13.03.2019

Совет Федерации одобрил «пакет Клишаса»

Законопроекты о наказаниях за оскорбление власти и распространение недостоверных новостей, несмотря на протесты общественности, теперь отправятся на подпись в Кремль

klishas paket fakeoff

Сенаторы одобрили пакет законопроектов, разработанный Андреем Клишасом, Людмилой Боковой и Дмитрием Вяткиным, о наказаниях за распространение недостоверных новостей в интернете и СМИ, а также за «явное неуважение» к государству. Несмотря на неоднозначность ситуации, обсуждение всех четырёх документов накануне голосования состоялось в комитете СовФеда по конституционному законодательству и государственному строительству, председателем которого является Клишас. 

«Конфликт интересов, — утверждает политолог, доцент Института общественных наук РАНХиГС Екатерина Шульман. — Как бы инициатор и председатель комитета — одно и тоже лицо». Тем не менее, это не помешало комитету рекомендовать верхней палате одобрить проекты законов, разработанные его же председателем. Процедурные нарушения, по мнению депутата Госдумы Валерия Гартунга, начались все четыре законопроекта с момента внесения в парламент, поскольку подобные инициативы вносятся Правительством или министерствами, проходя перед этим процедуру оценки экспертами регулирующего воздействия, но «чтоб обойти её и чтоб мы не узнали мнения экспертов, это было сделано депутатами».

Роль Клишаса в этом процессе интересна ещё и тем, что часто СМИ его сравнивают с неким таким локомотивом, продавливающим большинство законодательных инициатив, которые ему «поручены».

Весь пакет законопроектов сразу же вызвал резкое неприятие среди экспертов, правозащитников, а также простых пользователей интернета. Накануне заседания комитета Клишаса к сенаторам обратился Совет по правам человека при Президенте (СПЧ). Все четыре документа подверглись резкой критике в виду заложенных в них ограничения права на свободу выражения мнения, попытки финансового давления на СМИ, дискриминации владельцев сайтов и соцсетей, несогласованности юридических формулировок, а также слишком широкого расширения полномочий Роскомнадзора и Генпрокуратуры.

Кроме этого, журналисты и писатели из объединений Ассоциация «Свободное слово», «ПЭН-Москва» и Санкт-Петербургский ПЕН-клуб, среди которых Людмила Улицкая, Лев Рубинштейн и Сергей Пархоменко, написали открытое письмо, в котором назвали законы о штрафах за неуважение к власти и блокировке фейковых новостей «открытой декларацией об установлении в стране режима прямой цензуры».

Авторы письма отметили, что законы позволят чиновникам по собственному усмотрению без решения суда «под надуманными и произвольными предлогами запрещать распространение любой информации и бессрочно блокировать любые медийные ресурсы в интернете».

«Мы призываем коллег литераторов, журналистов, блогеров, редакторов, издателей сохранять верность своему гражданскому и профессиональному долгу, участвовать в законном гражданском противодействии антиконституционным решениям государственных органов, использовать все возможности для защиты права россиян на свободу высказывания вплоть до опротестовывания произвола чиновников в российских и международных судах», — говорится в письме.

Жёсткой критике подвергся «пакет Клишаса» и на митинге за свободный Рунет. Как видим, неприятие общественностью данных цензурных и репрессивных инициатив никак не смутило российских сенаторов. Комитет Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству рекомендовал палате одобрить проекты законов о наказаниях за «фейковые» новости и неуважение к госсимволам, и вот сейчас сенаторы рекомендацию профильного комитета исполнили.

О том, что законопроекты будут приняты, почти никто не сомневался. Против была только сенатор Нарусова, как накануне и сообщала Екатерина Шульман.

Перед голосованием с докладом выступил Андрей Клишас, в зале также присутствовал замруководителя Роскомнадзора Александр Панков.

Клишас заявил, что законопроекты о запрете на распространение «заведомо недостоверной общественно значимой информации, распространяемой под видом достоверных сведений», направлены на предупреждение и пресечение. «Подчеркиваю, речь касается недостоверных новостей, распространяемых под видом достоверных», — заявил он.

Сенатор напомнил о введении внесудебного механизма блокировки и админответственности, подразумевающей достаточно крупные штрафы. Блокировки будут осуществляться по требованию Генпрокуратуры — сейчас такие полномочия у ведомства есть только касаемо призывов к массовым беспорядках, участию в экстремистской деятельности и т.п. Клишас также сказал о замечании экспертов, что законопроекты повторяют нормы уже существующего законодательства, но, по его мнению, «регулирования такого не существует, так как по ряду факторов составы отличаются». В качестве наказания за распространение «опасных недостоверных новостей» предлагается ввести административный штраф и «другие меры административной ответственности». Размер штраф, по его словам, зависит от общественной опасности, а также от должности того, к кому будут впоследствии предъявлены претензии в распространении таких новостей.

«Потенциальные последствия правоприменения учтены», — заверил сенатор, и подразумевается особый порядок ограничения доступа к ресурсам с фейковыми новостями. Новые законодательные нормы, по его мнению, являются актуальными.

В весьма странной, почти уничижительной форме Клишас рассказал коллегам о замечаниях СПЧ: «Вынужден сказать, они носят политологический или философский характер. Даже неудобно на них останавливаться». Он заверил, что своё ответное заключение Совет Федерации «может быть отправит позже».

Клишас зачитал несколько тезисов из заключения Совета по правам человека, который наложил отрицательную резолюцию на законопроект о фейках. В частности, правозащитники отметили, что закон противоречит конституционному праву на распространение информации. На это Клишас отметил, что Конституция гарантирует право на обращение именно достоверной информации, а не любой.

Член Совфеда от Тывы Оксана Бурико задала вопрос представителю Роскомнадзора: «Если сетевое издание можно идентифицировать, то как быть с инфомргруппами в соцсетях? Где на стенах публикуется самая недостоверная, грязная, содержащая и общественную значимость информация?»

Александр Панков ответил, что его ведомство работает по представлениям Генпрокуратуры, то есть опирается на её решения. Касаемо же работы с соцсетями, то там диалог уже налажен. В том же самом ВКонтакте оперативно прекращается деятельность групп, пропагандирующих суицид, зацепинг. «Там уже большая статистика, — заверил он, — работа налажена, удаляется активно».

Несколько сенаторов напомнили Клишасу о недовольстве общественности его законопроектами, в ответ на что он снова разразился критикой СПЧ, а также заверил, что никаких противоречий с 29 статьёй Конституции нет: «У граждан есть право получения на достоверной информации. А недостоверная вредит и конституционным правам граждан, и свободам».

Эмоциональней всех Клишасу оппонировала сенатор Людмила Нарусова, пристыдив его за уничижительные слова в отношении экспертного заключения СПЧ, «а это профильная структура», а также напомнив о подписании Россией Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, десятая статья которой не допускает ограничения права на свободу выражения мнения исключительно по мотиву недостоверности распространяемой информации.

Отдельно хочется отметить этот вопрос Нарусовой:

«У вас в законе написано ответственность должностных лиц. А как быть с той ужасной фейковой информацией, которую распространил о распятом мальчике «Первый канал», и никто за это даже не извинился? Кто должен по вашему мнению отвечать — Эрнст, ведущий новостей, автор сюжета?»

.

Клишас же, в свою очередь, снова пустился в «мягкое хамство» по отношению к заключению СПЧ, после чего заверил — он не собирается комментировать в таком ключе «ни распятого мальчика, ни каких бы то ни было других сюжетов с ТВ».

Когда Нарусова всё же попросила ответить его на вопрос о противоречии Конвенции, Клишас сказал — «там ничего не говорится о распространении недостоверной информации под видом достоверной».

Нарусова, продолжая наступательную тактику в своих вопросах, сказала, что понимает — «это заведомо принятое решение», однако как не получилось с блокировкой Telegram [сенатор оговорилась, сказав «Телеграфа»], так и ничего не получится с блокировкой «недостоверных новостей», поскольку в стенах Госдумы и Софведа лишь несколько сотен депутатов, а за стенами — миллионы владеющих технологиями молодых людей, которые придумают, как это обойти ваши запреты».

«Закон направлен на моральное устрашение граждан», — заключила она.

Единоросс Олег Мельниченко решил поддержать Клишаса: «Какое нарушение прав? Механизм защиты нашего государства, в том числе от угрозы извне! Это не ограничительный механизм, а защита тех же самых молодых людей от оранжевой свистопляски».

К сожалению, Нарусову большинство коллег не услышало и оба законопроекта были одобрены:

sovfed_fake-1

sovfed_fake-2

Нарусова также выступила и при обсуждении закона об оскорблении госслужащих, заявив, что министры и другие крупные чиновники зачастую при выступлениях (в том числе в Совфеде) рассказывают о растущем благосостоянии народа, что является сомнительным.

Также противники законопроекта отметили, что наказание в виде штрафов в 30 тыс. рублей за оскорбление чиновников не соотносятся с наказаниями в КоАП за аналогичные правонарушения в отношении обычных граждан. На это Клишас ответил, что сам изначально прописывал в законе гораздо меньшие штрафы, а уже депутаты Госдумы изменили наказание.

Результаты голосования тоже оказались вполне предсказуемыми:

sovfed_fake-3

sovfed_fake-4

Теперь пакет законопроектов Клишаса-Боковой-Вяткина отправится на подпись к Президенту РФ Владимиру Путину, и несмотря на нелюбовь главы государства к подписанию непопулярных инициатив, вероятность наложения на «пакет Клишаса» президентского вето минимальна.

«Президент правом вето не пользуется, — напомнила Екатерина Шульман. — Он им воспользовался в течение прошлого 6-го созыва один раз, и в течение 7-го начавшегося созыва тоже один раз. И оба раза это были совершенно неполитические и вообще не привлекавшие особенно политического внимания законы. В прошлом созыве это были поправки к закону о «Сколково». Это был 2012 год — в другой жизни. После этого никакого случая вето не было, а в 7-м созыве, если кто-то помнит, это были поправки к закону об образовании, которые вводили реестр учащихся. Там в какой-то момент решили, что это будет какая-нибудь специальная такая база для педофилов и решили, что не нужен нам реестр учащихся всероссийский. Вот это президент и заветировал. Всё. Конец истории. Совет Федерации отклоняет принятые Думой законы несколько чаще. Это происходило 23 раза в течение прошлого созыва».

.
don but rks

.

Against-Runet-Isolation-hor

Яндекс.Метрика
Переключиться на старую версию