4 October 2021

Дайджест преследований СМИ: сентябрь'2021

В этом выпуске: самое масштабное расширение реестра СМИ-«иноагентов» с момента его появления, давление на СМИ во время выборов, штраф редактору DOXA за «организацию» митинга одним твитом (уже после его начала) и многое другое.

Раздача ярлыков «иноагентов»

После августовского пополнения перечня СМИ-«иноагентов» журналистское сообщество в начале сентября ответило рядом акций (помимо пикетов и собрания депутатов). Однако действия Минюста, в конце месяца сделавшего самое массовое расширение списка с момента его существования, показали, что останавливаться российские власти не собираются.

1 сентября главные редакторы и издатели более 20 независимых российских изданий потребовали аннулировать список «иноагентов», а также список СМИ-«иноагентов», а также смягчить действующее законодательство об «иностранных агентах». Они подписали открытое письмо президенту России Владимиру Путину, его пресс-секретарю Дмитрию Пескову и министру юстиции Константину Чуйченко с изложением своих предложений.

 

 

8 сентября, в Международный день солидарности журналистов многие российские СМИ провели акцию против закона об «иностранных агентах». Они опубликовали в соцсетях и на своих сайтах сообщение под общим слоганом «Нет иноагентов, есть журналисты». К акции присоединилась и «Роскомсвобода»:

 

«Закон необходимо отменить полностью. Журналисты, честно и качественно выполняющие свою работу, не могут являться чьими-то агентами, потому что в их профессии по определению заложены принципы объективности и всестороннего освещения проблем, а значит, они действуют исключительно в интересах своей аудитории. И только права читателей и имеют значение в этом вопросе, а не зеркальные ответы на действия западных стран».

 

15 сентября объединение журналистов‑расследователей OCCRP объявило о прекращении работы в России из-за «кампании Кремля против независимой журналистики».

 

«За последний месяц большинство российских партнеров OCCRP внесли в список "иностранных агентов" или "нежелательных организаций". Получившие такой статус СМИ должны соблюдать жесткие требования, которые мешают работать. Многие вынуждены закрыться», — говорится в сообщении.

 

В центре уточнили, что их участники продолжат выпускать расследования о России, OCCRP предложил помочь журналистам с эмиграцией и поиском новой работы.

16 сентября появилась информация, что провластный «борец с коррупцией» Виталий Бородин, после жалобы которого «Проект» признали «нежелательной организации», подал иск к «Медузе». Претензии Бородина связаны с расследованием издания, в котором рассказывается, что Совбез и ФСБ участвуют в составлении списков «иноагентов».

22 сентября издание The Bell потребовали признать «иноагентом». Соответствующее обращение в Генпрокуратуру «активист» Александр Ионов, прославившийся своими многочисленными доносами на журналистов и независимые издания. Позднее он написал донос и на основательницу The Bell Елизавету Осетинскую.

23 сентября суд в Москве признал законным включение журналистов «Радио Свобода» в реестр «иноагентов» Ильи Рождественского и Елизаветы Маетной. Оснований для включения журналистов в перечень, как пишет юрист Павел Чиков, так никто не узнал: с документом из Росфинмониторинга истцам и адвокату ознакомиться не дали, сославшись на то, что он лишь для служебного пользования.

28 сентября появилась информация, что Виталий Бородин написал в прокуратуру обращение с требованием признать «иноагентом» издание «Орловские новости». На счету Бородина уже несколько признанных иноагентами изданий.

 

«Впервые за последние годы не просто активизировались доносчики — они делают это демонстративно при явной поддержке и поощрении со стороны государства. И им не стыдно, они бравируют этим. Это вносит раскол в общество и провоцирует напряженность. Все это создает серьезный риск для гражданского общества, российского медиапространства и медиарынка в том числе», — говорит директор и ведущий юрист Центра защиты прав СМИ Галина Арапова.

 

 

Источник: «Новая газета»

 

29 сентября Минюст включил в список СМИ-«иноагентов» главного редактора и издателя «Медиазоны» Сергея Смирнова и Петра Верзилова, «Зону права» и ещё порядка 20 человек (многие из них перечислены на сайте «Голоса», ещё один — бывший координатор «Открытой России» по Тверской области).

 

«Ярлык «иностранного агента» делает работу журналистов очень сложной — а иногда и просто невыполнимой. Каждый сотрудник «Медиазоны» теперь может попасть в этот реестр и в личном качестве (а это может привести даже к уголовному делу). Из-за этого ярлыка с нами откажутся общаться некоторые герои, чиновники перестанут отвечать на наши вопросы, коллеги будут опасаться ссылаться на наши публикации, а читатели репостить их — ведь никто не знает, не придут ли потом и за ними. Клеймо «иноагента» для того и нужно, чтобы люди обходили нас стороной», — отреагировали в редакции «Медиазоны».

 

Минюст внёс в реестр незарегистрированных общественных объединений, якобы выполняющих функции иностранного агента, правозащитный медиапроект «ОВД-Инфо».

 

«Принципиально ничего не меняется. Как работали, так и будем работать. Мы в отличие от СМИ не обязаны на каждом своем высказывании вешать эту ужасную плашку. Но, конечно, это сложно. Прежде всего, это сигнал, что нас можно атаковать», — написал сооснователь «ОВД-Инфо» Григорий Охотин.

 

По итогам массового давления на СМИ в этом месяце телеграм-канал Центр защиты прав СМИ сделал следующие выводы: 


«1. Реестр используется как карательная мера (большинство добавленных вчера людей — не журналисты).

2. Общественные волнения по этому поводу эффекта не имеют. Силовые ведомства действуют по принципу "собака лает, караван идёт"».

 

Глава юридической практики «Роскомсвободы» Саркис Дарбинян уверен, что СМИ не должны сдаваться, им следует дойти до ЕСПЧ:

 

«Важно постоянно обжаловать статусы «иноагентов». Иски должны проходить все инстанции в России и отправляться в ЕСПЧ. Таким образом, должно работать адвокатирование, а ещё — информирование аудитории о незаконности требований государства. Это то, что может делать сообщество. Это правильно. Хотя российские суды вряд ли будут на стороне заявителей, но это то, над чем нужно работать.

 

Аудитория же пострадавших СМИ и НКО может поддерживать их следующим образом:

– подписать петицию;

задонатить независимым журналистам и правозащитникам.

Всего за 2021 год в реестры «иноагентов» к настоящему моменту попали 11 СМИ, 42 журналиста и 8 НКО.

 

 

Положение СМИ во время выборов 

Движение «Голос» считает, что вышеописанное давление на СМИ было в том числе направлено против честных выборов. В преддверии дня голосования усилилось давление государства на независимых наблюдателей и журналистов.

 

«Все это сопровождалось скоординированной государственной кампанией по созданию и распространению лжи в целях дискредитации гражданского наблюдения, в которую были вовлечены центральные телеканалы и другие крупные СМИ, члены общественных палат и избирательных комиссий, которые без какой-либо проверки распространяли постановочные видео и другую ложную информацию, извлеченную из анонимных телеграм-каналов», — говорится на сайте «Голоса».

 

8 сентября у редакции It's My City заблокировали аккаунт в Instagram. Кроме того, в тот день на почту произошла спам-атака, а за пару дней до этого неизвестные накидали соцсети жалоб на страницу издателя IMC Дмитрия Колезева.

 

«Это к вопросу о том, что «трогать» будут только большие федеральные издания, которые высовываются, а если вы маленькое локальное медиа — то вы в безопасности. Никто не в безопасности. Даже вы», —  высказался автор телеграм-канала «Местами» Александр Жиров.

 

10 сентября главреда ростовского интернет-издания «Голос» Игоря Хорошилова задержали из-за поста об «Умном голосовании». 20 сентября суд в Ростове-на-Дону арестовал его на 10 суток.

 

К оставшимся новостям

7 сентября защищавший Ивана Сафронова адвокат Иван Павлов сообщил, что покинул Россию. Напомним, весной юристу предъявили обвинение в разглашении тайны следствия в связи с делом Сафронова, а суд наложил на него запрет пользоваться интернетом и средствами связи. 

Обвинение связано с двумя эпизодами: передачей Павловым газете «Ведомости» постановления об обвинении Сафронова и сообщением журналистам о появлении в деле показаний секретного свидетеля.

14 сентября МЧС Псковской области потребовало возбудить в отношении главного редактора «Псковской губернии» Дениса Камалягина уголовное дело по статье о распространении фейка. 

Несколькими днями ранее газета опубликовала новость, сославшись на сообщение от официального ведомства:с электронной почты прокуратуры Порховского района было разослано письмо о якобы разлитых военными химических веществах. Вместе с сообщением был прикреплен файл от якобы областного управления МЧС, где информацию о разливе подтвердили.

Позднее выяснилось, что вся информация — фейк, никакого разлива нет. По словам представителей прокуратуры, их в тот день взломали. Издание выпустило опровержение. В первоначальную новость было добавлено сообщение, что информацию опровергли. Однако МЧС написало заявление на Камалягина, обвинив его в публикации недостоверной информации. В защиту псковского журналиста включились «Сетевые Свободы».

15 сентября появилось сообщение о тендере Роскомнадзора на систему «Мониторинг информационных ресурсов» для обнаружения нарушений закона в соцсетях и СМИ. Ведомство выделило на неё 58,5 млн руб.

Помимо поиска запрещенных материалов, можно будет поставить на мониторинг имя любого человека, а сервис семантического анализа определит позитивную или негативную тональность пользователей к нему.

Позднее подведомственный Роскомнадзору Главный радиочастотный центр (ГРЧЦ) опубликовал на портале госзакупок тендер на разработку техзадания для системы поиска нарушений законодательства РФ в изображениях и видеоматериалах, размещенных в интернете. Стоимость тендера — 15 млн руб.

27 сентября Рскомнадзор потребовал от «Тайги.инфо» и NGS24 удалить публикации о перебоях с поставкой продуктов в магазины красноярского поселка Хатанга. Регулятор посчитал, что в тексте содержалась «недостоверная общественно значимая информация, распространяемая под видом достоверных сообщений».

30 сентября основателя The Insider Романа Доброхотова объявили в розыск. В тот же день в Москве около семи утра полиция пришла с обыском к его родителям. Журналиста обвиняют, что он якобы незаконно пересёк государственную границу РФ по направлению Воронежской и Луганских областей. 

30 сентября бизнесмен Евгений Пригожин подал иск к «Эху Москвы» и его главреду Алексею Венедиктову из-за заявлений о якобы имеющих место связях коммерсанта с ЧВК «Вагнер». По словам истца, эти утверждения не соответствуют действительности.

 

 

30 сентября же Тверской суд Москвы назначил редактору DOXA Армену Арамяну штраф 20 тыс. руб. по делу об «организации» митинга против фальсификации выборов. Речь идёт о твите со ссылкой на выступление кандидата от КПРФ и доцента МГУ Михаила Лобанова на акции против фальсификации выборов. Получается, Армен «организовал» митинг после его начала.

 

Две хорошие новости на фоне произвола

14 сентября стало известно, что в полицию поступили три жалобы на «ЛГБТ-пропаганду» в сюжете программы «Дождя» «Женщины сверху». Заявители пожаловались на видео из-за того, что в нём якобы содержится «пропаганда нетрадиционных сексуальных отношений» среди несовершеннолетних. Юрист «Дождя» в отделе полиции сообщил, что на сайте канала указано возрастное ограничение 18+. Оперативник согласился с тем, что состава правонарушения в сюжете нет, и не стал составлять административный протокол. 

28 сентября кассационный суд оставил без изменений апелляционное определение Мосгорсуда по делу Пригожин против «Медузы». Ранее суд постановил взыскать с «Медузы» в пользу Пригожина 80 тысяч рублей. Апелляция отменила решение Савеловского райсуда, который ранее встал на сторону издания и отказал предпринимателю в иске.

 

Поделитесь материалом

Похожие статьи

Контакты

По общим вопросам

[email protected]

По юридическим вопросам

[email protected]

Для СМИ

+7 903 003-89-52