06.10.2017

В Германии вступил в силу закон о крупных штрафах для соцсетей

Соцсетям грозят штрафы до 50 миллионов евро, если в течение суток после поступления жалобы они не удалят нарушающие немецкое законодательство посты

germany cansorship about socialmedia

На днях в Германии вступил в силу новый закон, который известен как Netzwerkdurchsetzungsgesetz — «охрана прав в соцсетях», сокращённо — NetzDG. Им предусматривается, что у соцсетей будет только 24 часа после поступления жалобы, чтобы удалить посты, которые открыто нарушают немецкое законодательство. Он обязывает крупнейшие социальные сети, у которых более 2 миллионов пользователей в Германии, удалять посты с «откровенно незаконным» разжиганием ненависти в течение 24 часов, после того, как об этом сообщили администрации сети.

Касаемо материалов, которые неявно нарушают закон, крупные социальные платформы (Facebook, Instagram, etc) должны будут за семь дней решить, насколько эти посты оскорбительны, и удалить их, если это потребуется. Нарушение этих сроков может привести к штрафам для юридических лиц до 50 млн евро. Для интернет-компаний предусмотрен переходный период, который завершится 1 января 2018 года, но руководители профильных министерств начнут проводить инспекции уже в этом месяце.

NetzDG вызывает повышенный интерес в России, поскольку он стал прообразом скандального законопроекта депутатов от «ЕдРа» Сергея Боярского и Андрея Альшевских, который они внесли в июле текущего года, однако Госдума его так и не рассмотрела, отложив на осень. Законопроектом также предусматриваются крупные штрафы за неудаление «разжигающих» постов — физлица обязаны будут выплачивать от 3 до 5 млн рублей, юрлица — от 30 до 50 миллионов рублей штрафа. Документ сразу же вызвал шквал критики не только со стороны интернет-сообщества, но и от самих властей, а коллеги парламентариев предложили отложить его, чтоб Альшевских и Боярский перевнесли его, учтя ряд замечаний. Чего господа депутаты, конечно же, не сделали.

Но несмотря на некоторую похожесть, NetzDG и законопроект Альшевских-Боярского имеют ряд принципиальных отличий. Немецкий закон фактически не изменяет то, что уже, согласно УК, считается в Германии разжиганием ненависти. В законе просто приводятся разделы Уголовного кодекса, в которых подробно описывается недопустимая речь в Интернете. Эти категории варьируются от «формирования террористических организаций» до гораздо менее чётких «наветов на религии, религиозные и идеологические ассоциации». Кроме того, немецкий закон ограничивает некоторые виды самовыражения, которые разрешены во многих других странах. Например, запрещается использование нацистских символов, равно как и символов и флагов некоторых экстремистских групп. Более ранний проект законопроекта NetzDG предполагал запрет «диффамации президента», но статья была снята после поднявшейся волны общественного возмущения.

Альшеских и Боярский же предлагают наказывать не только за непосредственно само «разжигание» той или иной вражды, но и за распространение недостоверной и порочащей честь и достоинство другого лица или его репутации информации. Также  российским законопроектом предлагается создание на территории Российской Федерации представительства оператора социальной сети, хранение в течение трех месяцев удалённой информации, и ежеквартальное составление отчета о рассмотрении заявлений и установление других маловыполнимых требований.

Впрочем, западные отраслевые эксперты видят в исполнении соцсетями требований NetzDG не меньше сложностей. «Как будут применяться штрафы через международные границы, если у социальной платформы нет представительства в Германии?» — задаются они совершенно резонным вопросом. Закон (как и в «копипасте» Альшевских-Боярского) требует назначение соцсетью в Германии своего контактного лица, но находящиеся за пределами страны компании вряд ли изъявят желание идти на подобные шаги, если правительство Германии, конечно, не будет готово блокировать доступ к сервисам-нарушителям.

В апреле правительство Германии поддержало данный закон, и министр юстиции Хайко Маас (Heiko Maas) тогда сказал: «Свобода выражения мнений заканчивается там, где начинается уголовное право».

Как уже говорилось выше, в Германии уже существуют довольно-таки конкретные законы о разжигании ненависти, предусматривающие уголовную ответственность [для авторов таких постов], ну а NetzDG приводит те же самые разделы, только теперь непосредственно применительно к социальным платформам.

В своём стремлении ограничить распространение незаконного контента через социальные сети Германия не одинока в Европе. В последнее время Великобритания активно работает над тем, чтоб побудить страны «Большой семёрки» к регулированию проблемы онлайн-экстремизма. Причём британские власти преследуют очевидную цель — сокращение времени удаления такого контента до двух часов.

Германия также настаивает на широком действии принципов нераспространения ненавистнических постов в соцсетях в рамках всего Европейского союза. На прошлой неделе Еврокомиссия выпустила новое руководство для социальных платформ, призвав их проявлять большую активность в отношении устранения «незаконного контента», в том числе — путём разработки инструментов для автоматической идентификации и предотвращения повторной загрузки проблемного контента. Если соцсети не улучшат результаты своих усилий по демонтажу «разжигающих» постов, то Еврокомиссия обещала приступить к законодательному воплощению своих требований.

Однако, как подчёркивают отраслевые эксперты, если исполнительный орган попытается объединить различные типы «незаконного» контента в один и тот же, то получит скорее «ведро проблем». Будет снова запущена алгоритмическая цензура, подчиняющаяся единому набору правил по принципу действия в отношении защищённого авторским правом контента, только в данном случае они будут блокировать загрузку контента террористического. Риски применения подобных методов связаны с большим наличием ошибок при автоматическом регулировании разного типа контента.

Критики закона NetzDG утверждают, что он будет стимулировать технические платформы к цензурированию спорного контента во избежание больших штрафов, и как раз крупным соцсетям придётся действовать быстро, не всегда соблюдая при этом объективность (примеров, когда Facebook удалял не относящиеся к «разжиганию» публикации, пруд пруди). Критика исходит от широкого круга групп и политиков как левого, так и правого флангов. Сети, в частности, Facebook также четко выразили своё недовольство законом.

В спор вступила даже ООН. Дэвид Кэй, специальный представитель ООН по свободе слова, написал правительству Германии и предупредил о возможных последствиях.

«Представьте, что вы — крупная компания, и вы хотите избежать штрафов и ухудшения репутации вашей платформы. А с этими 24-часовыми и семидневными сроками получится так: будет жалоба, вы тут же «снесёте» пост. Зачем вам рисковать, оставляя его в общем доступе? Я думаю, в результате, скорее всего, это обернётся ещё большей цензурой», — опасается Кэй.

«Репортеры без границ» заявляют, что законодательство Германии уже вдохновило «драконовский» новый закон об онлайн-медиа в России.

Поэтому получивший поддержку в Германии закон об удалении ненавистнических постов в «быстрых» социальных медиа на практике может сработать в минус. Кроме этого, чрезмерно экспансивные правила по регулированию «незаконных» онлайн-материалов могут привести к более сильному эффекту сопротивления со стороны онлайн-сообщества, что сильно пошатнёт позицию сторонников жёсткого регулирования, особенно в политическом плане.

.
don but rks

.

Читайте также:

Германия запретила WhatsApp передавать данные пользователей в Facebook
?
Комитет Госдумы по инфополитике открывает новый сезон регрессивного законодательства
?
Германия расширила сферу применения вредоносного ПО для слежки за пользователями мессенджеров
?
Британский премьер требует от IT-компаний удалять экстремистские посты в течение 2 часов
?
ЕС готовит налог на Google и Facebook

.

roskomsvoboda telegram