22 October 2014

Валентина Матвиенко о Сети. Заочный спор

Сегодня в «Российской газете» появилась статья Председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко под заголовком «Уроки интернета», которая прямо-таки напичкана показательными цитатами, как представители топ-менеджмента нашей страны относятся к Всемирной сети и что прогнозируют сделать с ней в дальнейшем.  

Всё это обыгрывается, как и положено, когда речь идет о придании моральной легитимности действий властей, под эгидой защиты детей и их высоконравственном воспитании.

«Из непонятного, вызывающего сомнения и даже опасения явления Интернет стал мощной коммуникационной сетью».

При этом необходимо представить, как Валентина Матвиенко в начале 90-х шарахалась от одного слова «интернет» на заре его становления. Наверное уже тогда ей было понятно, что это угроза будущему, ведь это «проект ЦРУ».
У кого он опасения он вызывал?
А у кого вызывает — это очевидно, стоит пробежаться по принятым законам и готовящимся законопроектам по отношению госрегулирования Сети в нашей стране.

«Государство не будет ограничивать доступ в сеть и брать ее под тотальный контроль».

Как это? Наверное госпожа Матвиенко не в курсе тех законов, которые в свое время получили одобрение в т.ч. Совета Федерации, который она возглавляет. Ограничение доступа уже происходит в массовом порядке и на региональном и на федеральном уровне. За время существования законов по блокировке ограничению доступа подвергалось уже порядка 170 тыс. интернет-ресурсов, 93% из которых не несло в себе никакой запрещенной информации, а подвергалось блокировке заодно. Ну просто по тому, что одобренные СФ законы позволяют это делать. 

» Начинает размываться сложившаяся за века модель безусловного авторитета учителя в глазах ученика. Ведь Интернет может быть использован учащимися как альтернативный источник информации, знаний, и, следовательно, как своеобразный инструмент оценки профессионализма, компетентности учителя».

Ох уж этот интернет, с его бездонной кладезью информации — ведь и фактчекинг можно провести и пруфы найти и, кстати говоря, проверить на каком основании присуждена научная степень тоже можно.
Вот бы всё это закрыть! Но…

«Для немалого числа педагогов это психологически некомфортно. По-человечески их можно понять: вроде бы происходит снижение роли учителя. Тем не менее от все более широкого и глубокого проникновения информационных технологий в обучении в школьной жизни никуда не уйти. Остановить этот процесс невозможно. А главное, и не нужно, так как он не несет никакой угрозы роли и месту школьного учителя».

Успокаивает Матвиенко. Действительно, школьные учителя тут не при чем, а вот топ-чиновникам этого стоит опасаться.

«Зачастую виртуальный мир оказывается для детей, подростков ярче, интереснее, притягательнее мира реального, что приводит к психологическим и даже психическим издержками. Это требует от родителей, учителей постоянного внимания к детям, к их поведению в Интернете, общению в социальных сетях с тем, чтобы в случае необходимости оказать им своевременную помощь. На мой взгляд, этот аспект взаимодействия школьников и Интернета должен стать одним из основных направлений работы школьных психологов».

Тут бы я склонен согласиться. Новое цифровое время меняет психологию людей, их взаимоотношения и процесс познания окружающего мира. Важную роль в этом играют именно родители. Но если будет в каждой школе работать грамотный психолог — это будет подспорье в воспитательном процессе, бесспорно. Только вот опыт нашей страны показывает, что у нас часто размывается грань психологии и психиатрии. Тут и ребенка загубить недолго с его сложным внутренним миром. Да и интернет не должен быть отдельной сущностью, против которой надо работать психологам. Это инструмент. Сложный инструмент. И тут легко его повернуть в любую сторону. Необходимо рассказывать как его можно с бОльшим успехом применять, а не запугивать детей виртуальными ведьмами.

Но нет, не тут то было…

«И все же, как показывают обращения людей в Совет Федерации, мое общение с учительским сообществом, родителями, более всего граждан беспокоят угрозы для психического, нравственного, физического здоровья детей и подростков, те информационные пласты Интернета, которые нельзя назвать иначе как вредоносными, преступными, калечащими ум и душу подрастающих поколений. Речь о сайтах, пропагандирующих терроризм, насилие, наркоманию, детскую порнографию, противоправное поведение, разжигающих ксенофобию, национальную и социальную вражду».

Всё-таки государственный тренд на придание интернету образа врага взял свое и в устах главы СФ.
Мы уже не первый год просим — дайте нам статистику, как государственная борьба с аморфным виртуальным злом пошла на реальную пользу детям в России? В каком аспекте они стали жить лучше и веселее? И как это связано с гос.регулированием Сети? Ум и душа подрастающих поколений должны быть взращены именно родителями, не надо приставлять гражданам России всегосударственную няньку и опеку. Мы — взрослые люди и несем полную ответственность за развитие и судьбу наших детей. Тем более государственные шаги в области такой псевдопомощи выглядят не только неуклюже и нелепо, но и носят лицемерный характер, т.к. внедряются без всяких общественных обсуждений и консультаций (не говоря уже о технических, отраслевых) в кратчайшие сроки.

«Люди справедливо требуют от власти более энергичных и действенных мер, направленных на защиту школьников, и не только школьников, от подобного нравственного, духовного, интеллектуального растления. Раздаются призывы ввести в Интернете жесткую цензуру, вообще вывести Россию из Всемирной сети».

На каком основании произносятся эти слова? По результату выборки 1-2 тыс.человек?
А у нас есть выборка в более чем 100 тыс граждан России по всей территории России, которые требуют отменить нелепые  законы по ограничениям в сетевом пространстве.
Призывы расстрелять звучали и будут звучать всегда, но основываться на них? Тут уже проступает в явном виде совсем другой государственный строй, никак не основанный на Конституции и демократии.

«Сразу скажу, что я полностью поддерживаю в этом вопросе позицию Владимира Путина. Право на свободное получение и распространение информации — базовый принцип демократии, и наша страна не намерена от него отступать. Мы против того, чтобы ограничивать доступ в сеть, ставить ее под тотальный контроль, ограничивать законные интересы и возможности граждан. Российское государство, российские политики не рассматривают, не обсуждают даже саму возможность подобных мер».

И во время произнесения этих слов десятки тысяч добропорядочных интернет-ресурсов подвергаются ограничению доступа на территории России.
Или лицемерие или незнание текущей ситуации, что происходит в правоприменительной практике по законам, регулирующим сетевое пространство.
А насчет «необсуждения» мы тоже все вполне в курсе.

«Вместе с тем мы обязаны обеспечивать защиту от названных угроз и рисков. С подобными проблемами сталкиваются все страны. Международное сообщество накопило большой опыт противодействия таким угрозам. Их распространители наказываются с применением суровых санкций. Наша страна будет действовать, вернее, уже действует, точно так же, закрывая подобные сайты, привлекая к ответственности их владельцев, авторов».

Было бы замечательно, если бы Валентина Матвиенко раскрыла тему насчет суровых санкций. Закрывать надо не сайты, а тех людей, кто совершает противоправные деяния. По суду. И никак иначе.
Не должны ведомственные «тройки» решать кого казнить, а кого миловать. А в отношении нашей страны ситуация усугубляется тем, что закрывают интернет-ресурсы тысячами и одновременно с этим закрываются глаза на реальные проблемы. Борьба с виртуальностью. С реальными проблемами — это тяжелее, да.

«Мы, в Совете Федерации, в Координационном совете при президенте России по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей поддерживаем разработанную Роскомнадзором совместно с экспертным сообществом Концепцию информационной безопасности детей. Она прошла общественное обсуждение. Будем содействовать ее скорейшему превращению в работающий документ».

Это та концепция, которая среди прочего предлагает ограничить детей от произведений искусства, выраженных в обнаженной форме?
Концепция взращивания неполноценных индивидов, с узким кругозором и мышлением.
Конечно, таким поколением будет намного легче управлять. «Незнание — сила!»

«Важно, чтобы из российской школы выходил человек, который уверенно ориентируется в бескрайнем море Интернета, так как у него есть выверенные, прочно усвоенные политические, идейные, нравственные, духовные принципы, ценности, критерии. Уверена, действуя последовательно, скоординированно, государство, общество, школа, родители сумеют продвинуться в решении этой задачи».

Прочно усвоенные политические, идейные принципы?

«Гвозди бы делать из этих людей»!

Артем Козлюк, «РосКомСвобода»

Поделитесь материалом

Похожие статьи

Контакты

По общим вопросам

[email protected]

По юридическим вопросам

[email protected]

Для СМИ

+7 903 003-89-52