Китаю в слежке помогают американские технологии

Чипы Intel и Nvidia используются в суперкомпьютерном центре, который следит за преследуемыми китайским правительством уйгурами — приводим наш перевод статьи The New York Times об ответственности технологической индустрии в области прав человека.  

Компьютеры Центра облачных вычислений в Урумчи (Urumqi Cloud Computing Center) — одни из самых мощных в мире. Они могут просмотреть больше записей с камер наблюдения за день, чем один человек за год. Они ищут лица и определяют паттерны человеческого поведения. Они отслеживают машины. Они мониторят телефоны.

Китайское правительство использует эти компьютеры для наблюдения за бесчисленным количеством людей в Синьцзяне, западном регионе Китая, где Пекин начал кампанию по слежке и подавлению свобод людей во имя борьбы с терроризмом.

Чипы американских полупроводниковых компаний Intel и Nvidia оснащают комплекс с момента его открытия в 2016 году. К 2019 году, когда появились сообщения о том, что Пекин использует передовые технологии для заключения в тюрьму и отслеживания преимущественно мусульманских меньшинств Синьцзяна, новые чипы американского производства помогли комплексу попасть в список самых быстрых суперкомпьютеров в мире. И Intel, и Nvidia заявили, что не знали о том, что они назвали злоупотреблением своими технологиями.

Мощные американские технологии и потенциальное злоупотребление ими станут во главе решений, с которыми администрация Байдена столкнётся в попытке разрешить ожесточающиеся отношения между США и Китаем. В прошлом году администрация Трампа запретила продажу передовых полупроводников и других технологий китайским компаниям, связанным с вопросами национальной безопасности или прав человека. Первый критически важный вопрос для Байдена заключаться в том, следует ли укрепить, ослабить или переосмыслить эти ограничения.

Некоторые игроки технологической индустрии утверждают, что запрет зашёл слишком далеко, сведя на нет продажи американского продукта, который не наносил вреда, и подтолкнув Китай к созданию собственных передовых полупроводников. В самом деле, Китай тратит миллиарды долларов на разработку чипов высокого класса.

С другой стороны, критики использования американской технологии в репрессивных системах говорят, что покупатели ищут обходные пути и что индустрия и чиновники должны отслеживать продажи более пристально.

Компании часто апеллируют к тому, что они мало что могут сказать о том, где в конечном итоге используется их продукция. Чипы в комплексе Урумчи, например, были проданы Intel и Nvidia китайской компании Sugon, поддерживающей центр. Sugon — важный поставщик для китайских военных и сил безопасности, но он также производит компьютеры и для обычных компаний.

Этот аргумент уже недостаточно хорош, сказал Джейсон Матени, директор-основатель Центра безопасности и новых технологий Джорджтаунского университета и бывший сотрудник разведки США.

«Правительство и индустрия должны быть более вдумчивыми сейчас, когда технологии развиты настолько, что потенциально позволяют вести наблюдение за миллионами людей, с помощью одного суперкомпьютера, в режиме реального времени», — сказал он.

Нет никаких доказательств того, что продажа чипов Nvidia или Intel, которые предшествовали приказу Трампа, нарушала какие-либо законы. Intel утверждала, что больше не продаёт полупроводники для суперкомпьютеров Sugon. Тем не менее обе компании продолжают поставлять чипы китайской фирме.

Существование комплекса в Урумчи и использование американских чипов не являются секретом, и есть достаточно доказательств, что Пекин применял их для наблюдения в Синьцзяне. С 2015 года, когда комплекс начал развиваться, государственные СМИ и Sugon хвастались своими контактами в полиции.

В маркетинговых материалах пятилетней давности, распространявшихся в Китае, Nvidia рекламировала возможности комплекса Урумчи и гордилась  тем, что «приложение для видеонаблюдения большой вместимости» удовлетворило запросы клиентов.

Nvidia заявила, что эти материалы относятся к старым версиям её продуктов и что видеонаблюдение тогда было нормальной частью дискуссии вокруг умных городов и попыток Китая использовать технологии для решения таких городских проблем, как загрязнение окружающей среды, дорожное движение и преступность. Представитель Nvidia заявил, что у компании не было оснований полагать, что её продукты будут использоваться «для каких-либо ненадлежащих целей».

Представитель добавил, что Sugon «не была серьёзным клиентом Nvidia с момента прошлогоднего бана». Он также сказал, что Nvidia с тех пор не предоставляла технического сопровождения Sugon.

Представитель Intel, которая до сих пор продает чипы нижнего уровня Sugon, заявил, что компания ограничит или прекратит бизнес с любым клиентом, который, по её мнению, использовал её продукты в нарушение прав человека.

Освещение ситуации с китайским бизнесом Intel, похоже, оказало влияние на компанию. Как рассказали три человека, знакомых с этим делом и пожелавших остаться анонимными, поскольку Intel не говорила об этом публично, одно её подразделение в прошлом году разработало этические рекомендации для своих технологических приложений на базе искусственного интеллекта.

В заявлении Sugon говорится, что первоначально комплекс был направлен на отслеживание номерных знаков и другие задачи для умного города, но его системы оказались неэффективными и были переключены на иные цели. Однако не далее как в сентябре официальные китайские правительственные СМИ описывали комплекс в качестве центра обработки видео и изображений для управления городами.

Достижения в области технологий дали властям во всем мире солидную власть для наблюдения и «сортировки» людей. Китайские лидеры довели технологию до ещё большей крайности. Искусственный интеллект и генетическое тестирование используются для проверки людей, чтобы узнать, являются ли они уйгурами, представителями одного из меньшинств Синьцзяна. Китайские компании и власти утверждают, что их системы могут выявлять религиозный экстремизм или оппозицию коммунистической партии.

Два центра обработки данных, управляемые китайскими силами безопасности, находятся по соседству, что, по мнению экспертов, потенциально сокращает время задержки информации. Также неподалёку находятся шесть тюрем и центров перевоспитания. Когда репортер New York Times попытался посетить центр в 2019 году, его преследовали полицейские в штатском, а охранник в итоге прогнал его.

Официальные китайские СМИ и предыдущие заявления Sugon описывают комплекс как центр наблюдения. В августе 2017 года местные чиновники заявили, что центр будет поддерживать проект китайской полиции по слежке под названием Sharp Eyes, который может искать 100 млн фотографий в секунду.

К 2018 году, согласно раскрытым данным компании, её компьютеры могли подключаться к 10 тыс. видеопотоков и анализировать 1000 из них одновременно при помощи искусственного интеллекта.

«С помощью облачных вычислений, больших данных, глубокого обучения и других технологий интеллектуальный механизм анализа видео может интегрировать полицейские данные и информацию из видеоматериалов и с точек Wi-Fi, сведения с контрольно-пропускных пунктов и результаты распознавания лиц — для проведения операций различными отделами китайской полиции», — говорится в статье 2018 года, опубликованной в официальных аккаунтах Sugon.

По случаю визита местных лидеров Коммунистической партии в комплекс в том году компания написала на своём сайте, что компьютеры «изменили мышление от слежки после факта до предсказательной надзора до факта».

В Синьцзяне прогнозирующая работа полиции часто служит условным обозначением упреждающих арестов людей с поведением, которое считается нелояльным или угрожающим партии. Согласно свидетельствам уйгуров и официальным китайским политическим документам, оно может включать в себя демонстрацию мусульманской набожности, проживание семьи за границей, владение двумя телефонами или ни одним.

Технология помогает сортировать обширные объёмы данных, которые люди не могут обработать, сказал Джек Поулсон, бывший инженер Google и основатель группы защиты интересов Tech Inquiry.

«Когда государство начинает слежку, его основное ограничение заключается в способности идентифицировать интересующие события в видеопотоках. Расширить масштабы наблюдения можно за счёт машинного обучения и крупномасштабного искусственного интеллекта», — заявил он.

Комплекс Урумчи начал развиваться ещё до того, как сообщения о злоупотреблениях в Синьцзяне получили широкое распространение. К 2019 году правительства по всему миру выступили против действий Китая в Синьцзяне. В том же году компьютер Sugon появился в международном рейтинге суперкомпьютеров благодаря процессорам Intel Xeon Gold 5118 и усовершенствованным чипам искусственного интеллекта Nvidia Tesla V100.

Неясно, получит ли Sugon достаточно мощные чипы, чтобы сохранить Урумчинский комплекс в этом списке. Но и более слабые технологии, обычно используемые для выполнения безобидных задач, могут также применяться для наблюдения и подавления. Клиенты могут прибегать к услугам ретейлеров в других странах или чипам, сделанным американскими компаниями за рубежом.

В прошлом году полиция в двух уездах Синьцзян — Яньци и Цитай — согласно документам о госзакупках, приобрела системы видеонаблюдения, которые работали на чипах Intel более низкого класса. Бюро общественной безопасности Кызылсу-Киргизского автономного округа, как гласят документы, в апреле купило вычислительную платформу, которая использовала серверы с менее мощными чипами Intel, хотя в прошлом году учреждение было помещено в чёрный список администрации Трампа за участие в слежке.

Китайская зависимость от американских чипов на данный момент помогла миру откатиться назад в вопросе слежки, говорит Майя Ван, китайский исследователь из Human Rights Watch.

«Я боюсь, что через несколько лет китайские правительство и бизнес найдут свой собственный способ разработки чипов. Тогда не будет никакого способа справиться с попытками подобных злоупотреблений», — сказала Ван.

Оригинал статьи

Поделитесь материалом

Похожие статьи

Контакты

По общим вопросам

[email protected]

По юридическим вопросам

[email protected]

Для СМИ

+7 903 003-89-52