13 October 2022

Видео с камер из российских регионов соберёт московский центр хранения данных

На мощностях этого центра работает столичная система распознавания лиц, и, по мнению экспертов, такие данные могут быть использованы для борьбы с преступлениями, а также в поиске уклоняющихся от призыва.

Департамент информационных технологий (ДИТ) Москвы в конце сентября текущего года опубликовал на сайте госзакупок тендер на «Выполнение работ по развитию государственной информационной системы «Единый центр хранения и обработки данных» (ЕЦХД) в части работы со средствами видеонаблюдения внешних информационных ресурсов путем модернизации существующих подсистем».

Как пишет «Ъ», одним из первых ознакомившийся с закупкой, ДИТ хочет доработать ЕЦХД таким образом, чтобы другие регионы России могли передавать видео с собственных уличных видеокамер в столичный дата-центр для последующей обработки видео. Напомним, этот дата-центр является основным для столичной мэрии, и на мощностях его работает система распознавания лиц.

Сумма контракта составляет 43,3 млн рублей, а работы нужно выполнить до 16 декабря, следует из технической документации.

Контракт в том числе сделает возможной интеграцию с ЕЦХД систем видеонаблюдения других регионов при желании конкретного субъекта РФ, подтвердили «Ъ» в ДИТ. Там добавили, что интеграция внешних систем видеонаблюдения предполагает исключительно просмотр видеопотоков с камер. Зачем она потребовалась, в ведомстве не уточнили.

Близкий к ДИТ источник пояснил изданию, что в текущих условиях ни у одного региона нет ни денег, ни достаточно крунпых дата-центров для хранения видео, ни централизованного решения для видеоаналитики. По его словам, нужно только разработать единые стандарты передачи данных и договориться о них со всеми поставщиками оборудования вне Москвы. Также, считает он, централизация должна сделать работу системы более отказоустойчивой:

«Основная задача системы распознавания — поиск преступников, лица которых есть в базе МВД. Если в каждом регионе развернут аналог ЕЦХД, которые будут обращаться к базе МВД, она ляжет, а если к ней будет обращаться одна система, нагрузка будет ниже».

Другой собеседник «Ъ» на IT-рынке отмечает, что к современным системам распознавания лиц можно подключить неограниченное число баз данных и камер, но «значительное расширение потребует дополнительных мощностей». Также, говорит он, объединенная сеть должна иметь качественную передачу данных в каждой из точек, но качество интернета, количество камер и наличие другой технологической инфраструктуры, в том числе серверов, от региона к региону сильно отличается.

Технически возможно реализовать и обратный обмен данными — из Москвы в регионы, считает генконструктор системы «Безопасный город» Оксана Якимюк:

«Однако непонятно, на каких условиях будет храниться информация на московских серверах, как долго регионы должны будут хранить эту информацию. Также неясно, кто будет платить за передачу данных».

Сейчас интерес силовых структур к технологиям поиска растет «в том числе в силу сложной политической ситуации и хода военных действий на Украине», подчеркивает один из собеседников издания: «Распознавание нужно для обеспечения безопасности».

Владелец компании «Интернет-розыск» Игорь Бедеров добавляет, что потоковое видео с региональных камер можно использовать для поиска не только террористов, но и граждан, уклоняющихся от мобилизации. Но, подчеркивает эксперт, у полицейских должны быть основания для поиска через систему распознавания лиц, например возбужденное уголовное дело или санкции на проведение иных следственных мероприятий.

На вопрос, как законодательство регулирует вопросы защиты данных в случае утечек из такой огромной базы и кто будет нести ответственность, если снова кому-то захочется заработать на «пробиве» лица, юрист «Роскомсвободы» Никита Истомин ответил так:

«Как таковое законодательное регулирование есть, но оно касается только очень общих вещей и фактически никакой адекватной защиты граждан при использовании технологий слежения не предоставляет».

О том, на каком основании данные из регионов будут передаваться в Москву, эксперт поясняет:

«Основания как раз легко подвести под законный интерес оператора персональных данных или выполнение требований закона (ответы на запросы государственных органов, полиции, госбезопасности и пр.)».

Какой-то чёткой процедуры розыска того или иного человека, например, отказника, тоже не существует, но из-за пробелов в законодательстве у полиции с этим проблем не будет, и здесь Никита Истомин снова вспомнил недавние случаи в Москве:

«В этом-то и проблема правоприменения и отсутствия адекватного специального регулирования. К человеку просто подойдут на улице. Официально — чтоб установить личность. Но раскрывать кому-то, что его нашли с помощью камер, официально никто не будет».

Если после задержания человек сошлётся на нецелевое использование его данных, например, потому что он их предоставлял только для получения банковских услуг, вряд ли это станет весомым аргументом:

«Сказать можно много чего, но никакого эффекта это не даст (по причине описанной выше). Да и тот же Сбербанк обязан по закону предоставлять ПДн в определенных случаях: как правило, это связано с реализацией публичного интереса или защитой прав и законных интересов третьих лиц. Наконец, это вообще никак не связанные между собой вещи — вручение повестки и предоставление ПДн».

Поделитесь материалом

Похожие статьи

Контакты

По общим вопросам

[email protected]

По юридическим вопросам

[email protected]

Для СМИ (предпочтительнее Telegram)

+7 903 003-89-52