Решение суда по делу шеф-редактора The Insider будет обжаловано

Адвокат Саркис Дарбинян рассказал нам подробности судебного заседания по иску нидерландского журналиста ван дер Верффа к Роману Доброхотову — по словам юриста, представители истца всячески пытались обойти тему публикации им фейков о сбитии малазийского «Боинга», которые разоблачил The Insider, а доказательств о понесённых «нравственных страданиях» не были подтверждены ничем.

Черемушкинский районный суд Москвы взыскал с шеф-редактора издания The Insider Романа Доброхотова 156 тыс. рублей по иску о клевете блогера из Нидерландов Максимилиана Бернардуса Вилема ван дер Верффа.

 

 

В конце 2020 года ван дер Верфф подал против Доброхотова иск о клевете. The Insider писал, что нидерландец сотрудничал с ГРУ (Главное управление Генштаба Вооруженных сил России) и получал деньги за распространение информации о сбитом Boeing на Донбассе.

В частности, на сайте Bonanza Media были опубликованы копии документов, якобы содержащихся в материалах расследования катастрофы #MH17. Как утверждают авторы публикации, документы ставят под сомнение официальную версию следствия о том, что «Боинг» был сбит из установки «Бук», принадлежавшей российской армии и переправленной на восток Украины из России.

Платформа Bonanza была создана ван дер Верффом и российской журналисткой, бывшей сотрудницей телеканала Russia Today Яной Ерлашовой. Ранее они уже выдвигали ряд теорий гибели «Боинга», отвергнутых следствием. «Еще работая на RT, Ерлашова стала автором документальных фильмов, критикующих голландское расследование, ее обвиняли, среди прочего, в том, что ради сюжета она подбросила обломки самолета рядом с местом крушения», — напомнил тогда The Insider.

Кроме этого, Доброхотов опубликовал твит, в котором прокомментировал изложенные в статье материалы.

Голландский блогер посчитал это наносящим ему моральный ущерб и недостоверными сведениями, после чего решил обратиться в российский суд. Он потребовал взыскать с шеф-редактора The Insider 2 млн рублей. Суд только частично удовлетворил иск, а также обязал Доброхотова опровергнуть порочащие истца сведения.

В рамках дела о клевете в июле силовики провели обыск в московской квартире Доброхотова, а также изъяли его технику и заграничные паспорта. Летом The Insider включили в реестр СМИ, выполняющих функции иностранного агента.

30 сентября полиция пришла с обыском к родителям, жене и сестре Доброхотова. Отца Романа, 71-летнего профессора ВШЭ Александра Доброхотова, и жену журналиста отвезли на допрос. Мать Романа вызвали на допрос 4 октября. Сам журналист сейчас находится не в России, но не раскрывает конкретного местоположения, он объявлен в розыск.

Доброхотова начали преследовать за твит одновременно как в гражданском, так и в уголовном порядке по ст.128.1 УК РФ, устроив обыски в жилище его и его родителей, рассказывает представляющий интересы журналиста в суде глава юридической практики «РосКомСвободы» Саркис Дарбинян:

«В итоге суд удовлетворил требования истца, обязал Романа опубликовать в том же Twitter опровержение и выплатить голландцу 50 000 рублей в качестве компенсации за его нравственные страдания.

А нравственных страданий у голландца было не мало. С 300 тысяч истец поднял сумму компенсации до 2 000 000 рублей. Со слов адвоката Сталины Гуревич, предсатвлявшей истца, из-за твита ван дер Верффу начали сыпаться угрозы убийством, его карьера рухнула, ему не продлили в Нидерландах аккредитацию в качестве журналиста и он был вынужден покинуть страну, уехав из любимой Голландии в уединение где-то на острова Юго-Восточной Азии. Правда никаких доказательств понесенных страданий, ровно как и документов, подтверждающих угрозы, потерю работы и разрушенную жизнь во взаимосвязи с твитом мы так и не увидели.

Зато увидели заключение эксперта Минюста, который провел по поручению МВД экспертизу твита и статьи на Инсайдере и обнаружил там негативную информацию о ван дер Верффе. По моему мнению, эта экспертиза и стала ключевой для принятия судом окончательного решения в пользу Истца».

По словам адвоката, суды в России уже давно превратились в «битву экспертов», и это можно было наблюдать в том числе и на заседании по Доброхотову.

«Привлеченные с нашей стороны эксперты-лингвисты в дребезги разбили сделанное самим Истцом досудебное исследование, которое он заказал у некого „Рога и копыта“. Рецензент и эксперт обратили внимание на нарушение методики и сделали вывод, что представленное исследование в виду существенных недостатков не может использоваться для принятия каких-либо юридически значимых решений. Видимо, тогда и появилась мысль устороны истца истребовать экспертизу из материалов уголовного дела (в которой Роман проходит в качестве свидетеля), где государственный эксперт „нашел, все что нужно“», — рассказывает Саркис Дарбинян.

После того, как к делу приобщили кспертизу из параллельного уголовного дела, говорит юрист, стало понятно - на Доброхотова просто началась полномасштабная охота. «Ни доводы о широкой общественной значимости „дела малазийского Боинга“, ни принцип повышенной терпимости публичных лиц к критике, ни даже тот факт, что голландец распространял уже очевидный фейк касательно причины катастрофы (версия про истребитель была исключена и российским Минобороны, и Нидерландским следственным комитетом и „Алмаз-Антеем“) не возымели никакого эффекта», — отмечает Дарбинян.

Суд признал сам твит «То, что ГРУ проплатило голландского журналиста - это еще полбеды, но вот, что они через него сознательно продвигали дезу про истребитель, от которой даже в Минобороне официально. отказались - это уже дно» недостоверной информацией, порочащей честь и достоинство Макса ван дер Верффа.

«РосКомСвобода» в разговоре с юристом уточнила: То есть голландцу через суд удалось доказать, что он «не работает на ГРУ»?

На что Саркис Дарбинян ответил:

"Нет, он такого не доказывал, но вообще представители истца постоянно пытались всячески обойти вопросы, связанные с систематичекими фейковыми новостями, которые ван дер Верфф распространял. И хотя уже давно очевидно, что никакого истребителя там не было, сторона истца постоянно избегала даже приближаться к фактам, установленным в исследовании, и они так и не были опровержены. Посмотрим, каким будет итоговое решение суда, какую он даст оценку контексту высказываний, поскольку контекст имеет значение в данном случае, - что твит являлся субъективным суждением Доброхотова по достаточно резонансному делу и расследованию, которое проводили его коллеги и к которому он не имел никакого отношения".

РКС: Не кажется, что упомянутые в деле «нравственные страдания» уже стали каким-то универсальным инструментом против критически настроенных активистов, журналистов?

СД: По сути, «нравственные» или «моральные страдания» — это такая нематериальная субстанция, которая всегда субъективно оценивается самим судом, Голландец вот на два миллиона [рублей] свои нравственные страдания оценил. Адвокат истца [Сталина Гуревич] пыталась всячески показать, что этот твит разрушил ему жизнь, что теперь он не может заниматься журналистской деятельностью, несмотря на то, что никакой журналистской деятельностью на территории Нидерландов он особо никогда и не занимался. Единственное, в чём он был замечен, так это в проекте Bonanza Media, который вещал на Россию, и вещал абсолютно фейковые материалы. Поэтому оценили они субъективно, ссылались на то, что якобы после этого твита ему угрожают, что не продлили ему журналистскую лицензию, и что ему из-за твита пришлось покинуть страну. Собственно, такое было обоснование величины страданий со стороны адвокатов истца.

РКС: А в суде были представлены скриншоты угроз?

СД: Ничего абсолютно. Один скриншот, который нам показали, это сообщение какой-то нидерландской журналистки, которая написала «А давайте, придём домой к ван дер Верффу и сделаем его жизнь ужасной, как и жизнь его жертвы?» Из этого адвокатесса почему-то сделала вывод, что это угроза убийством, да ещё и почему-то она посчитала, что под «жертвой» имеется в виду Доброхотов. В общем, ничем не обоснованные, субъективные выводы. Конечно, никакой причинно-следственной связи между его эмиграцией из Нидерландов и непродления журналисткой аккредитации представлено не было.

Юрист подтвердил намерение подать апелляцию и «прорываться через все национальные средства защиты туда, где может быть дана более адекватная оценка деятельности двух журналистов».

«Да, и помните: получать деньги от ГРУ, Минобороны и ФСБ, чтобы вы не делали — это неэтично, это оскорбляет и унижает достоинство. Особенно, если вы пишете фейки», — поиронизировал Саркис Дарбинян.

 

«РосКомСвобода» напоминает о своей поддержке инициативы по отмене «иноагентского» закона, по которому иностранным агентом был признан в том числе The Insider. Законодательство об «иноагентах» — откровенно дискриминационное и неправовое: оно противоречит Конституции России и Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.

«Мы, как общественная организация, выступаем против необоснованного давления и преследования журналистов с помощью уголовных и гражданско-правовых методов», — подытожил Саркис Дарбинян.

 

На Change.org была создана петиция, требующая отмены законов об «иноагентах», из-за которого многие организации вынуждены прекратить работу или ликвидироваться. Правила постоянно ужесточаются и сформулированы так, что полностью соответствовать им в принципе невозможно. Малейшие нарушения правил приводят к многомиллионным штрафам и банкротству организаций. Физические лица — иностранные агенты обязаны сопровождать каждое свое высказывание (включая комментарии в соцсетях) специальным уведомлением и отчитываться не только о своих доходах, но и о каждом потраченном рубле. Это беспрецедентное вторжение в частную жизнь.

Такие требования невозможно оправдать ничем: это неприкрытое издевательство над людьми и их человеческим достоинством. В результате ущемляются права всех граждан России. У них сокращается доступ к независимым источникам информации. Все слабее становятся организации, которые помогают людям в беде.

 

Присоединяйтесь и вы к петиции, которую подписали уже больше 160 тысяч человек!

Поделитесь материалом

Похожие статьи

Контакты

По общим вопросам

[email protected]

По юридическим вопросам

[email protected]

Для СМИ

+7 903 003-89-52