9 August 2022

Дайджест преследований СМИ: июль’2022

В этом выпуске: преследование Профсоюза журналистов, блокировки недавно созданных медиа и запуск проекта «Кто ответил за слова» — про жизнь региональных медиа в эпоху военной цензуры

Военная цензура, блокировки и даже карательная психиатрия

7 июля исполнилось два года с момента задержания бывшего журналиста и советника главы «Роскосмоса» Ивана Сафронова, обвиняемого в госизмене. С 2020 года он находится под стражей в СИЗО «Лефортово». Итог двух лет: из дела устранены 3 адвоката, самому Сафронову разрешено 0 свиданий, его 2 раза отправляли в карцер. Сейчас по делу идут заключительные слушания.

12 июля журналиста Юрия Дудя признали виновным в пропаганде гомосексуализма среди несовершеннолетних. Суд оштрафовал журналиста на 120 тыс. руб., Дудь на заседание суда не явился.

13 июля Евгений Пригожин потребовал от Следственного комитета завести уголовное дело на специального корреспондента «Медузы» Лилию Яппарову и редакционного директора издания Татьяну Ершову. Предпринимателю не понравилось, что «Медуза» обратилась в пресс-службу его компании «Конкорд» с вопросами об участии ЧВК Вагнера в боевых действиях в Украине. 20 июля Пригожин потребовал объявить «Медузу» «нежелательной организацией». 

В тот же день обвиняемая по делу о «фейках» про российскую армию журналистка RusNews Мария Пономаренко рассказала, что в психбольнице ей насильно делали инъекции неизвестного препарата. В клинику её переводили из СИЗО.

«Там творился треш. Меня за требование личной одежды, посуды, мыльно-рыльных средств и прокладок насильно кололи неизвестной субстанцией, которая должна была успокаивать. <...> Вернулась в СИЗО как в санаторий», — написала она в своём письме.

Позднее Пономаренко оштрафовали на 15 тысяч рублей за комментарий в TikTok о сотрудниках полиции. В нём суд обнаружил «негативную оценку группы лиц, выраженную в оскорбительной форме». Как говорится в решении суда, Пономаренко своими словами «унизила достоинство [полицейских] по признаку принадлежности к правоохранительной структуре власти».

Суд отказал журналистке «Дождя» Марии Борзуновой в снятии с неё ярлыка «иноагента». Напомним, её объявили «иностранным агентом» из-за 1290 руб. от гражданина США Эвана Гершковича (по словам журналистки, её друга, с которым они покупали друг другу выпивку в баре) и 10270 руб. от гражданки Белоруссии Надин Лахбаби (продюсера «Дождя»), которая заказывала для Борзуновой еду.

Проекты Bellingcat и Insider объявили «нежелательными организациями». 

«Продолжается тенденция объявлять СМИ нежелательными организациями. На этот раз Инсайдер и Беллингкэт. Главная проблема здесь, что внутри России работать журналистам становится практически невозможно и даже сотрудничать. Потому что со второго протокола будет уголовное дело. Но, наверное самое неприятное, при желании можно протоколы составлять даже на тех, кто поставил ссылки в соцсетях. С другой стороны механизмов репрессий настолько много, что трудно даже запомнить как можно и как нельзя себя вести в соцсетях. Так-то и любой пост в фейсбуке или инстаграме при желании может превратиться в уголовку», — написал по этому поводу главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов.

15 июля, по данным Readovka, в редакции BAZA и дома у главного редактора Глеба Трифонова прошли обыски. 

«Не знаем, что случилось, но, видимо, произошёл фальстарт. Редакция «Базы» благодарит «Ридовку» за предупреждение», — отреагировали в BAZA.

Военной цензуре снова подверглось издание «Спектр». Первый раз проблемы с доступом к сайту возникли ещё в прошлом году, когда Генеральная прокуратура, видимо, нашла призывы к массовым беспорядкам и экстремизму в публикации «Идет охота на Волкова. Власти Литвы отказались арестовывать главу избирательных штабов Навального по запросу России». Уже через год, когда случилась так называемая «специальная военная операция», Генпрокуратура снова внесла ссылку «Спектра» по HTTPS, только на этот раз — из соображений военной цензуры. Наконец, на днях ещё одна статья издания попала в реестр заблокированных, только на этот раз к военной цензуре подключился Акшинский районный суд Забайкальского края.

Минюст внёс в реестр «иностранных агентов» юрлицо журналиста Алексея Пивоварова — ООО «Вертолет и Ко» Журналист зарегистрировал его, чтобы по закону об «иноагентах» отчитываться перед Минюстом о доходах и расходах. Ведомство внесло Пивоварова в реестр 3 июня.

19 июля суд оставил в силе штраф в 300 тыс. руб. для «Холода» за текст о домогательствах Александра Кобринского к студенткам. Редакци решение оспорила.

В тот же день стало известно, что сайты Сети городских порталов стали отключать комментарии к новостям о погибших в Украине земляках. Источники «Местами» в Сети городских порталов рассказали, что закрывать комментарии к некоторым публикациям на «военные» темы в соцсетях изданий холдинга Шкулёва стали ещё 4 марта. 

«Теперь прокомментировать новости о погибших невозможно и во ВКонтакте, и в запрещённых Российской Федерацией социальных сетях, где большинство СМИ продолжает вести свои страницы, а большинство людей всё равно продолжает находиться, читать и комментировать (см. "Роскомнадзор + анус")», — говорится в телеграм-канале издания.

Надымский городской суд в третий раз признал фельетон «Красной бурды» «Как брать и давать взятки, чтобы за это потом не взяли» запрещённым. До это к нему придирались в Саратовской области и Ставропольском крае.

«Почему эта дурацкая история очень важна? Потому что она показывает, на что и как тратят время и государственные деньги прокуратуры и суды от Ямала до Ставрополя», — написал телеграм-канал «Цифровое средневековье».

20 июля суд в Рязани удалил журналистов с заседания, где рассматривается дело экс-военного. Он получил штамп «о предательстве» за отказ от участия в спецоперации. 

В тот же день главред «ТочкаНьюс» Дмитрий Фоминцев рассказал «Подъёму» о том, что договорился с региональным министром обсудить ситуацию в сельском хозяйстве, но внезапно глава ведомства попросил согласовать интервью с областным депинформполитики.

«Он мне перезванивает и говорит, что по велению департамента информполитики без запроса интервью давать не может. Отправляю 18-го числа всё четь по чести в ДИП на почту запросов, на что мне приходит ответ: составьте, пожалуйста, вопросы. Подписи конкретного ответственного человека за этот ответ нет. Но я сомневаюсь, что без госпожи Хусаиновой [глава ДИП] такой бы ответ отправили с официальной почты. Вот так у нас получается, что бюрократия вперёд кобылы бежит», — возмутился журналист.

Суд в Москвы оштрафовал журнал The New Times и его главного редактора Евгению Альбац на 670 тыс. руб. за распространение «фейковой» информации. 

24 июля Роскомнадзор заблокировал сайт издания «Черта», сообщил главред СМИ Илья Панин.

27 июля Кировский районный суд Екатеринбурга оштрафовал главного редактора газеты «Вечерние Ведомости». А главному редактору интернет-издания The Insider Роману Доброхотову стал грозить крупный штраф за «дискредитацию» российской армии.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что в России запретят работать иностранным СМИ. Он назвал это ответом на санкции против российского RT в Европе.

28 июля суд в Москве оштрафовал на 10 тысяч рублей главреда «Медиазоны» Сергея Смирнова по закону об «иноагентах».

 

Преследование Профсоюза журналистов

4 июля суд приостановил работу Профсоюза журналистов и работников СМИ в связи с возбуждением административного дела о «дискредитации армии». 10 июля Прокуратура Москвы и вовсе попросила Мосгорсуд ликвидировать организацию. 

Напомним, в мае прокуратура проверяла деятельность Профсоюза и требовала предоставить данные об организации, её устав, решения и протоколы съездов и заседаний, сведения об источниках финансирования и финансово-хозяйственной деятельности, а также о мероприятиях, которые проводила организация.

18 июля судебное дело о ликвидации Профсоюза журналистов и работников СМИ вышло на международный уровень. Организацию поддержали ОБСЕ и «Репортеры без границ».

3 августа оштрафовал Профсоюз на 500 тысяч рублей по ст. 20.3.3 КоАП («дискредитация армии»).

 

Издания-бабочки: не живут и двух месяцев

15 июля сотрудники «Новой газеты» запустили в России журнал «Но», или «Новая рассказ-газета».

«Если «Новая газета», к которой все мы, безусловно, причастны и верность которой храним, изучала вопросы власти, войны и мира, коррупции, элиты, то «НО» — это скорее не о власти. Это о нас, об обществе. Почему мы там, где мы есть, и вот такие, какие есть», — говорилось в релизе. 

Сайт нового издания заблокировали спустя неделю.

«Мы продержались 7 дней и 9 часов. Письмо от РКН, в котором они проинформировали нас, что мы «не жильцы», пришло в субботу [23 июля] вечером. Через два часа началась блокировка. Утром в воскресенье кое-где сайт был еще доступен. А где-то висела стыдливая надпись "Подключение не защищено"», — прокомментировала это редакция «НО».

24 июля Роскомнадзор заблокировал сайты молодых изданий «После» и «Дрон Медиа».

«Эта репрессивная статья уже применялась для блокировки сотен оппозиционных и просто правдивых медиа в России. И вот теперь, через два месяца работы „После“, пришла наша очередь. Мы воспринимаем это как признание заслуг и без сомнений продолжим свою борьбу против войны и путинской пропаганды. В ближайшее время наш сайт будет восстановлен!» — заявила редакция “После”.

У «Дрон Медиа» помимо сайта для российских интернет-пользователей заблокирован доступ и к странице во «ВКонтакте».

«Мы были готовы к этому, хоть и удивлены, как быстро под запрет попадают даже совсем молодые независимые издания — «Дрон Медиа» работает чуть больше месяца, — говорится в заявлении издания. — Для нас это всего лишь знак, что мы движемся в правильном направлении. Всего лишь знак, что нужно говорить правду ещё громче».

 

Кто отвечает за слова?

«Бумага: всё о Петербурге, «ТВ2» и «Редактор-22» несколько месяцев изучали истории изданий из разных городов России и опыт их борьбы.

По итогу они выпустили проект «Кто ответил за слова». В рамках него журналисты из разных регионов не только осмысляют, что случилось и что происходит сейчас, но и пытаются понять, какое у российской журналистики будущее.

Читайте истории 10 региональных медиа, о которых, вы, возможно, раньше не знали, здесь

Ведущий юрист организации Саркис Дарбинян отметил, что это очень разные ресурсы, которые высказывались по поводу военных действий и возможных потерь:

«Зарегистрированные СМИ, незарегистрированные медиа, иностранные, украинские, европейские. Есть даже один ресурс, который предоставляет услуги такси, — они у себя в блоге написали новость о „спецоперации“».

 

«Сетевые свободы» подсчитали, что основной преследуемой группой по статье 207.3 УК о военных «фейках» ожидаемо стали СМИ. Из 73 известных уголовных дел в 12 фигурантами стали представители медиа. На втором месте гражданские активисты (7 человек), на третьем — политики, включая муниципальных депутатов, и блогеры. Интересно, что среди обвиняемых есть полицейские и священники.

Половина СМИ из десятки самых цитируемых сайтов, по версии «Медиалогии», в российском интернете являются заблокированными или «иноагентами»

ОВД-Инфо, «Мемориал», «Сетевые Свободы» и Центр защиты прав СМИ направили Спецдокладчику ООН по вопросу о свободе мнений и их свободном выражении Ирен Хан анализ ситуации в России. На основе этого материала эксперт сможет включить в свой доклад пункты об ограничении прав человека в России для фиксации нарушений на международном уровне. Подробнее читайте о нём здесь.

 

Красивое

11 июля выпускники журфака НИУ ВШЭ пришли на вручение дипломов в футболках в поддержку СМИ, которые уже успели испытать на себе силу цензуры. 

 

Поделитесь материалом

Похожие статьи

Контакты

По общим вопросам

[email protected]

По юридическим вопросам

[email protected]

Для СМИ (предпочтительнее Telegram)

+7 903 003-89-52