28 October 2014

Валентина Матвиенко. Моральный кодекс для интернета

Валентина Матвиенко, председатель Совета Федерации, в продолжение своей статьи в «Уроки интернета», которую мы подробно разобрали и наглядно показали несоответствие слов первых лиц и происходящим в действительности в отношении госрегулирования Сети, дала обширное интервью информационному агентству ТАСС, где в том числе снова затронула вопросы о будущем интернета в России.  

Снова проявляется диссонанс с одной стороны с тем, что законодательно внедряется, с другой стороны — как это функционирует, а с третьей — как это преподносится и под эгидой чего это происходит.

Приводим выдержку.

— Что, Валентина Ивановна, на ваш взгляд, будет с русским интернетом? На последнем заседании Совбеза России, постоянным членом которого вы являетесь, говорили о противодействии угрозам в информационной среде. В сети тут же возникли версии, что речь о тотальном контроле…

— Знаю эту категорию людей: они во всем готовы видеть лишь плохое. Я участвовала в заседании в Кремле и могу утверждать: тема каких-либо запретов не звучала ни словом, ни намеком. Говорили о другом. Президент Путин обратил внимание на существующие риски.

Отдельные страны используют доминирующее положение в глобальном информационном пространстве для достижения не только экономических, но и военно-политических целей. Интернет служит инструментом так называемой мягкой силы. Это надо учитывать. Мы ведь видим, для чего порой задействуют социальные сети. Сфера интернета по-прежнему во многом новая, у нас пока не создана развитая правовая база по ее регулированию.

Надо думать, как все оформить законодательно. Разумеется, будем советоваться с обществом. Но, повторяю, никто планов каких-то ограничений в интернете не вынашивает.

— Но блоги, у которых более 3 тыс. читателей, обязывают регистрировать как СМИ.

— Люди должны сознавать ответственность за распространяемую информацию. Известны случаи, когда анонимно создавались сети по распространению детской порнографии, открывались едва ли не курсы подготовки будущих террористов… Интернет используют в качестве выгребной ямы, сливая туда разного рода нечистоты. Сегодня любого человека можно практически безнаказанно троллить, доводя до нервного срыва.

Закон о СМИ есть, значит, его и надо применять, пока другой не принят. Никто не запрещает блогеру размещать ту или иную информацию, но за ее достоверность придется отвечать. Нельзя давать трибуну людям озлобленным, душевнобольным, морально нечистоплотным. В Интернете должна быть этика, должен действовать моральный кодекc. И принять его надо не на уровне одной страны, а сделать международным, всемирным. Как и сеть. Вопрос для ЮНЕСКО и ООН: им следует определить правила и границы, за которые заступать нельзя.

— А вы, Валентина Ивановна, в соцсети заходите?

— В «Одноклассниках», «ВКонтакте» или Facebook меня нет. Есть блог на сайте Совета федерации, но это все же другое. Не могу назвать себя активным пользователем, посещаю преимущественно информационные сайты. Честно говоря, времени жалко, чтобы писать самой, а если перепоручить помощнику, будет уже не то. Планшет чаще использую для чтения книг в дороге.

— Что сейчас на экране?

— Люблю мемуары политиков, дипломатов, маршалов Великой Отечественной войны. В последнее время много прочла о Первой мировой, генералах Алексееве, Брусилове. Недавно с удовольствием вновь окунулась в мир героев повести Юрия Трифонова «Обмен». Впервые взяла эту книгу в руки, наверное, еще в конце 70-х годов…

— Еще о чтении, Валентина Ивановна. Закон об ограничениях для иностранцев в российских СМИ приняли в сжатые сроки. Чем была вызвана такая спешка?

— Судите по верхушке айсберга, по прохождению документа через пленарные заседания Госдумы. Да, на три чтения хватило недели. Но надо учесть, что профильный комитет полгода работал над законопроектом, депутаты, сенаторы и эксперты сделали массу изменений и дополнений, лишь потом текст вынесли на обсуждение. Обычная процедура! Важнее не сроки, а содержание. Должна сказать, что мы идем в русле мировой практики.

— Да, к эфирному ТВ и радио иностранцев особо не подпускают, но гражданством владельца печатных изданий во многих странах даже не интересуются.

— Везде по-разному. В Америке и Канаде одни правила, в Великобритании — другие, во Франции — третьи. А, скажем, в Китае и Индии иностранным инвесторам не позволяют владеть даже 20-процентным пакетом акций любого СМИ.

Давайте говорить начистоту: от того, в чьих руках находятся общенациональные телеканалы и радиостанции, ведущие газеты и журналы, в значительной степени зависит информационная безопасность страны. Главные СМИ должны работать на Россию, а не против нее.

Да, критикуя власть, да, высказывая разные точки зрения по острым вопросам, но, повторяю, не во вред отечеству, народу. Если собственник — иностранец, и редакционная политика может быть выстроена с учетом чужих, а не национальных интересов.

Такую вероятность нельзя исключать. Уже говорила вам, что американцы владеют изрядным количеством изданий в Европе. Стоит ли удивляться тому, на чью мельницу льют воду эти СМИ?

— Есть тревога, что из-за принятого закона снизятся иностранные инвестиции в отрасль.

— Надо понимать: нередко это не экономические, а политические инвестиции, отношение к ним должно быть соответствующим. Против России развязана реальная информационная война. Не стоит усиливать противника…

— Сейчас группа сенаторов озаботилась тем, что новостям из интернета и с телевидения не хватает позитива. Мол, льют журналисты на головы сограждан негатив, портят настроение.

— Реакция СМИ  на выступление Игоря Чернышова меня удивила, ажиотаж показался избыточным. Коллега ведь не призывал вводить цензуру или как-то ограничивать свободу самовыражения в прессе. Речь о соблюдении разумного баланса в подаче информации, чтобы не возникали ненужные крены и перекосы. Никто не собирается с калькулятором высчитывать процент положительных сообщений, но зрителю и читателю должны быть доступны все стороны жизни, а то ведь иной раз включишь телевизор или откроешь газету и решишь, что конец света уже наступил.

— Но когда бизнес-джет врезается в снегоуборщик на взлетной полосе Внукова и погибают люди, включая главу компании Total, балансировать, Валентина Ивановна, трудно.

— Случай вопиющий, настоящая трагедия. Мы искренне скорбим и сожалеем о гибели господина де Маржери. Понятно, что подобные драматические события заслоняют на какое-то время все остальное. Но на заседании мы говорили о тенденции к погоне за жареными фактами, предвзятости в отборе новостей, что нередко делает картину, создаваемую СМИ, односторонней, неадекватной реальности.

В конце концов, парламент для того и существует, чтобы в нем высказывались разные точки зрения. Но мнение одного или даже нескольких сенаторов еще не позиция палаты. Да, как спикер, я обязана отреагировать на прозвучавшее выступление и дать поручение структурам Совета федерации рассмотреть поднятый вопрос.

Официальным же мнение становится, когда профильный комитет сформулирует отношение к проблеме, а сенаторы позицию поддержат. Я специально подчеркнула, что мы не можем и не будем влиять на редакционную политику тех или иных изданий, но оставлять без внимания озабоченность коллег тоже нельзя. Словом, ждем рациональных предложений от комиссии по информационной политике, возглавляемой, кстати, сенатором Виталием Игнатенко, в недавнем прошлом гендиректором ИТАР-ТАСС.

Поделитесь материалом

Похожие статьи

Контакты

По общим вопросам

[email protected]

По юридическим вопросам

[email protected]

Для СМИ

+7 903 003-89-52