09.06.2015

Казахстан копирует у России регрессивное интернет-законодательство с запретами и блокировками

 Несмотря на недавнее решение Конституционного совета Казахстана, который признал текст закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» (аналог российского "о черных списках сайтов") не соответствующими Конституции страны, в Казахстане продолжается политика в отношении усиления цензуры в интернет-пространстве. Данная страна копирует все те законодательные и правоприменитель-ные меры, что действуют и происходят в России в отношении усиления давления государства на Сеть. Как сообщает портал Курсив.KZ, председатель Комитета связи, информатизации и информации министерства по инвестициям и развитию РК Сакен Сарсенов сообщил, что возглавляемое им ведомство усердно ищет и блокирует интернет-ресурсы, которые помогают казахстанцам обойти запрет на блокировку сайтов

белые нитки - kz ru_cr Несмотря на недавнее решение Конституционного совета Казахстана, который признал текст закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» (аналог российского «о черных списках сайтов») не соответствующими Конституции страны, в Казахстане продолжается политика в отношении усиления цензуры в интернет-пространстве.

Данная страна копирует все те законодательные и правоприменитель-ные меры, что действуют и происходят в России в отношении усиления давления государства на Сеть.

Как сообщает портал Курсив.KZ, председатель Комитета связи, информатизации и информации министерства по инвестициям и развитию РК Сакен Сарсенов сообщил, что возглавляемое им ведомство усердно ищет и блокирует интернет-ресурсы, которые помогают казахстанцам обойти запрет на блокировку сайтов. Так называемые прокси-серверы, по сути, оказались вне закона.

Оказалось, что решением суда 10 сентября 2014 года в Казахстане были запрещены сайты, для обхода блокировки информации.

«Запретить функционирование сетей и (или) средств связи, используемых в целях обхода технических возможностей операторов связи, применяемых для прекращения распространения на территории Казахстана продукции иностранных средств массовой информации», — сказано в решении неназванного суда.

Сакен Сарсенов сообщил, что в этой связи проводится работа по поиску и ограничению доступа Интернет-ресурсов, используемых для обхода технических возможностей операторов связи, применяемых на территории РК запрещенной информации.

Стоит отметить, что блокировке в РК подвергнуты не только сайты, распространяющие экстремистские или порнографические материалы, но и ряд вполне легальных средств массовой информации, в частности, сайт международного информационного агентства «Фергана» или же блог-платформа Livejournal.

Любопытно, что никакой конкретной информации о решении, какого именно суда идет речь – нет. В комментарии Сакена Сарсенова для СМИ этот вопрос остался не проясненным.

Между тем, 29 мая Совет по правам человека Организации объединённых наций признал анонимность одним из неотъемлемых прав человека, вне зависимости от места проживания жителя Земли.

Главный вывод документа: возможность анонимного пользования интернетом и использование шифрования личных данных и средств коммуникации необходимы и должны расцениваться как часть прав человека.

Согласно сообщению, опубликованному на официальном сайте ООН, средства анонимизации и шифрования являются необходимыми для того, чтобы человек был свободен в выражении своего мнения в цифровую эпоху. Отмечается, что, несмотря на то, что средства обхода блокировки в интернете могут быть использованы преступниками, но по той же логике и обычный телефон можно использовать как для совершения злодеяния, так и для его предотвращения.

В документе ООН указывается, что запрет на анонимность, в целях борьбы с предполагаемыми террористами и злоумышленниками, может нарушить права гораздо большего числа граждан.

Журналисты, общественные организации, члены этнических и религиозных групп, активисты, студенты, художники и другие люди, не застрахованные от преследований, могут быть подвергнуты преследованиям, поэтому они должны быть уверены, что их письма никто не читает, кроме адресата, считают в ООН.

Напомним, что и интернет-ресурс «РосКомСвободы» также оказался в реестре запрещенных сайтов по решению суда г.Анапы, который удовлетворил абсурдное и технически безграмотное заявление местного прокурора о признании страницы «Инструментарий» нашего портала анонимайзером, который подлежит запрету.

Еще одним негативным трендом в госполитике по отношению к интернет-пространству в Казахстане стал судебный прецедент в европейской практике, который депутаты в России захотели воплотить в крайне неоднозначный закон, чему хотят последовать и чиновники в РК.

Как информирует портал inoСМИ.ru, чиновники в Казахстане и России утверждают, что вердикт Европейского суда создал прецедент, позволяющий им еще больше усилить контроль над Интернетом. Обе страны печально известны цензурой СМИ и блокировкой критикующих власти веб-сайтов.

Европейский суд постановил в мае 2014 года, что поисковые системы, включая Google, должны дать возможность удалять из поисковых результатов информацию, которую упомянутые стороны считают «неадекватной, не относящейся к делу или устаревшей, или чрезмерной».

Данное постановление суда, по сути, дает интернет-пользователям «право быть забытыми» — т.е. право потребовать, чтобы поисковые системы удалили упоминания о личной информации. В соответствии с вердиктом, сайты не обязаны удалять информацию; удалению подлежат лишь ссылки на эту информацию в поисковых системах, что, по мнению многих, является не менее важным.

После принятия этого постановления интернет-активисты по всей Европе выступили с предупреждением, что оно может стать объектом манипуляций и превратиться в потенциальную угрозу для свободы выражения в интернете. По данным компании Google, в соответствии с вердиктом ею было удалено 334 тыс поисковых результатов.

По сообщению новостного агентства «Интерфакс», помощник президента РФ Игорь Щеголев заявил 20 апреля, что российские граждане также должны иметь право потребовать удалить ссылки на их личную информацию.

Двумя днями позже схожее заявление прозвучало и в Казахстане, когда 22 апреля депутат Турсунбек Омурзаков поднял данный вопрос во время заседания парламента, посвященного предлагаемым поправкам в казахстанское законодательство о СМИ. Как подтвердили местным СМИ казахстанские чиновники, после заявлений Омурзакова регулирующие органы «занимаются рассмотрением данного вопроса».

Но за подобными заявлениями, по всей видимости, стоит желание авторитарных правительств еще более ограничить способность наблюдательных организаций призвать чиновников к ответу за их действия. На постановление Европейского суда могут начать ссылаться при необходимости удалить информацию, выставляющую правительства или их лидеров в дурном свете. По словам местных активистов, борющихся за свободу информации в Интернете, применяемые правительствами Казахстана и России методы по блокированию доступа к критически настроенным сайтам при помощи фильтров и шпионского программного обеспечения показывают, что власти интересует не справедливость, а усиление контроля. Международная организация Freedom House в своем последнем отчете «Свобода в Сети» оценила интернет в этих двух странах как «частично свободный».

«Право быть забытым — это лишь естественное продолжение уже введенных местными властями мер по осуществлению цензуры Интернет-контента», — заявил Адиль Нурмаков, эксперт по новым медиа в алматинском университете КИМЭП.

По словам Нурмакова, казахстанские власти поняли, что обойти их фильтры может уже кто угодно, и «следующим шагом является оказание давления на Интернет-компании вроде Google. Эти компании обычно оказывают сопротивление давлению со стороны относительно маленьких государств и рынков вроде Казахстана. Но постановление Европейского суда дало [казахстанскому правительству] юридические основания, необходимые, чтобы заставить их [Google] слушаться».

В Казахстане парламент в прошлом году ввел ряд новых драконовских мер, дающих местным властям широкие полномочия по блокировке сайтов и социальных сетей без санкции суда после объявления режима «чрезвычайной ситуации».

Кремль также не покладая рук укреплял контроль правительства над Интернетом. Принятый в 2012 году закон (139-ФЗ, закон «о черных списках сайтов») обязал Роскомнадзор, государственное ведомство, ответственное за наблюдение за сферой информационных технологий и СМИ, составлять и обновлять черный список сайтов и контента. Затем в 2014 году был принят еще один закон, позволивший генпрокурору обращаться к Роскомнадзору с запросами о блокировке Интернет-контента «экстремистского» содержания без санкции суда (398-ФЗ). Тут же были заблокированы сайты, известные своей критикой Кремля и ведения Россией войны на Украине, включая сайт Kasparov.ru, возглавляемый шахматистом и политическим активистом Гарри Каспаровым.

Также в 2014 году Кремль проследил за принятием закона (242-ФЗ), предписывающего иностранным Интернет-гигантам, включая Google, Facebook и Twitter, хранить личные данные местных пользователей на серверах в России (где, по опасениям активистов, власти могут получить к ним доступ). Этим компаниям дали время до сентября 2016 года для введения мер по исполнению данного закона. В противном случае их могут заблокировать.

Казахстанские власти попытались сделать нечто подобное в июне 2011 года, но тогда Интернет-титан отказался подчиняться и временно закрыл свой местный сервис, Google.kz, после чего местные власти отступились и сервис возобновил работу.

«В соответствии с действующим законодательством [в России] позволено удалять оскорбительную и ложную информацию, — сказал EurasiaNet.org Станислав Козловский, глава российского отделения Wikimedia, фонда, занимающегося развитием онлайн-энциклопедии Wikipedia. — Право быть забытым удлинит властям руки и позволит также удалять правдивую и неоскорбительную информацию».

По словам активистов, борющихся за свободу СМИ в России и Казахстане, утверждения чиновников выходят далеко за рамки текста постановления Европейского суда, в котором прописаны четкие границы применения данного вердикта. Например, данный вердикт не распространяется на публичных фигур и политиков. Не распространяется он и на информацию, представляющую «интерес для общества». Кроме того, постановление дает компании Google право самой оценивать каждый запрос об удалении информации без политического или судебного давления.