«Роскомсвобода» раскритиковала законопроект о принудительной лицензии контента

По мнению наших экспертов, он противоречит целям и развитию IT-отрасли в России, а также подтолкнёт оставшихся иностранных правообладателей к выходу с российского рынка.

В августе текущего года депутат от партии «Справедливая Россия — За правду» Дмитрий Кузнецов предложил ввести механизм получения принудительной лицензии авторских и смежных прав на ставшие недоступными в стране фильмы, программы, книги и другие объекты авторского и смежного права. Соответствующий законопроект №184016-8 «О внесении изменения в Федеральный закон „О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации“» тогда же был внесён на рассмотрение Госдумы.

Согласно документу, условием получения такой лицензии является то, что объект авторских и смежных прав стал полностью недоступен на рынке и правообладатель отказал в предоставлении лицензии лицу, которое выразило желание использовать объект на рыночных условиях.

Законопроект предоставляет пользователю право на получение принудительной лицензии в судебном порядке на ранее согласованных с правообладателем условиях, но в случае, если иностранный правообладатель расторг лицензионный договор.

Наши эксперты проанализировали законопроект Дмитрия Кузнецова и нашли в нём множество недостатков — от грубейших ошибок в терминологии до чрезмерно широких формулировок по части условий применения механизма принудительной лицензии. На основании сделанного ими анализа был составлен официальный Отзыв на документ.

В целом наша организация не поддерживает законопроект на концептуальном уровне, поскольку он противоречит целям по развитию IT-рынка и отечественной IT-отрасли в РФ, может иметь негативные последствия для отечественных производителей программ для ЭВМ, правообладателей, авторов произведений культуры и науки, а также – в долгосрочной перспективе – для российской экономики в целом. Принятие законопроекта способствует превращению России в высокорисковую юрисдикцию с точки зрения соблюдения исключительных прав.

Также считаем, что законопроект не способствует достижению заявленных в пояснительной записке целей, так как фактически механизм принудительной лицензии ставит иностранных правообладателей под угрозу нарушения законодательства своего государства, что лишь только подтолкнет оставшихся правообладателей покинуть российский рынок, в свою очередь это лишь только усугубит недоступность тех или иных объектов авторского права, в частности программ для ЭВМ. Обусловлено это тем, что санкционный режим в некоторых случаях не запрещает экспорт технологий в РФ как таковой, а запрещает предоставление технологий конкретным лицами из РФ или государственным структурам РФ.

Кроме того, в случае программ для ЭВМ, остается неясным, как предполагается обеспечивать исполнение судебных решений по предоставлению принудительной лицензии. Учитывая распространенное использование технических средств защиты исключительных прав в программах для ЭВМ (в т.ч. использование ключей активации, удаленного доступа к серверу для проверки целостности программного кода, онлайн-лицензий и т.п.) делает предлагаемый законопроектом механизм принудительной лицензии бесполезным для цели получения российскими лицензиатами реального права использования программ для ЭВМ иностранного производства.

Помимо этого, полагаем что возможны следующие негативные последствия:

  • в случаях касающихся программ для ЭВМ, российский лицензиат фактически не сможет получить доступа к определенным элементам технологии, получить необходимое обслуживание и техническую поддержку, что приведет к ухудшению качества предоставляемых им услуг или выполняемых работ, потенциально может повлечь за собой нарушение работы объектов критической информационной инфраструктура;
  • осуществление бесконтрольной передача права использования объектов авторского права и смежных прав без соразмерной компенсации.

Также возможны следующие негативные последствия, обусловленные недостатками законопроекта рассмотренными в Отзыве:

  • отказ правообладателей от дальнейших инвестиций в российскую IT- отрасль или приостановление, отказ от деятельности по выходу на российский рынок или, сокращение инвестиций иными иностранными правообладателями;
  • злоупотребление правом российскими лицензиатами или лицами желающими и готовыми использовать объекты авторского права, которое может выразиться в получении принудительной лицензии в отношении объектов авторского права находящихся во владении правообладателей из государств не являющихся недружественными или использование предлагаемого механизма принудительной лицензии для невыполнения своих обязательств по договору или в связи с нарушениями условий договоров;
  • создание благоприятных условий для недобросовестного поведения некоторых участников гражданского оборота (наподобие «патентных троллей») в отношениях с фактически российскими правообладателями, но которые зарегистрированы в иностранных государствах.

Поделитесь материалом

Похожие статьи

Контакты

По общим вопросам

[email protected]

По юридическим вопросам

[email protected]

Для СМИ (предпочтительнее Telegram)

+7 903 003-89-52