24 September 2021

Результаты ДЭГ: проконтролировать нельзя оставить

Скандал в столице: долгий подсчёт, коренное изменение итогов выборов в целом и отключение ноды наблюдателей.

С 17 по 19 сентября включительно в России прошли выборы, в том числе и в онлайн-формате. Проголосовать удалённо можно было в Москве и Севастополе, а также Курской, Нижегородской, Ярославской, Мурманской и Ростовской областях. Для участия в дистанционном электронном голосовании (ДЭГ) в Москве зарегистрировались 2 млн избирателей (почти треть списочного состава), из них, по официальным данным, проголосовали 96,5%.

 

Москва: долгий подсчёт, коренное изменение итогов, отсутствие наблюдения 

 

В столице ДЭГ прошло скандально. Во-первых, подведение итогов затянулось. Во-вторых, результат ДЭГ коренным образом изменил итоги выборов в целом, сделав сильный перекос в сторону провластных кандидатов. В-третьих, «ноду наблюдателей» отключили ровно в 20:00 19 сентября.

Задержку при подсчёте в Департаменте информационных технологий Москвы объяснили применением отложенного голосования (переголосования).

«Всё к утру было пересчитано несколько раз на всякий случай в связи с тем, что у нас в отличие от всей страны была уникальная функция для людей — отложенное голосование, — заявил глава ведомства Эдуард Лысенко. — Это создало новые особенности в реализации блокчейна, который реализует для нас "Лаборатория Касперского"». 

По его словам, эксперты «Лаборатории Касперского» должны были провести «многоракурсные и многовекторные проверки корректности цепочек», чтобы убедиться, что именно последний голос из внесённых был учтён.

Однако независимых IT-специалистов это не убеждает.

«Я был наблюдателем, был членом избирательной комиссии. По опыту скажу: когда начинается задержка при подсчёте голосов, значит что-то идёт не так. Чем дольше задержка — тем больше намухлевали или наошибались. Даже по одному этому моменту  мы можем сказать, что ДЭГ в Москве провалено, технически или организационно», — рассказал в беседе с «Роскомсвободой» Михаил Климарёв, исполнительный директор ОЗИ.

 

Наибольшее число вопросов вызвало то, что результаты ДЭГ полностью изменили картину по Москве в целом. По подсчётам telegram-канала «Можем объяснить», в нём поучаствовало на треть больше людей, чем в обычном голосовании: «На выборы по одномандатным округам было выдано более 1,8 млн электронных бюллетеней, а на участки пришли (либо голосовали на дому) только 1,3 млн москвичей». 

 

Источник: Nackepelo

 

На старте электронного голосования на выборах депутатов Госдумы количество полученных голосов по одномандатным округам в 5 раз превышало количество выданных бюллетеней. Например, по состоянию на 12:24 мск, когда явка на электронном голосовании составляла 1,1%, на сайте observer.mos.ru было сказано, что избирателям выдали 22,2 тыс. бюллетеней, а голосов при этом уже было 103,2 тыс. (5,1%), подсчитали в Znak.

Сопредседатель общественного движения «Голос» Роман Удот тоже заявил, что количество электронных голосов, подданных за кандидатов в Москве, оказалось на 78 тыс. больше, чем было выдано бюллетеней. Он назвал прошедшую процедуру голосования «позором», а сами выборы — «одними из самых грязных» в российской истории. По мнению Удота, результаты как минимум электронного голосования в столице должны быть полностью отменены.

В ДИТ разницу между двумя видами голосования объясняют недоверием избирателей к ДЭГ. «...эксперты, политологи и социологи неоднократно обсуждали неоднозначность эффекта от того, что кандидаты оппозиционных партий публично выступали с призывами бойкотировать электронное голосование. В результате, возможно, они потеряли часть голосов людей, которые не хотели или не смогли прийти на участок, а принять участие в электронном голосовании не успели», — заявили в ведомстве.

Автор журнала Republic Фёдор Крашенинников полагает, что ДЭГ распространят по всей России.

«Обратите внимание, что нам снова и снова повторяют тезис, будто провластный электорат добровольно и массово регистрировался для электронного голосования, в отличии от скептиков-оппозиционеров всех мастей, и потому, дескать, не удивительно, что именно итоги ДЭГ коренным образом изменили итоги голосования в той же Москве. Уже сейчас легко можно представить себе сценарий использования этого опыта в 2024 году», —  пишет он.

И действительно, пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков уже заявил, что электронное голосование нужно распространить как можно шире. А спикер Совета федерации Валентина Матвиенко и вовсе прямо высказала надежду, что может быть распространена на территории всей России во время проведения президентских выборов в 2024 году.

 

Технический директор «Роскомсвободы Станислав Шакиров обращает внимание и на третью подозрительную деталь: 19 сентября в 20:00 отключили «ноду наблюдателей» (специальный компьютер, с которого наблюдатели могут следить за процессом голосования). Ключ для доступа к этой ноде был отозван сотрудниками ФСБ, после чего его якобы пришлось делать заново. Изначально отказ в доступе объяснялся техническим сбоем.

«Но никто из наблюдателей так к этой ноде доступа и не получил: ни в 2 ночи, ни в пять утра, ни в 09:00, когда были опубликованы итоговые протоколы в распечатанном виде», — говорит муниципальный депутат от партии «Яблоко» Денис Шендерович.

Конституционный суд России указал, что право граждан на участие в управлении государством не исчерпывается одним свободным участием в голосовании. Граждане имеют право на контроль над процедурами, связанными с подсчетом голосов и установлением итогов голосования, а также в возможности правомерного реагирования на выявленные нарушения.

«Однако в случае с дистанционным электронным голосованием законодатель не предусмотрел действенных механизмов, позволяющих гражданам реализовать это конституционное право: система голосования и подсчета голосов непрозрачна даже для лиц, обладающих специальными знаниями в сфере информационных технологий, не говоря уже об остальных избирателях», — отмечают в движении «Голос».

Всё это подрывает доверие к онлайн-выборам.

 

Эксперты: «Доверять ДЭГ нельзя»

 

Однако эксперты говорят, что системе электронного голосования доверять нельзя изначально.

«Во-первых, ДЭГ не может гарантировать, что этот конкретный человек пришёл и отдал голос, а не люди ДИТ выбрали за него. Во-вторых, никто не может сохранить тайну голосования, при которой человек голосует без давления», — объяснил «Роскомсвободе» Климарёв.

Кроме того, система голосования онлайн, по его словам, крайне непрозрачна. Так, у ДЭГ должен быть открытый исходный код. Конечно, ДИТ выложил его, но, по мнению эксперта, назвать это открытым кодом нельзя: «это набор файлов без документации о том, как система устроена (какие серверы, какая ОС и т.п.)».  Мало того, совершенно не обязательно, что опубликованный «код» был установлен в ДЭГ. 

 «И сама работа системы должна находиться под наблюдением: серверы — опечатаны, в наличии — системы двойных, а то и тройных ключей. Сейчас же стоят некие серверы с некой системой с неким кодом, который могли изменить по ходу дела», — говорит Климарёв.

При этом сделать технически прозрачное и безопасное онлайн-голосование можно, если на это есть политическая воля, считает Шакиров. Однако в минувших выборах, по его словам, «воли на честные и открытые выборы не было».

Напомним, согласно заявлению разработчиков, запись голосов происходит при помощи блокчейна, что якобы должно обеспечить защиту голосов от подделки. Блокчейн — технология записи информации блоками (blockchain — цепочка блоков). Для изменения информации в одном блоке придётся изменить все последующие. Сделать это, как правило, сложно, поскольку сеть является распределённой (все блоки дублируются на множество компьютеров-участников сети — нод, узлов — и взаимно верифицируются). Благодаря тому, что ноды не подчиняются друг другу, любое изменение содержимого цепочки будет отвергнуто. Поэтому считается, что запись информации в блокчейн особенно надёжна.

Однако защита от подделки гарантируется только в случаях использования распределённой сети, где узлы не контролируются одним и тем же «хозяином». К сожалению, в случае системы ДЭГ (и некоторых других систем, «паразитирующих» на «славе» блокчейна) это не так: все узлы, участвующие в сети находятся под контролем одних и тех же лиц. Ни о какой распределённости сети речи в этом случае не идёт. Как следствие, нельзя говорить и о невозможности подделки содержимого.

Что же касается тайны голосования (в риторике авторов ДЭГ — «анонимности»), то номинально, авторы её обещают и даже всячески выступают в защиту тезиса о её наличии, однако при текущей реализации систем голосования в этом есть огромные сомнения

К слову, исходные «коды» систем ДЭГ можно посмотреть здесь и здесь (в России задействованы две системы ДЭГ, федеральная от «Ростелекома» и столичная от ДИТ). 

 

Обвинения в иностранном вмешательстве и «защита» сайта ЦИК

 

Помимо споров об устройстве и результатах ДЭГ были и другие проблемы вокруг выборов. Например,  17 сентября на структуры электронного голосования якобы шли «DDos-атаки» из США, Германии, Украины и других стран, сообщала глава ЦИК Элла Памфилова. Из-за этого портал mos.ru ввел режим ожидания в очереди, при попытке получить бюллетень для электронного голосования появлялся знак песочных часов и сообщение о превышении числа одновременных запросов к системе.

В тот же день Роскомнадзор потребовал от Twitter в максимально короткие сроки пояснить причины блокировки аккаунта Московской городской избирательной комиссии. Ведомство расценило действия администрации Twitter как иностранное вмешательство в российские выборы.

Эти «беспрецедентные атаки» послужили причиной того, что Центральная избирательная комиссия включила защиту своего сайта. 19 сентября специалист по электоральной статистике Сергей Шпилькин заметил, что ЦИК поставила систему, которая не позволяет автоматически копировать данные о результатах голосования. Он обратил внимание, что, если попытаться скопировать данные со страницы, вместо чисел будут «странные буквы». 

Интересно, что в для защиты от атак эта система, скорее всего, бесполезна, а вот парсингу данных она мешает. По  словам политологов, ранее любые данные об итогах голосования можно было скачать с сайта ЦИК в формате excel, либо скопировать данные в excel-таблицу со страницы в HTML-формате. Теперь это невозможно. Получается, данные доступны для просмотра, но не доступны для компьютерной обработки.

«"Защита" обходится, например, распечатыванием страницы в формате PDF, из которой дальше можно вытащить уже обычный текст. Так что вся работа проделана зря. А вот парсингу система действительно мешает. Но если ЦИК это не нравится, можно было бы сделать API (специальный интерфейс для запроса и получения данных), что позволило бы значительно снизить нагрузку на сервер», — говорит технический специалист «Роскомсвободы» Вадим Мисбах-Соловьёв.

Исследователи написали открытое письмо главе ЦИК Элле Памфиловой с призывом не мешать им изучать итоги выборов.

 Кроме того, ЦИК решил скрыть свой сайт от поиска «Яндекса». 21 сентября по запросу «ЦИК РФ сайт» поисковик выдавал только новости с упоминанием ссылки на социальные сети избиркома. То же было с «ГАС выборы сайт». При этом Google работал как нужно.

 

Каков будет общественный консенсус? 

 

22 сентября Общественный штаб по наблюдению за выборами поручил технической группе пересчитать все голоса, полученные от избирателей в ходе электронного голосования на выборах в Госдуму в Москве. Но юридической силы такой «пересчёт» иметь не будет. Также будет создана группа общественного контроля онлайн-голосования. Её возглавит сопредседатель признанного иноагентом движения в защиту прав избирателей «Голос» Григорий Мельконьянц. Сам Мелконянц в своём Facebook подтвердил участие в этой инициативе.

 «В этом аудите смысла нет. Главная фальсификация проходит по линии нарушения тайны голосования. Что там технически выложат — вообще не имеет значения», — убеждён Михаил Климарёв.

23 сентября члены московских участковых и территориальных избирательных комиссий вместе с наблюдателями на выборах выступили за отмену результатов ДЭГ в Москве. Они обратились с открытым письмом к руководителю общественного штаба по наблюдению за выборами в Москве Алексею Венедиктову. В письме говорится, что система электронного голосования «является инструментом фальсификаций», и перечисляется причины, по которым ДЭГ признавать нельзя. Так, помимо перечисленного в этой статье, ещё было зафиксировано следующее:

– на участки неоднократно приходили избиратели, которые с удивлением обнаруживали, что зарегистрированы в ДЭГ, тогда как они этого не делали;

– имели место «технические сбои», в результате которых не обеспечивалось непрерывное наблюдение за работой ДЭГ даже в той заведомо недостаточной степени, которая была предоставлена;

 – около 300 тысяч избирателей изменили свой голос в ДЭГ.

 

«Механизмы электронного голосования оказались сложны для общественного контроля, подготовка и/или поиск независимых квалифицированных специалистов, заслуживающих доверие, требует существенного времени от всех заинтересованных (кандидатов и партий). Это осуществимо только при условии предварительной публикации подробнейшей технической документации, позволяющей подготовить таких специалистов. Такой возможности заинтересованным лицам предоставлено не было», — резюмируют авторы письма.

 

UPD. 24 сентября в ЦИК заявили, что к следующим федеральным выборам в России будет сделана единая система онлайн-голосования. Опция отложенного голосования, подвергшаяся критике после ДЭГ в Москве, в ней применяться не будет.

Поделитесь материалом

Похожие статьи

Контакты

По общим вопросам

[email protected]

По юридическим вопросам

[email protected]

Для СМИ

+7 903 003-89-52