11.04.2016

СПЧ против нового антиэкстремистского законопроекта депутата Яровой и сенатора Озерова

 7 апреля одиозным депутатом Госдумы Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым в парламент был внесён законопроект, значительно расширяющий понятия "экстремизм" и "терроризм", ужесточающий наказание за эти преступления, а также вводящий полномасштабную слежку за всеми российскими пользователями интернет-пространства. Во внесенном в Думу большом пакете поправок в законы они предлагают дать силовикам право запрещать выезд из России без решения суда и получать доступ к трехлетнему архиву электронной почты, любым сообщениям, в том числе голосовым и любому виду действий и взаимодействий пользователей интернета. . Как только появилась информация об этом сомнительном законопроекте, у нас сразу возникли опасения, что господа Яровая и Озеров вряд ли имеют хоть какое-то понимание о технической стороне вопроса, касаемой хранения всего массива информации, в котором бедным силовикам придётся копаться велением их депутатской воли

слежка-права 7 апреля одиозным депутатом Госдумы Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым в парламент был внесён законопроект, значительно расширяющий понятия «экстремизм» и «терроризм», ужесточающий наказание за эти преступления, а также вводящий полномасштабную слежку за всеми российскими пользователями интернет-пространства.

Во внесенном в Думу большом пакете поправок в законы они предлагают дать силовикам право запрещать выезд из России без решения суда и получать доступ к трехлетнему архиву электронной почты, любым сообщениям, в том числе голосовым и любому виду действий и взаимодействий пользователей интернета. .

Как только появилась информация об этом сомнительном законопроекте, у нас сразу возникли опасения, что господа Яровая и Озеров вряд ли имеют хоть какое-то понимание о технической стороне вопроса, касаемой хранения всего массива информации, в котором бедным силовикам придётся копаться велением их депутатской воли. Недавно мы писали о том, что сложно себе представить размеры необходимых хранилищ данных, позволяющими хранить столь огромный массив информации, исходящий от всех российских пользователей (а скорее всего — не только от них), которыми они обмениваются между собой, особенно если речь идет о голосовой связи и видеозвонках. Есть мнение, что ни в России, ни в мире нет хранилищ с возможностью хранения такого объема информации, и Яровой с Озеровым надо тогда придумывать новый метод сжатия информации, чтобы операторы связи смогли удовлетворять требованиям предлагаемого закона. Ну или осуществить многомиллиардный проект по постройке таких хранилищ в России. Естественно, за счет операторов связи, а по сути — за счет пользователей Сети, которые являются их клиентами, т.к. провайдеры неизбежно переложат эти расходы на своих абонентов.

«Ведомости» в отношении данного законопроекта также обращают внимание:
«Чтобы лишиться права пересечения границы на пять лет, достаточно получить так называемое «предостережение о недопустимости действий, создающих условия для совершения преступлений» – бумагу из ФСБ о том, что его сотрудники обнаружили в ваших действиях «проявляющиеся вовне намерения совершить определенное преступление», в том числе в виде высказывания. Чтобы утратить право на тайну переписки, не надо даже быть свидетелем по какому угодно делу, не обязательно о терроризме. Следователю достаточно убедить судью, что информация из вашего мессенджера или электронной почты будет иметь для этого дела значение».

Большое беспокойство данный резонансный новый законопроект вызвал не только у интернет-сообщества, но и у Президентского Совета по правам человека (СПЧ), правда не столько с технической, сколько с правовой стороны.

СПЧ встревожен новыми антитеррористическими инициативами двух парламентариев и подготовит собственное заключение к пакету проектов, который вводит новые меры ужесточения в уголовное законодательство и иные акты, в том числе закон «О гражданстве». Об этом сообщил «Ъ» зампред СПЧ Евгений Бобров.

Парламентарии не только ужесточают (повышают срок и суммы штрафов) наказания практически по всем статьям Уголовного кодекса (УК), касающимся терроризма и экстремизма, но и вводят в УК отдельной статьей новый вид преступления — «содействие экстремистской деятельности» с наказанием от пяти до восьми лет тюрьмы за «склонение, вербовку или иное вовлечение». Гражданин, который получит «официальное предостережение о недопустимости действий, создающих условия» для совершения деяний террористической направленности, не сможет выезжать за рубеж в течение пяти лет, а получивший тюремный срок за такие преступления может еще и лишиться российского гражданства.

Мало того, что депутаты не могут определиться, как же им наказывать провинившихся в экстремизме россиян — невозможностью покинуть страну или, наоборот, лишением её гражданства, последняя новация «вызывает тревогу», считает Евгений Бобров, так как ст. 6 ч. 3 Конституции гласит, что «гражданин РФ не может быть лишен своего гражданства или права изменить его». Господин Бобров признает важность вопросов безопасности, но уверен, что решаться они должны не за счет нарушения Конституции. Заключение на антитеррористический пакет законопроектов господ Яровой и Озерова эксперты СПЧ дадут в течение недели, пока же в совете успели проанализировать практику противодействия экстремизму.

Член СПЧ Александр Верховский, возглавляющий информационно-аналитический Центр СОВА отмечает:

«Ни по одной антиэкстремистской статье суды чаще всего не выносят наказания, близкие к предусмотренному в УК максимуму, да и прокуроры близко к максимуму обычно не просят.

Правоохранительные органы не видят потребности в более суровых наказаниях, но законодатели почему-то по целому ряду преступлений предлагают вовсе отменить все виды наказаний, кроме лишения свободы. Это касается «возбуждения ненависти», «участия в экстремистском сообществе», «финансирования экстремистской деятельности», по которым пока можно наказывать штрафом».

.

Странной называет эксперт и новую статью о «содействии экстремистской деятельности», предусматривающую наказание в том числе за «вовлечение» в экстремизм, но освобождающую от ответственности каждого, кто сообщит правоохранительным органам о готовящемся акте экстремизма. Верховский уверен:

«Можно сначала подстрекать какого-нибудь молодого человека, а потом вовремя проинформировать органы. Идеальная схема для провокаций».

.

Фронтальное ужесточение наказаний не всегда оправданно, считает Верховский. Террористов новые сроки вряд ли устрашат, зато вырастет число севших на два года по ст. 282 (самая «интернетная» статья) за деяния, за которые сейчас российский суд не считает необходимым наказывать лишением свободы .

В Госдуме пока не все успели ознакомиться с разработкой своих коллег. Кандидат от КПРФ на пост уполномоченного по правам человека (вакантен после ухода в Центризбирком Эллы Памфиловой) Олег Смолин заявил, что его фракция «скорее будет против законопроекта», так по практике прошлых лет известно — «борьба с экстремистами зачастую оборачивается борьбой с оппозицией».

Директор Института мониторинга правоприменения, адвокат Елена Лукьянова считает, что депутаты должны узаконить иную норму:

«Лишать депутатских полномочий законодателя за разработку законопроекта, который явно противоречит Конституции».

.

Сложно не поддержать в этом предложении госпожу Лукьянову.

.

Читайте также:
Новый законопроект о тотальной слежке за пользователями с обязанностью операторов и сервисов хранить переписку и звонки граждан 3 года
Представлен «Индекс свободы интернета» за март 2016 года: у россиян отняли ещё немного прав и свобод в Сети
Как следователи признание вины добывают по «экстремистским» текстам

_____

rks-telegram2
Присоединяйтесь к нам в Telegram!

Яндекс.Метрика
Переключиться на старую версию