16.07.2019

Саркис Дарбинян: Предъявление сотрудникам Росгвардии содержимого смартфона не предусмотрено законом

В Федеральной службе войск национальной гвардии заявили, что сотрудники ведомства вправе задерживать подозреваемых в совершении преступления до передачи их в органы МВД, при этом вещи подозреваемых подвергаются досмотру, в том числе содержимое мобильных устройств

Rosgvard_Telef  

В начале июля текущего года экс-сотрудник издания «ПроВладимир» Кирилл Васильев попал в странную и одновременно неприятную ситуацию. Когда он утром возвращался домой, его остановили росгвардейцы и, не представившись, спросили — использует ли он приложение Telegram, а также потребовали разблокировать телефон, чтобы ознакомиться с его содержимым.

По словам Васильева, сотрудник Росгвардии предложил назвать закон, по которому он не может получить доступ к телефону прохожего, и подчеркнул, что их ведомство — не полиция. Также он сообщил, что может «подогнать» гаджет под какую-нибудь ориентировку на украденные телефоны, после чего разблокировать аппарат все равно придется. А Кирилла при этом задержат, и тогда все будет так, как он хочет — с протоколом и понятыми.

История разрешилась для молодого человека благополучно, но издание решило сделать запрос в Управление Росгвардии по Владимирской области и получило следующий ответ:

1. Федеральный закон «О войсках национальной гвардии РФ» не обязывает росгвардейцев при обращении к гражданину называть свои должность, звание, фамилию, а также предъявлять служебное удостоверение. Представиться рекомендуется — для недопущения конфликтных ситуаций, но не в случаях пресечения преступлений и административных правонарушений;

2. На вопрос ПроВладимира о правомерности требований предъявить и разблокировать телефон, в пресс-службе Росгвардии заявили, что ситуация и обстоятельства не конкретизированы (видимо, саму публикацию решили в расчет не брать). Тем не менее поясняется, что сотрудники ведомства вправе задерживать подозреваемых в совершении преступления до передачи в органы МВД. Сами подозреваемые и их вещи при этом подвергаются досмотру. Если сотрудник войск национальной гвардии имеет достаточные основания считать гражданина подозреваемым в совершении преступления, то сотовый телефон может быть признан вещественным доказательством. Если оснований для «возведения в ранг» подозреваемого недостаточно, то росгвардеец может предложить гражданину «в добровольном порядке предоставить мобильный телефон, а также с его согласия ознакомиться с содержащимися в нем медиафайлами, которые могут способствовать пресечению преступлений».

3. На вопрос о личном досмотре граждан росгвардейцами, в ведомстве сослались на статью 27.7 КоАП РФ — процедура проводится лицом одного пола с досматриваемым и в присутствии двух понятых того же пола. Но могут быть и исключительные случаи, о чём также ранее рассказал изданию адвокат группы «Агора» Максим Никонов.

«Одновременно обращаем внимание, что визуальное изучение гражданина и находящихся при нем вещей с его согласия является осмотром, которое не требует процессуального оформления», — добавили в Росгвардии.

Хотя росгвардейцы не представляются, КоАП требует, чтобы на каждое процессуальное действие вроде досмотра составлялся протокол, в котором указываются данные сотрудников службы, отметила юрист «Правозащиты Открытки» Эльза Нисанбекова.

Задержанных сотрудники Росгвардии доставляют в полицию — если росгвардейцы превышают свои полномочия, следует обратиться в прокуратуру. О доставлении и задержании также составляются протоколы, добавила Нисанбекова.

Досмотр, по словам Нисанбековой, без подозрений на совершение правонарушения недопустим. Если при досмотре у гражданина требуют телефон, разблокировать его или говорить свой пароль обязанности нет — иначе будет нарушено конституционное право на тайну личной переписки.

Такого же мнения придерживается глава юридической практики «РосКомСвободы» Саркис Дарбинян:

«Да, действительно, в отличие от закона о полиции, при обращении бойца Росгвардии к гражданину закон не требует от него представления по форме и предоставления своего служебного удостоверения.

Касательно осмотра гаджетов необходимо отметить, что российское законодательство не содержит положений, по которым человек обязуется предоставить свой пин-код, пароль, либо разлочить устройство. Поэтому в любом случае при таких обстоятельствах гражданин может сослаться на 51-ю статью Конституции, которая гласит, что никто не обязан свидетельствовать против себя самого и не давать никаких показаний, пояснений, в том числе пояснений по поводу пароля для разблокировки устройства.

Естественно, в случае, к примеру, подозревания человека в совершении преступления его могут уже не осмотреть, а досмотреть. Тогда уже, конечно, составляется протокол, девайс может быть изъят, но при этом на сами правоохранительные органы ложится задача по разлочиванию устройства и получения к нему доступа».

.

.

don but rks

.

roskomsvoboda telegram

Яндекс.Метрика
Переключиться на старую версию