12 November 2014

Верховный Суд оправдал оператора связи, не закрывшего доступ к запрещенной информации

 Ограничение доступа к сайтам различной тематики стало в последнее время обычным делом.

Мы неоднократно описывали самые одиозные случаи, когда сайты в Рунете цензурировались по совершенно диким причинам, однако все попытки пользователей, владельцев сайтов и крупных сервисов обжаловать те или иные незаконные действия и решения госорганов, каждый раз оканчивались неудачей в судах. Довольно очевидно, что полностью сросшаяся с исполнительной властью судебная система  в России прикрывает любые решения прокуроров и чиновников из уполномоченных гос.органов, наотрез отказываясь увидеть какие-либо нарушения законных прав граждан на свободное получение и распространение информации.

Анализ судебной практики позволяет сделать вывод, что во всех случаях, когда какой-нибудь региональной прокуратуре требуется заблокировать тот или иной сайт для пополнения положительной “палочной” статистики о результатах борьбы с распространением противоправной информации, к делу в качестве ответчика привлекается местный Интернет-провайдер доступа, который как правило на суды эти не ходит, т.к. будучи всего лишь информационным посредником, выполняющим функции почтальона, не имеет собственного интереса к публичному  доступу какого-либо  конкретного контента или работе того или иного сайта. По этой причине, решения судов выносятся по искам прокуроров в конвейерном режиме, без привлечения владельцев сайтов, администраторов доменов  и хостеров к судебному разбирательству,  что приводит к несомненному нарушению принципа равноправия cторон в процессе. 

Именно поэтому любые победы в российских судах по принятым законам  о цензуре в российском сегменте Интернета, привлекают столь сильное внимание общественности и надолго запоминаются экспертами отрасли.

Напомним, что за два последних года в ст. 15 специального закона №149-ФЗ “Об информации, информационных технологиях и о защите информации” было добавлено 5 подпунктов, предусматривающих порядок и основания,  при которых  провайдеры обязаны закрывать доступ к сайтам. Таким образом, в настоящее время закон предусматривает внесение в специальные реестры сайтов, на которых распространяется запрещенная к распространению информация следующего характера:

  1. педофилия, суицид, наркотики (№139-ФЗ от 28.07.2012), информация о детях, пострадавших в результате преступлений (№50-ФЗ от 05.04.2013 ), азартные игры и лотереи (№222-ФЗ от 21.07.2014), а также любая другая информация, признанная запрещенной к распространению в соответствии с вступившими в силу решениями российских судов;

  2. пиратский (нелицензионный) видео контент (№187-ФЗ);

  3. призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка (№398-ФЗ);

  4. сайты организаторов распространения информации, не исполняющих требования закона по регистрации, сбору и предоставлению данных о пользователях (№97-ФЗ от 05.05.2014);

  5. сайты, на которых нарушаются требования по хранению персональных данных российских пользователях на серверах в РФ (№242-ФЗ от 21.07.2014).

Кроме непосредственно самих федеральных законов, описывающих порядок блокировки и причины, по которым сайт может быть внесен в один из реестров Роскомнадзора, существуют также и другие причины, не поименованные в законе, по которым прокуроры зачастую требуют немедленной блокировки сайтов, в т.ч Федеральный список экстремистских материалов, который составляется Министерством юстиции России на основе судебных решений. В настоящий момент в данном реестре содержится 2500 материалов, признанных экстремистскими.

Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» № 114-ФЗ от 25 июля 2002 года запрещает на территории Российской Федерации распространение экстремистских материалов, а также их производство или хранение в целях распространения. При этом законом установлено, что признание материалов экстремистскими происходит через суд, а обязанность по ведению реестра экстремистских материалов ложится на Минюст.

Таким образом, Роскомнадзор не имеет полномочий по самостоятельному ведению “экстремистского реестра” и зачастую не включает большое количество материалов, признанных экстремистскими в Единый блек-лист сайтов, не имея на руках такия решения, либо включает их с большим опозданием после получения документов из прокуратуры или суда.

Однако в прокурорской среде полагают, что операторы связи обязаны блокировать доступ к сайтам с экстремистским контентом, невзирая на то, что информации о таких сайтах нет в выгружаемых операторами реестрах. В противном случае, прокуроры признают интернет-провайдеров виновными в распространении экстремистских материалов и привлекают их к административной ответственности по ст.20.29 КоАП РФ. Провайдеры, не согласные с таким положением дел, неоднократно обжаловали такие постановления о привлечении к административной ответственности в судах, но судьи районных судов и суды вышестоящих инстанции вставали на сторону прокуроров, приравнивая предоставление технической возможности доступа к запрещенной информации  к ее фактическому распространению.

Подобная история произошла и с руководителем чувашского филиала ОАО “Ростелекома” Ивановым С.Г. Чебоксарские суды по переданному прокуратурой административному делу  оштрафовали должностное лицо на 2000 рублей за то, что управляемый им филиал не фильтровал “Талмуд о неевреях” и видеолекции Сайда Бурятского в социальной сети ВКонтакте. Будь на месте Иванова руководитель какого-нибудь маленького местнячкового провайдера и, вполне возможно, что ситуация эта осталась бы незамеченной. Однако силами юристов крупнейшего государственного монополиста в области телекоммуникационных услуг указанное дело удалось  довести до Верховного Суда РФ, который установил довольно важную правовую позицию для всех операторов связи, оказывающих услуги на территории России.

Так, высшая судебная инстанция в надзорном производстве подтвердила позицию, изложенную в п.5 ст.46 №126-ФЗ “О связи”, что оператор связи, оказывающий услуги по предоставлению доступа к сети «Интернет», обязан осуществлять ограничение и возобновление доступа к информации, распространяемой  в Интернете в порядке, установленном  №149-ФЗ “Об информации”. При этом, тройка судей особо отметила, что блокировка операторами связи сайтов является крайней мере, применяемой только в том случае, когда сам владелец сайта или хостинг-провайдер не реагирует в установленный законом срок (в течение трех дней  после получения предупреждения)  на требования Роскомндазора удалить противоправный контент.  Лишь только в этом случае, в соответствии  с Правилами создания, формирования и ведения единой автоматизированной информационной системы, провайдер в течение суток с момента обновления информации (ежедневно в 9.00 и 21.00)  в реестре обязан ограничивать доступ к сайтам по доменному имени, IP или url.

Суд делает достаточно логичный вывод, что возможность отследить и ограничить доступ к сайту в сети «Интернет», содержащему информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено, возникает у оператора связи только с момента включения в реестр сетевого адреса, позволяющего идентифицировать соответствующий сайт в сети «Интернет». А учитывая основополагающий принцип законодательства  об административных правонарушениях praesumptio innocentiae, согласно которому к привлечению к административной ответственности  подлежит лишь только то лицо, в отношении которого установлена вина, суд постановил, что ввиду отсутствия вины  руководителя филиала “Ростелекома”, суды незаконно привлекли должностное лицо к административной ответственности и назначили г-ну Иванову административный штраф.

Таким образом, Верховный Суд сделал два довольно важных для дальнейшей правоприменительной практики вывода:

1. Интернет-провайдеры не обязаны прибегать к крайней мере в виде ограничения доступ к контенту до тех пор, пока информация о сайтах, на которых размещен тот или иной противоправный контент не будет внесена в спец. реестр Роскомнадзора;

2. Ни один информационный посредник не может быть обвинен в распространении или предоставлении доступа к противоправному контенту до тех пор, пока не будут предприняты все предусмотренные законом меры по уведомлению хостера и владельца сайта для добровольного удаления сомнительного контента в срок, установленный законом.

Самоцензура, являющаяся следствием агрессивной информационной политики органов прокуратуры,  все чаще встречается в жизни российского Интернета и применяется некоторыми участниками информационного обмена из-за страха быть привлеченным к административке, особенно в тех случаях,  когда речь идет о лицензии  на оказание услуг доступа к сети. Надеемся, что  указанным решением Верховного Суда поставлена окончательная точка в порочной прокурорской практике по преследованию операторов связи, а также других лиц за нефильтрацию контента на сайтах, не внесенных в специально созданные реестры, оператором которых является Роскомнадзор.

Саркис Дарбинян, «РосКомСвобода»

Поделитесь материалом

Похожие статьи

Контакты

По общим вопросам

[email protected]

По юридическим вопросам

[email protected]

Для СМИ

+7 903 003-89-52