22 August 2022

Лев Гершензон: мой новый проект The True Story — прививка от безумий

Интервью экс-главы «Яндекс.Новостей» и основателя нового медиа-агрегатора о принципах его работы и будет ли в нём представлены российские государственные СМИ, а также — как выйти из своего информационного пузыря, как правильно потреблять новости и существует ли истина в принципе.
Источник: из личного архива

До 2012 года Лев Гершезон возглавлял «Яндекс.Новости» (откуда ушёл, видя, как агрегатор превращается в рупор госпропаганды), затем он основал собственный стартап — систему «умного» поиска для интернет-магазинов Detectum. Теперь Лев разработал новый проект — новостной агрегатор The True Story. О нём он и рассказал «Роскомсвободе».

 

Лев, как возникла идея проекта? 

Для начала следует сказать, что я не занимаюсь новостями последние 10 лет. В эти годы был просто читателем и пользователем. Сейчас возникла потребность утолить информационный голод, а именно: понимать, что происходит, находить важное и интересное, видеть разнообразную информацию.

При этом ресурса, который помогал бы решать эти задачи, мне не хватало всегда. Для старшего поколения Facebook — основная соцсеть. Люди делятся там информацией, и это важно. Но хотелось бы, чтобы не было и перегрузки инфошумом, чтобы существовал ресурс, который действует в твоих интересах, а не в интересах увеличения трафика, количества просмотров и т.д. 

Когда началась в****, у всех был шок. Несколько дней я был в прострации, а потом понял, какое влияние оказала пропаганда на ход войны, настроения людей. Журналисты из разных стран рассказывали мне, что они видели. Все говорили о том, что это нонсенс — в XXI веке одна страна напала на другую.

Но вопрос не сводится к одной лишь госпропаганде. Даже в демократических странах людей очень тонко можно дезинформировать.

И это в то время, когда у каждого есть смартфон, в Сети столько всего доступно, под иностранными видео есть неплохой перевод, то есть, казалось бы, нет проблем с доступом к информации. Именно в такое время можно так легко замусорить умы теориями заговоров. На мой взгляд, для людей ограничения есть только в голове и желании задать вопрос.

Моя личная внутренняя потребность в связи с войной — понять, что делать вообще и что можешь делать именно ты, чтобы помочь другим и спастись самому. 

Это не только локальная история (цензура, авторитаризм в России). Проблема шире — как правильно потреблять новости, как бороться с информационными пузырями, как показывать, что картина мира больше, чем ты видишь.



Как будет устроен сервис?

Там будет «Сюжет» — набор сообщений из разных источников, которые посвящены одному событию. Количество СМИ, написавших об этом, отражают важность инфоповода по мнению журналистов. Самые важные новости окажутся на главной.

В новостных агрегаторах есть подобное. Однако «Сюжет» будет шире: в телеграфном стиле он должен давать краткую сводку о событии: кто, где, когда, что сделал, с кем потом встретился, чем завершилось. Для лаконичности придуман блок аннотации. Алгоритмы будут собирать всё основное по сюжету и связывать это вместе.

Подсчитано, что примерно 70% посетителей агрегаторов не уходят по гиперссылкам, если их не интересуют детали события. Но для оставшихся 30%мы соберём тексты, позволяющие покопаться в произошедшем и сравнить изложение событий в разных медиа. Для этого будет блок с одними заголовками

Нам важно выделить сюжетообразующее сообщение, первоисточник. Например, Пригожин ездит по колониям и агитирует уголовников воевать. Об этом сначала написала «Вёрстка», потом ещё «Медиазона» сделала материал. Многие их процитировали. И вот «Вёрстку» и «Медиазону» мы выносим наверх — смотрите, вот первоисточники. 

Есть также внешние ссылки, вводящие читателя за пределы информационных ресурсов. Допустим, вот пишут про отмену виз, и мы даем ссылки на сайты Европарламента, на который ссылаются многие СМИ: может, этим заинтересуется всего 1% пользователей, но нам кажется важным дать все важные источники информации, до которых можем дотянуться. 

Страница сюжета — модульная. Кому-то достаточно заголовка и аннотации, а кому-то нужны первоисточники или посты, официальные ссылки и пр. 

 

То есть это просто сбор информации, какую найдете, или всё-таки представление разных точек зрения?

Конечно, наша миссия — предоставление в конечном итоге разнообразия позиций и мнений. Но при этом подразумевается подталкивание к тому, чтобы человек сделал выбор. 

Наша жизнь, в том числе политическая, состоит из конкуренции, столкновений. Это важно показывать. Разнообразие есть не всегда , бывает и консенсус по событиям. Но если оно есть, надо его показать.

 У нас будет упор на выделение прямой и косвенной речи, поскольку политические новости на 50% — это слова, обещания, обсуждения, прогнозы. Практически в каждом документе много цитат. Это будет агрегатор с человеческим лицом. Мы хотим правильно ранжировать слова и мнения и научиться их показывать, чтобы читатель мог выбрать, чему ему верить. На старте будет попроще, но станем развивать проект дальше.

 

Как сервис будет работать?

Это будет автоматизированный сервис.

Впрочем, не хочу прикрываться алгоритмами: вот, смотрите, они сами так работают, поэтому это всё объективно. Не верьте никому, кто так говорит, даже мне. Программы пишут люди, люди же обучают ИИ. К автоматизму нужно подходить прагматично.

Нам повезло, что в XXI веке есть мощные вычислительные машины, этим надо пользоваться. Если сервис полностью автоматический, люди всё равно нужны, чтобы следить за ним и развивать. 

Все алгоритмы несовершенны. Пока они будут сырыми, мы хотим механизм ручной корректировки явных ошибок. Будем стремиться к полному автоматизму, хотя проект сложный.


И в чём его сложность? 

Во-первых, он просто состоит из множества алгоритмов. Каждый модуль — это отдельная программа. Мы работаем уже четыре месяца — в два раза дольше, чем я планировал до первого запуска. К текущему моменту почти сделали полноценный агрегатор, пусть и в простом виде. Увидим, насколько он будет востребован. 

Во-вторых, аналогов, с кластеризацией, большой аудиторией, не так много. Когда делаешь много подобных проектов, каждый следующий делать легче, когда нет — возникают сложности.


За счёт чего планируете обеспечить финансирование?

Я говорил, что найду финансирование. Что-то получилось, не так, как хотелось бы. Но есть один грант, плюс несколько фондов интересуются проектом. Поиск финансирования – процесс тоже не быстрый. Надеюсь, после запуска и получения фидбека охват будет больше и тогда снова обратимся к инвесторам и компаниям. Конечно, в режиме чистого волонтёрства проект долго жить не сможет.

Спасибо всем, кто участвует сейчас в нём. Все участники сейчас — люди из IT, инженеры, программисты, работающие на волонтёрских началах. Как мои бывшие коллеги, так и люди, с которыми я раньше не был знаком. Но понятно, что, пока это хобби, эффективность у сервиса будет ниже, чем когда у ключевых людей в проекте  это будет основное занятие. И хотя многие волонтёры уже очень долго живут на энергии энтузиазма (значит идея вызывает интерес), нельзя ею злоупотреблять. В планах — найти финансирование на пару лет, пока не выйдем на бизнес-модель, при которой сервис станет кормить себя сам.

 

Почему, как Вы думаете, никто не придумал подобный проект ещё? Тот же Google. 

Много за что можно уважать эту корпорацию. Но Google News — действительно скромный сервис для такой корпорации. Найдите десятерых людей, кто пользуется поисковиком, и ни у одного Google News не будет основным источником новостной информации. Можете проверить, я проверял.

Почему это происходит у такой мощной технологичной компании? Думаю, что они решили, что им это не нужно. Может быть, Google сервис нужен, так сказать, в плане «подводной части», чтобы собирать информацию и качественно отвечать на пользовательские запросы про актуальные события, а новостной агрегатор как отдельный сервис развивают по остаточному принципу. Но лучше узнать у самого Google — у первоисточника.

Другие новостные агрегаторы, которые мы изучили, мне непонятны. Я смотрю на них и думаю, а какой в них смысл. По какому принципу отбираются медиа, неизвестно. 

Предполагаю, у людей нет доверия алгоритмам, поэтому новости должны проходить редакционный отбор. Поэтому основной вопрос для нас — можно ли сделать подобный агрегатор по-настоящему популярным, массовым?

 

А как вы сами отобрали СМИ для платформы? По каким критериям?

У сервиса будут две версии: русскоязычная и англоязычная. Принцип отбора медиа для них разный. Англоязычный пока нужен для презентации. Он будет содержать 150 источников из 15 стран мира. Это самые популярные в англоязычных странах медиа или английские версии больших изданий в других странах.

В русскоязычной версии на старте не будет иностранных русскоязычных источников, но будут ВВС, «Радио Свобода», которые ориентированы на Россию. Затем расширим список. 

Наша цель в России — помочь притеснённым изданиям. Но, чтобы не получилось дисбаланса, в подборке есть несколько официальных изданий: «Интерфакс», РБК, «Коммерсантъ», «Ведомости», RTVI. Кажется пока, что их достаточно для представления официальной мейнстримной повестки и в целом новостная картина получается взвешенной. 

Сложностей по этому вопросу много. Известны примеры, когда качество сервиса падает из-за изменений в выборке. Как только сервис становится популярным, появляются желающие им манипулировать. Чтобы прийти к тому, чтобы качество не страдало, сервис должен быть более продвинут в плане алгоритмов.

У нас нет ресурсов для полной автоматизации, поэтому на старте будем отбирать сами, прислушиваясь к медиасообществу. Но даже если у нас того или иного источника нет, а он написал что-то, что заметили журналисты, мы его покажем в отдельном блоке на странице сюжета. Ничего важного не упустим.

 

А условную «Комсомольскую правду» в перспективе пустите на платформу?

Честно скажу, текущие алгоритмы ранжирования и кластеризации к этому не готовы. Если мы сейчас подключим все российские государственные сми, то сервис будет транслировать государственную позицию. Нет никакого равенства между официальными и оппозиционными независимыми изданиями. У последних в разы меньше ресурсов и в разы сложнее и опаснее работать.

Мы хотим, чтобы к нашему сервису можно было подключать по формальным основаниям любые новостные издания, но в настоящий момент наши алгоритмы недостаточно совершенные, чтобы это не привело к серьёзному ухудшению основного продукта.

Можно сказать мне — ты хотел сервис без цензуры, но сам проводишь цензуру — хорошо, пусть так. Но все немного сложнее. У Doxa, «Псковской губернии» и других на порядок меньше ресурсов и возможностей работать, они под угрозой преследования, в отличие от государственных изданий. Сравнивать их глупо. 

Или вот иногда в топ выходят целиком придуманные новости. Например, читаешь, что жители Германии требуют от Зеленского капитуляции. Ищешь первоисточник, находишь «РИА Новости», которое ссылается на какую-то газету, где в комментариях несколько человек этого «требуют». Издания перепечатывают это — «новость» видят миллионы. Когда созреем, тогда подумаем, что с этим делать.

При этом мы будет счастливы, если к нам придёт ТАСС (но информагентство борется с тем, чтобы его информацию можно было парсить). «РИА Новости» и ТАСС принципиально различаются. В нулевые «РИА Новости» было модернистское, технологически ориентированное агентство, а ТАСС отставал. Потом «РИА Новости» срослось с Russia Today и изменилось. А ТАСС остался тем, чем было. Мы постараемся, чтобы у нас были все источники. Но для этого должны быть разные фильтры, которые помогут делать разные срезы.

В идеале хочется представленности разных стран, разной направленности и т.д. Хочется, чтобы читатель не терял свой информационный пузырь, читал то, что любит, но по умолчанию видел и пузырь большой: а что считает так называемая объединённая редакция – все обрабатываемые издания вместе. Надеюсь, что в скором времени сможем добавлять все источники. 

Людей не нужно вытаскивать из их пузыря, но здорово, если получится предложить им альтернативу. Вот вы читаете «Комсомольскую правду», а посмотрите ещё вот это. Но пока мы этого не сделали, просто читайте своё, иногда открывайте нас и смотрите, что ещё бывает.

 

В интервью «Холоду» Вы говорили, что в России сформировался нарратив полуправды (сформулирую это так). А как вообще прийти к объективности, на Ваш взгляд? 

Как прийти к объективности, я не знаю. Я верю, что истина существует и бывают однозначные вещи. Например, Волга впадает в Каспийское море. Вопросы обычно вызывают оценки. 

Мы можем только показывать разные значимые трактовки, взвесить и показать: бывает такое, такое и такое. Одна из проблем современного информационного мира — гибридная война, когда пропагандистские медиа мимикрируют под СМИ. То есть оно может выглядеть как информагентство, но заниматься другой деятельностью. Что с этим сделать? У меня нет готового ответа. 

Наш подход заключается в том, что с помощью алгоритмов будем опираться на журналистское (критерии ещё предстоит выделить) экспертное сообщество. И создание контента и определение важности событий — задача редакций, мы же стараемся алгоритмически это понять и представить. 

С самого начала стараемся быть максимально открытыми. Раньше я даже интервью не давал до запуска проектов. К слову, возможно, концепция сервиса важнее того, что сделаем в итоге. Это самоценная история — рассказывать про проект и его принципы. Мы открыты к критике и фидбеку. 

 

Давайте представим ситуацию, что подобный проект существовал бы и ранее. Как бы тогда развивалась «спецоперация», как думаете?

История не любит сослагательного наклонения, но скажу так:

Верю, что наличие такого проекта — популярного, массового, который даёт множество ссылок, первоисточники, показывает целую картину, а также то, откуда пришла информация, кто что думает, — оно сильно, по крайней мере, затруднило бы манипулирование людьми. Как, к примеру, прививки останавливают болезни.

И если большие компании обратят внимание на проблему того, что формирование критического мышления важнее и выгоднее им стратегически, чем сиюминутные заработки, вся планета от этого выиграет. 

Такой сервис — профилактика войны и подобных безумий.

 

Беседовала Мелиса Савина

Поделитесь материалом

Похожие статьи

Контакты

По общим вопросам

[email protected]

По юридическим вопросам

[email protected]

Для СМИ (предпочтительнее Telegram)

+7 903 003-89-52