дело. В случае совершения административного правонарушения на территории России иностранным юридическим лицом и невозможности производства процессуальных действий с его участием на территории России все материалы возбужденного и расследуемого дела об административном правонарушении передаются в Генеральную прокуратуру РФ, которая решает вопрос об их направлении в компетентные органы иностранного государства для осуществления административного преследования.

6. В судебном заседании не принимал участия ни представитель ФСБ, ни прокурор, ни назначенный защитник, ни свидетели. В административных делах не бывает и секретаря судебного заседания. Судья провел заседания и вынес решение в буквальном смысле в гордом одиночестве, не задавшись ни одним вопросом, не поставив под сомнение ни один довод. Суд первой инстанции, приняв «на веру» данные, представленные ФСБ России, провел судебное заседание по делу, затрагивающему интересы 100 млн. человек, в отношении иностранной компании с капитализацией свыше 1 млрд. долларов США без единого участника и вынес обвинительное постановление.

7. Информацию, позволяющую получить доступ к переписке неограниченного круга пользователей Telegram, ФСБ требует прислать по открытым незащищенным каналам на общий ведомственный адрес электронной почты [email protected], не обеспеченный какими-либо средствами защиты от несанкционированного доступа. Более того, эта электронная почта указана в качестве общего контактного адреса на официальном веб-сайте ФСБ. В соответствии с информацией, размещенной на сайте, адрес электронной почты является одним из каналов обращения граждан в Службу, по которым запрещено (!) передавать сведения ограниченного распространения, к коим, безусловно, относится запрошенная ФСБ информация о дешифровании переписки между пользователями мессенджера Telegram.

«Вот как поступают правоохранительные органы, когда цель именно расследовать. А если задача — заблокировать, то можно и мировым судьей мещанского участка обойтись», — подытоживает Чиков.

По мнению ещё одного юриста «Агоры», Дамира Гайнутдинова, формальное исполнение или неисполнение требований Роскомнадзора и госбезопасности — лишь предлог. «По-видимому, цель в том, чтобы добиться от Дурова публичного согласия сотрудничать — это будет выглядеть как победа государства в споре. Не исключено, что в ФСБ надеются в итоге заставить компанию изменить ПО и разработать «бэкдор» — лазейку, открывающую доступ к чатам», — предполагает он.

История Telegram — не первая даже в России. В мае Роскомнадзор блокировал сайты мессенджеров Imo.im, Line и BlackBerry Messenger, а еще раньше за отказ локализовать персональные данные пользователей была заблокирована профессиональная соцсеть LinkedIn. Однако именно требование «сдать ключи», обращенное к Telegram, заставляет российскую публику всерьез включиться в глобальный разговор о правах человека в цифровом мире.

К тому же, у российских властей, да и не только у них, дела с обеспечением конфиденциальности переписки, а также тайне личности обстоят из рук вон плохо. Ещё в 2015 году ЕСПЧ указал, что в нашей стране не существует «надлежащих и достаточных правовых гарантий от произвола и риска злоупотребления, который присущ системе негласного наблюдения, и который особенно высок в системе, где службы безопасности и полиция имеют прямой доступ, за счет технических средств, ко всем разговорам по мобильным телефонам». Поэтому в таких обстоятельствах гражданам приходится самим думать о своей безопасности, и единственной защитой от произвольного вмешательства властей в частную жизнь граждан является криптография.

«Оконечное (end-to-end) шифрование фактически стало «золотым стандартом», — отмечает Гайнутдинов. — Практически все государственные базы персональных данных граждан рано или поздно оказываются в свободной продаже, при этом правоохранительные органы отказываются расследовать такие случаи. Как могут они в таком случае гарантировать безопасность переписки, особенно когда речь идет о защите журналистских источников, адвокатской, врачебной или коммерческой тайне? Государство предлагает поверить на слово в то, что доступ к переписке пользователей получат исключительно честные чиновники и только в благих целях, но оснований для такого доверия нет».

Напомним, в середине октября текущего года мировой судья Мещанского района Москвы Юлия Данильчик оштрафовала мессенджер Telegram на 800 тысяч рублей за отказ предоставить ФСБ ключи для декодирования переписки пользователей. Это решение, вероятно, стало первым применением такой статьи в российской истории. Заседание состоялось без представителей мессенджера.

Согласно оглашенным в суде материалам административного дела, в июле ФСБ направила запрос в лондонский офис Telegram о необходимости предоставления информации по шести телефонным номерам, причём срок исполнения требований силовиков был крайне мал — меньше недели. Ответа от Telegram не последовало. После этого, в конце августа ФСБ уведомила руководство мессенджера о намерении составить протокол об административном правонарушении за неисполнение федерального закона о хранении, исполнении и передачи информации, что и было сделано в середине сентября. В итоге судья Данильчик признала Telegram виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 2.1 ст. 13.31 (Неисполнение организатором распространения информации в сети «Интернет» обязанности предоставлять в федеральный орган исполнительной власти в области обеспечения безопасности информацию, необходимую для декодирования принимаемых, передаваемых, доставляемых и (или) обрабатываемых электронных сообщений) КоАП РФ.

Стоит также упомянуть, что вчера известные российские журналисты Олег Кашин и Александр Плющев подали иски против ФСБ в защиту тайны связи в мессенджерах. Своё решение подать иск они мотивировали тем, что требование ФСБ к Telegram по передаче ключей шифрования затрагивает их право на конфиденциальное общение, в том числе с источниками информации.

.
don but rks

.

Читайте также:

Российские журналисты подали иски против ФСБ в защиту тайны связи в мессенджерах
🔓
Telegram оштрафован на 800 тысяч рублей и у него есть около месяца до блокировки
🔓
Дуров готов к закрытию Telegram в России и Иране властями этих стран
🔓
Дуров и Telegram против Яровой и ФСБ
🔓
ФСБ будет добиваться запрета анонимности в мессенджерах

.

roskomsvoboda telegram

Яндекс.Метрика
Переключиться на старую версию