Дайджест преследований СМИ: февраль-март’2022

Февраль. Достать чернил и плакать! В этом выпуске: удаление расследований Навального, угрозы Кадырова (спорим, вы уже об этом забыли), дело Сафронова и, конечно же, «спецоперация».
Источник: Pixabay

Тот-кого-нельзя-называть-Навальный

 

1 февраля Роскомнадзор, сославшись на закон об экстремистской деятельности, потребовал от российских СМИ удалить заметки о главных расследованиях Навального («Он вам не Димон», про дворец Путина, квартиру Чемезова на Манежной площади, дачи Рогозина и т.д). Соответствующие письма получили «Дождь», Znak.com, «Медуза», «Эхо Москвы», Forbes и другие.

«Дело в том, что на прошлой неделе на «Санденс» был показан и получил приз зрительских симпатий фильм о Навальном, в котором также есть сцены съемки расследования про дворец в Геленджике. Во-вторых, за пару дней до этого команда ФБК выпустила видео с фотографиями дворца, сравнив их с рендерами из расследования год назад, — предположил телеграм-канал «Можем объяснить». — Все это вызвало новый массовый интерес к теме, о которой россияне стали забывать. Это показывает стремительный рост числа запросов в Google и Яндекс. Власти, как умеют, пытаются пресечь эту тягу граждан к познанию тайн элиты».

7 февраля «Медиазону» и её главреда Сергея Смирнова оштрафовали на 40 тыс. и 4 тыс. руб. соответственно  за неуказание на запрет деятельности в России Штабов Алексея Навального (собственно, признаны экстремистскими и запрещены) в новости о приговоре по Санитарному делу.

 

Кровожадное-«личное»-мнение-Кадыров

 

8 февраля «Дождь» подал в Следственный комитет заявление на Рамзана Кадырова. Ранее глава Чечни назвал «Дождь», «Новую газету», её журналистку Елену Милашину и правозащитника Игоря Каляпина «террористами». Возбудить уголовное дело в отношении Кадырова также потребовала «Новая газета». Обратился в Следственный комитет с требованием провести проверку и Профсоюз журналистов.

Речь идет о посте главы Чечни 24 января, в котором он прокомментировал похищение чеченскими силовиками Заремы Мусаевой, жены судьи Верховного суда Чечни в отставке Сайди Янгулбаева и матери бывшего юриста «Комитета против пыток» Абубакара Янгулбаева. В нём он написал, что для него «террористами являются и Каляпин с Милашиной, которые зарабатывают на теме Чеченской Республики и чеченцев, разрабатывая сценарии и нашептывая на ухо своим персонажам тексты и поведение». Кроме того, депутат из Чечни Адам Делимханов и ещё с десяток чеченских силовиков угрожали «отрезать головы» членам семьи судьи Янгулбаева.

Примечательно, что пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков назвал высказывание чиновника Кадырова «личным мнением».

«Во время предыдущего конфликта Кадырова с «Новой газетой» весной 2021 года Дмитрий Песков заявлял, что «безопасность журналистов должна быть абсолютно непререкаема, ничто не должно представлять угрозу журналистам».  Докажите это. Остановите Кадырова», — отреагировала «Медуза». 

Петиция за отставку Кадырова к 4 апреля набрала более 275 тыс. подписей.

«Мы не питаем больших иллюзий относительно судьбы обращений в правоохранительные органы. <...> В условиях, когда публичные акции в стране фактически запрещены, онлайн-петиция — важный способ манифестации общественного мнения», — заявили в Профсоюзе журналистов.

 

Ещё-полгода-на-измене-Сафронов

 

Суд запретил адвокатам журналиста Ивана Сафронова делать выписки из 23 томов уголовного дела. Документы на 10 тысяч страниц  защите нужно было запомнить и выучить на слух до 11 февраля, до очередного заседания.

«Как можно в таких условиях говорить о полноценной защите доверителя и построении определенной стратегии?» — возмущались представители защиты.

5 марта Генпрокуратура утвердила обвинительное заключение по делу. По версии следователей, Сафронов передал чешской и немецкой разведкам данные об обороноспособности страны. 

22 марта Мосгорсуд на полгода продлил Сафронову арест на полгода.

 

Deutsche Welle, смытая RT

 

3 февраля МИД озвучил ответные меры на блокировку вещания RT в Германии. Среди них – прекращение спутникового и иного вещания телерадиокомпании Deutsche Welle на территории России и  инициирование процедуры рассмотрения вопроса о признании Deutsche Welle СМИ-иноагентом.

«Но что интересно: в качестве санкций МИД также предлагает признать DW иноагентом. А Минюст в судах говорит, что иноагентство — это никакое не наказание, а просто такой статус, который якобы никак не мешает СМИ», — отреагировал главред Republic Дмитрий Колезев. 

11 февраля Евросоюз выступил в поддержку независимых СМИ в России и призвал российские власти пересмотреть эти решения. Политики обратили внимание на три случая:

• запрет на работу Deutsche Welle в России и возможное признание DW иностранным агентом;

• требование Роскомандзора удалить статьи о расследованиях команды Алексея Навального;

• блокировку сайта ОВД-Инфо.

 

«Кругом враги»: «иноагенты», двойной агент «Росбалт» и раздающий интервью адвокат Павлов

 

Минюст не забывал пополнять реестр. За два месяца перечень вырос на четыре строчки. В него внесли учредительницу Sota.Vision Александру Айнбиндер, ООО «Новогодний выпуск» и ООО «Процесс 2021», а также, собственно, Deutsche Welle.  

1 февраля власти объяснили, почему признали «иноагентом» «Росбалт» — единственное  государственное издание в реестре. Причиной послужило получение СМИ в январе 2020 года 90 тыс. руб. от информационно-аналитического центра «Сова» за аренду зала для пресс-конференции. Объявленная «иноагентом» «Сова», в свою очередь, получила деньги от Евросоюза.  В судебном решении также сказано, что «Росбалт» цитировал и участвовал в подготовке материалов других «иноагентов»: «Голос Америки», «Кавказ.Реалии», «Настоящее Время» и «Север.Реалии».

«Мы редчайшие в истории. Мы единственное в мире СМИ — двойной агент. И иностранное, и государственное. И то, что у нас есть своя точка зрения на происходящее, теперь инкриминируется как государственность или, наоборот, как иноганетство. Я это характеризую как шизофрению», — прокомментировала гендиректор «Росбалта» Лариса Афонина. 

14 февраля стало известно, из-за чего объявили «иноагентом» адвоката Ивана Павлова — из-за комментариев СМИ-«иноагентам». По версии Минюста, Павлов «участвовал в создании» материалов «Медузы», «Радио Свобода», портала «Сибирь. Реалии» и телеканалов «Настоящее время» и «Дождь», давая им интервью и комментарии по поводу своей деятельности и дела Ивана Сафронова. Кроме того, он публиковал ссылки на материалы «Дождя» и «Радио Свобода». Позднее суд отказался признать незаконным внесение адвоката Павлова в реестр иноагентов.

Глобус неожиданных случаев внесения в реестр граждан и организаций от «Медиазоны» можно посмотреть здесь. Минюст обнаружил интересную вещь: на внутренние процессы в России пытаются повлиять Нигерия, Марокко, Казахстан, Узбекистан и Афганистан, причём не через НКО, гранты и посольства, а через сторублевые переводы на карту от физических лиц.

О том, как живут «иноагенты», можно прочитать в The Village.

 

Роскомнадзор-запрещающий-Тургенева

 

16 февраля Роскомнадзор подал в суд на журнал о поэзии за цитату с матерным словом из письма Тургенева. В нём поэт написал слово «в******к», использовавшееся то время в значении «внебрачный сын».

 

24 февраля – Рубикон пройден 

 

24 февраля Россия ввела войска на территорию Украины. С тех пор в отношении россиян многое изменилось как внутри нашей страны, так и за рубежом.

 

Блокировка независимых СМИ в России

 

24 февраля Роскомнадзор фактически ввёл военную цензуру. Ведомство заявило, что что СМИ, информационные ресурсы при подготовке материалов и публикаций, касающихся «проведения специальной операции в связи с ситуацией в Луганской народной республике и Донецкой народной республике», обязаны использовать информацию и данные только из официальных российских источников.

Официальные российские источники не единственные источники информации, закон не обязывает использовать только их, пояснил юрист «Роскомсвободы» Севан Авалян:

«Закон «О СМИ» даёт гарантию свободного поиска, получения, производства и распространения массовой информации, — рассказал он. — Достоверными могут быть также не российские источники. Но, чтобы не возникало ответственности, информация или должна быть достоверна, или распространитель не должен осознавать, что публикуемая информация ложна, а подаётся, как достоверная. Об этом говорят ст. 207.1 и ст. 207.2 УК РФ».

25 февраля российский МИД с формулировкой «за непрофессионализм» исключил из пула журналиста «Коммерсанта» Елену Черненко, которая организовала открытое коллективное письмо журналистов против войны. 

28 февраля заблокировали DOXA. До этого Роскомнадзор на основании постановления Генпрокуратуры потребовал заблокировать текст DOXA «Справочник для антивоенных споров в семье и на работе». 

1 марта Генпрокуратура РФ потребовала ограничить доступ к сайтам радиостанции «Эхо Москвы» и телеканала «Дождь» из-за материалов «с призывами к экстремистской деятельности». По данным ведомства, эти СМИ также «целенаправленно и систематически» публикуют «заведомо ложные сведения о действиях российских военных в рамках специальной операции по защите ДНР и ЛНР». 3 марта Совет директоров ликвидировал «Эхо Москвы».

«Закрытие «Эхо Москвы» это не просто закрытие оппозиционного СМИ, где гости озвучивали различные неудобные для власти точки зрения. Это еще и показатель для нас с вами и сигнал туда — на Запад. Для нас — это показатель того, что эпоха говорить то, что думаешь заканчивается. Начинается эпоха «думай ЧТО говоришь». Закрытие самой популярной радиостанции в стране лишний раз показывает, что для власти «Эхо» было лишь бутафорией свободы слова: «Смотри, Запад, ты говоришь, что у нас нет свободы слова? А вот есть «Эхо Москвы». Теперь власти некому показывать это «свободу слова», а это значит, не нужно оно вовсе», — отреагировал адвокат Калой Ахильгов.

5 марта Владимир Путин подписал закон о больших сроках за публикацию альтернативного мнения про военных РФ. Поправки в УК подразумевают наказание за распространение «заведомо ложной информации о деятельности вооруженных сил РФ» и за «дискредитацию использования российских войск», санкция за нарушение новой статьи — от штрафа не более полутора миллиона рублей до лишения свободы на срок до 15 лет.

«Ощущение истерики. Угрозы сажать на 15 лет за «фейки» о вооружённых силах, угрозы сажать на 20 лет за любую помощь Украине, ковровые блокировки СМИ. Уверенная в себе власть так себя не ведёт», — написал  Колезев.

В связи с этим изменили форматы вещания: «Редакция»; ВВС ; «Новая газета»; Colta; The Bell; «Осторожно, новости»; «Дождь»; и др.

Роскомнадзор провёл настоящую чистку и заблокировал сайты следующих СМИ: «Медиазона», Republic, «7х7», «Агентство», «Сноб», «Собеседник», «Настоящее время», «Псковская губерния», «Тайга.инфо», «Медуза», «Би-би-си», Deutsche Welle, The Village, «Наша Нива», TJ и др.

Кроме того, в России заблокированы сайты Минздрава Украины, Днепровского вуза и крупных украинских СМИ.

ЕСПЧ уже признавал тотальную блокировку СМИ в России незаконной. Вот только теперь юрисдикция ЕСПЧ на нас не распространяется. Впрочем, на нарушения, произошедшие до 16 марта, всё ещё можно подать в Суд. 

«Вконтакте», «Одноклассники» и «Яндекс.Дзен» на своих платформах стали блокировать странички следующих СМИ: «Север.Реалии», «Радио Свобода», «Настоящего времени», «Медузы», «7х7». Также известно, что во «ВКонтакте» заблокированы группы Republic, The Village  и «Медиазоны»

«Независимость и свобода СМИ в условиях острых конфликтов или напряжённости ещё более значимы, чем в спокойные времена. СМИ, будучи представителями общества, четвертой властью, могут подняться над ситуацией, выслушать все стороны, сопоставить факты, обратиться за анализом к экспертам, — говорит пресс-секретарь «Роскомсвободы» Наталья Малышева. — Качественная независимая журналистика особенно важна, когда стороны находятся в пылу вражды и хотят победы любой ценой, даже с помощью распространения фейк-ньюс или запрета какой-то информации».

 

14 марта редактор Первого канала Марина Овсянникова в прямом эфире вечерней программы «Время» развернула плакат со словами о боевых действиях на территории Украины и лжи, которой заливают глаза и уши россиян с телеэкранов. За это её оштрафовали на 30 тыс. руб. за призыв выходить на антивоенные митинги, который судья увидел в её видеообращении, записанном ещё до выхода с плакатом.

«...а когда я вышла на следующей на работу, то на Первом канале была просто ужасающая атмосфера: выпуски новостей [с пропагандой] шли нон-стоп, а перед моими глазами-то была [совсем другая] картинка из западных агентств, потому что я сейчас работаю — вернее, работала — международным редактором», — пояснила журналистка.

25 марта на Овсянникову завели ещё одно административное дело. На этот раз — по новой статье о дискредитации ВС РФ.

21 марта Роскомнадзор ограничил доступ к материалам издания Euronews на территории РФ из-за фейков о специальной военной операции на Украине.

21 марта анонимный пользователь в соцсети попросил ФСБ привлечь к ответственности главреда владимирского издания «Довод» Илью Косыгина. Он публиковал информацию о владимирцах, погибших во время спецоперации в Украине.

«Еще 34 моих знакомых скинули тоже самое. Из них шесть человек официально написали. 15 лет тебе точно теперь обеспечено без забот», — написал ему аноним.

28 марта «Новая газета» приостановила выпуск на сайте, в сетях и на бумаге — до окончания «специальной операции на территории Украины». Издание получило второе предупреждение Роскомнадзора: после этого у него могут отозвать лицензию.

30 марта LG по требованию Роскомнадзора удалила приложение «Настоящего времени» из Smart TV на территориях России и Беларуси.

Четверть регионов лишилась местных СМИ. После начала спецоперации Роскомнадзор начал блокировать их из-за материалов о военных действиях в Украине. Часть изданий закрылась после введения уголовной ответственности за фейки о российской армии. По подсчётам «7x7», доступ ограничен к 19 локальным медиа.

 

Запрет российских государственных СМИ за рубежом

 

25 февраля Польша, Литва, Эстония и Латвия запретили трансляцию российских каналов, таких как «Россия», «России 24», «РТР Планета», «НТВ Мир».

26 февраля ВГТРК, Первый канал и Радио дом «Останкино» приостановили членство в Европейском вещательном союзе.

27 февраля Европейский союз запретил вещание RT, а также объявил о блокировании работы агентства Sputnik (входит в МИА «Россия сегодня», которое возглавляет главный редактор RT Маргарита Симоньян). Приостановили вещание RT и в Австралии.

17 марта Канада запретила вещание телеканалов RT и RT France

«Комиссия считает, что дальнейшее вещание телеканалов RT и RT France не отвечает общественным интересам. <...> Канадские вещатели более не имеют права распространять их сигналы в Канаде», — cказано в заявлении канадского регулятора.

Блокировали российские государственные СМИ и соцсети. Так, Facebook ограничил доступ к телеканалу «Звезда» и РИА Новости, TikTok заблокировал аккаунты RT и Sputnik в ЕСYouTubeканал «Соловьёв.Live». Роскомнадзор потребовал от YouTube и TikTok незамедлительно снять введённые на территории Европы ограничения доступа к официальным аккаунтам российских RT и Sputnik.

Кроме того, Facebook запретил российским государственным СМИ запретили показывать рекламу и осуществлять монетизацию. 

«В идеальном мире свободы слова доступ на все площадки есть у всех групп интересов с разными взглядами. Всё остальное — это оттенки цензуры, — считает пресс-секретарь «Роскомсвободы» Наталья Малышева. — Ещё более странно, когда в игру вступают медиаплатформы. Выглядит это так: Роскомнадзор замедляет Twitter — Twitter блокирует российские государственные СМИ — Роскомнадзор блокирует Twitter. Я считаю, таким образом проигрывают все! Особенно общество, которое из-за этих манёвров лишается каналов информации».

Поделитесь материалом

Похожие статьи

Контакты

По общим вопросам

[email protected]

По юридическим вопросам

[email protected]

Для СМИ (предпочтительнее Telegram)

+7 903 003-89-52