18.06.2015

Как проходило обсуждение в Госдуме законопроекта о «праве быть забытым» в 1 чтении, реакция отрасли и общества

"Это хорошо, когда люди пытаются защитить  актуальную и правдивую и честную информацию, но наш закон не про это, наш закон как раз наоборот» (из выступления депутата Алексея Казакова, инициатора законопроекта о "праве быть забытым")

Предлагаем вашему вниманию видеозапись обсуждения депутатами Госдумы резонансного и раскритикованного интернет-отраслью и общественностью законопроекта о «праве на забвение».

.

.

.

А на этом видео депутат Дмитрий Гудков, тот единственный, кто голосовал против данного законопроекта рассказывает о нём от первого лица из зала заседания (видео запрещено к встраиванию, поэтому ссылкой): https://www.youtube.com/watch?v=O8tNccnLffk

Голосование депутатов в 1 чтении:

голосование в 1 чт права быть забытым

Поименно: http://vote.duma.gov.ru/vote/91063

.

Дополнительные материалы и новости по теме:

Текущие опросы по сути концепции «права быть забытым»
1) Считаете ли вы, что у граждан должно быть право удалять ссылки на информацию о себе из поисковиков?
2) Нужно ли пользователю право на забвение в интернете?

.

РБК — Кремль и поисковики договорились смягчить закон о «праве на забвение»

Первый замруководителя администрации президента Вячеслав Володин провел встречу с представителями компании «Яндекс», рассказал РБК собеседник в Госдуме​​. По итогам встречи в среду, 17 июня, в комитете Госдумы по информационной политике состоялось совещание с участием представителей «Яндекса», РАЭК и сотрудников администрации президента, сообщил РБК собеседник в комитете. Обсуждалась корректировка законопроекта о «праве на забвение», чтобы мнение отрасли было учтено ко второму чтению. Представители интернет-отрасли оперативно подготовили ряд поправок — ​все они в среду «детально обсуждались», рассказали РБК представители «Яндекса» и РАЭК, часть предложений представители комитета поддержали.

Ключевым вопросом для отрасли было исключение из законопроекта положения, обязывающего поисковики удалять ссылки на достоверную информацию, которой исполнилось три года, рассказал собеседник в комитете. На эту норму наибольшее внимание обращала общественность и ряд депутатов Госдумы. В частности, это положение во время обсуждения законопроекта в первом чтении на пленарном заседании Думы во вторник критиковал депутат Дмитрий Гудков: по его мнению, удаление ссылок на достоверные сведения приведет к тому, что люди не будут знать правду о том, кто лучший врач, учитель, а также о людях, купивших «шубохранилища». Комитет поддержал отрасль в этом вопросе, сказал источник РБК: норма будет исключена из законопроекта.

Поправки к законопроекту могут внести к 19 июня.

Кроме того, как рассказали РБК участники встречи, удалось достигнуть компромисса еще в двух вопросах: закрепить «обязательное указание в заявлении конкретного URL на информацию, которая должна быть исключена из результатов поиска», и «принцип исключения ссылок из выдачи только по запросам, содержащим имя и фамилию человека» (это соответствует в том числе европейской практике).

Представители интернет-отрасли также предлагали снять с себя несвойственные им функции государственных и судебных органов и переложить их, к примеру, на Роскомнадзор. «Мы считаем, что решение о правомерности заявок на удаление должна принимать не частная компания, а уполномоченный орган. Это соответствует интересам граждан и общества в целом. Но на данном этапе наша позиция не была поддержана», — рассказала пресс-секретарь «Яндекса» Ася Мелкумова.

.

FurFur — В «Гугле» забанили: Нужно ли нам «право быть забытым»?
Чем в точности является «право на забвение», почему его приняли в Европе и для чего оно российским депутатам.

Джимми Уэйлс (основатель Википедии):
«История — это такое же право человека, и пытаться заставить другого замолчать — один из худших человеческих поступков. Я уже долгое время являюсь публичной персоной, некоторые люди говорят обо мне хорошие вещи, некоторые — плохие. Это история, и я никогда бы не стал использовать закон для того, чтобы подавить правду. Я думаю, что это глубоко аморально».

Артем Козлюк (РосКомСвобода):
«Так называемое право на забвение выглядит правом лишь с поверхностной точки зрения обывателя. Если копнуть само понятие и тот текст законопроекта, который предложен депутатами Госдумы, станет очевидно, что такое право не служит ни интересам общества, ни развитию современных технологий взаимодействия.
Особенно одиозен пункт о возможности исключать из поисковой выдачи правомерную информацию без всякого решения суда. Просто потому, что кому-то так захотелось.
Такими темпами наше общество получит зачатки белых пятен в человеческой истории, которые со временем превратятся в огромные массивы исключённой из общественного внимания информации.
„Право за забвение“ можно относительно адекватно реализовать только при совокупности двух принципиальных моментов: первое — это удаление поисковой информации исключительно по судебному решению, второе — создание общедоступного каталога, в котором будет находиться вся исключённая из поиска информация».

Саркис Дарбинян (руководитель Центра защиты цифровых прав):
«Дело Гонсалеса против Google очень своеобразно интерпретировано авторами российского законопроекта. По сути, депутаты Госдумы пошли ещё дальше Европейского суда справедливости, предложив удалять в том числе и достоверную информацию из сети, а также возложить на инфопосредников всю ответственность по удалению и блокировке данных, подлежащих забвению.
Если этот закон пройдёт в том виде, в котором его внесли, соцсетям, поисковикам, форумам, блогам, СМИ в рунете будет очень непросто. В решении ЕСПЧ предусматривается не абсолютное право требовать удаления о себе недостоверной либо достоверной, но неактуальной информации из поискового сервиса, а лишь необходимость Google, оценив в каждом случае баланс частных и публичных интересов, принять решение по исключению информации из поисковой выдачи. В нашем же варианте „права на забвение“ нет ни слова про это. Зато есть про драконовские штрафы и обязанности размазанного круга лиц в интернете удалять всё, что скажут кандидаты на забвение, под страхом наказания.
Инициатором закона об амнезии, очевидно, являются лоббисты, которые хотят получать дополнительные рычаги воздействия на владельцев веб-сайтов и удалять нелицеприятную информацию о себе легко и просто. На самом деле нет никакой необходимости в подобном законе. Не существует никакого массового общественного запроса. Действующее законодательство уже даёт все возможности любому лицу обратиться в суд с требованием ограничить доступ к веб-сайту в связи с нарушением его права на использование изображения и персональных данных. Кроме того, есть законодательство о диффамации и о защите чести и достоинства, иски по которому также подаются в отношении авторов, операторов веб-сайтов и инфопосредников. Проблема не в том, что не хватает регулирования, а в том, что не хватает нормальной правоприменительной практики и разъяснений Верховного суда по подобным вопросам. Закон, если он будет принят, может повлечь самые печальные последствия для российского рунета, открыв ещё одну правовую возможность для онлайн-цензуры и недобросовестной конкуренции».

 .

Deutsche Welle — Закон о «праве на забвение» — удавка на шее Рунета (Александр Плющев)

Почему же в России, где европейские ценности нынче не в почете, бросились защищать весьма сомнительное «право быть забытым»? С чего бы в стране, где количество прав неуклонно снижается, а число запретов растет, вдруг проснулась такая забота о privacy, понятии, которому даже нет адекватного русского перевода? Вплоть до того, чтобы принять первый в мире закон на этот счет. Самое распространенное объяснение — про чиновников, которые хотят, чтобы поскорее забыли о шубохранилищах их жен, внезапно богатых тещах и давних связях с авторитетными людьми — мне кажется несколько поверхностным и однобоким.

Российские законодатели, в отличие от Европейского суда, не сделали исключения для публичных людей. И в этом мы, безусловно, демократичнее Европы: стереть неприятное из поисковой выдачи могут потребовать все, а не только безвестные простолюдины! Но эта возможность, скорее, не более, чем приятный побочный эффект, а смысл — совсем в другом. Этот закон позволяет серьезно влиять на работу практически любого информационного интернет-ресурса в Рунете, а в конечно итоге — просто его задушить.

Интернет в последние годы рос не только как отрасль, как сфера бизнеса, но и как информационный, а потому стратегический ресурс. Еще два таких ресурса — телевидение и НКО — уже поставлены в прямую зависимость от государства. Теперь настала очередь интернета. Вряд ли к 2018 году поиск в Рунете будет выглядеть столь апокалиптично, как в появившемся через несколько часов после принятия закона в первом чтении проекте «Забвение», но тенденция не радует. Надежда только на то, что умная, прогрессивная технология всегда найдет способ обойти любой глупый, вредный и позорный закон.

.

Официальный блог Mail.Ru Group — Антон Мальгинов, руководитель юридического департамента MGR О «праве на забвение»

—    Чрезмерно широкий круг информации для удаления
Законопроект предусматривает обязанность по удалению ссылок на достоверную информацию, имеющую отношение к конкретному лицу, даже распространенную в соответствии с законом, более чем трехлетней давности.
Практически любые события в общественно-политической, культурной, экономической или иных сферах так или иначе связаны с информацией о конкретных людях. При этом требование об удалении ссылок на достоверную и законно распространенную информацию не обусловлено никакими иными критериями в отношении информации (например, негативный характер для заявителя и отсутствие ее значимости для других лиц и т.д.).
Кроме того, законопроект позволит удалять ссылки на доступные и законным образом созданные реестры и базы данных, средства массовой информации, что на практике может также привести к ограничению свободного обращения информации в целом.

—  Возложение контрольной функции на оператора поисковой системы
Оператор поисковой системы не является владельцем информации, ссылки на которую предоставляются поисковой системой. Поэтому оператор поисковой системы не имеет и не может иметь сведений, необходимых знаний или полномочий для установления фактических и иных обстоятельств, которые позволят ему сделать выводы о действительности или недействительности заявленной гражданином информации, фактическом сроке произошедших событий, соблюдении требований закона при размещении той или иной информации.
Возложение на оператора поисковой системы обязанности по квалификации информации в соответствии с обозначенными в законопроекте категориями по сути наделяет оператора контрольными функциями за оборотом информации, для реализации которых у оператора нет ни необходимого инструментария, ни полномочий.
Более того, в этой части происходит подмена функций государственных исполнительных и судебных органов дискреционными полномочиями частных (как правило), в том числе зарубежных, операторов поисковых систем.

—  Отсутствие необходимости предоставления URL
Формулировки закона предусматривают прекращение выдачи ссылок на информацию, а не на конкретные сайты или страницы. С практической точки зрения это означает, что поисковая система технически должна научиться определить информацию, ссылки на которую нельзя выдавать, найти такую информацию в интернете, заблокировать выдачу всех ссылок на все обнаруженные ресурсы, регулярно обновлять не только поисковый индекс, но и индекс информации, ссылки на которую нельзя выдавать.
Законопроект не предусматривает обязанность заявителя указывать конкретный адрес (URL) страницы, где содержится информация, ссылка на которую не подлежит выдаче. Вместе с тем, текущие алгоритмы работы требуют именно указания конкретного URL для исключения его из поисковой выдачи.

—  Определение поисковой системы
Из определения «поисковой системы» не понятно, распространяется ли такое определение на поисковые системы в рамках отдельных ресурсов или отдельных сайтов (например, поиск по сайту, поиск в почте, поиск по социальной сети и др.). Определение требует уточнения для исключения такого специального вида поиска, как поиск ресурса по сайту, поиск в почте, поиск по социальной сети и др.

.

РАЭК — Состоялось обсуждение отраслевых поправок в законопроект № 804132-6 (т.н. законопроект «О праве на забвение»)

Поправки (со стороны интернет-отрасли) были подготовлены в кратчайшие сроки и согласованы представителями интернет-отрасли, сведены в таблицу юридическим отделом РАЭК и представлены для обсуждения с субъектами права законодательной инициативы с целью их принятия во втором чтении. Во встрече приняли участие представители профильного комитета Госдумы, руководство РАЭК, представители компании Яндекс.

По итогам встречи были детально обсуждены все предложенные отраслью поправки.

При этом особый акцент был сделан на таких вопросах как: 

  • Возложение на операторов поисковых систем несвойственных им функций государственных и судебных органов (предложение отрасли передать эти функции, к примеру, в Роскомнадзор, не было принято);
  • Вопрос прекращения выдачи ссылок на достоверную информацию о событиях, имевших место более 3 лет назад (удалось предварительно договориться о том, что вопрос о прекращении выдачи ссылок на такую информацию будет снят);
  • Вопрос закрепления принципа исключения ссылок из выдачи только по запросам, содержащим имя и фамилию человека, что соответствует и европейской практике;
  • Исключение из законопроекта отсылок и поправок в Гражданский кодекс Российской Федерации (устранена неопределенность, связанная с отсылкой к статье 152 ГК РФ, которая касается исключительно защиты чести, достоинства и деловой репутации, предполагает возможность удаления или опровержения сведений,  а не прекращения выдачи ссылок);
  • Вопрос подсудности (возможность подачи исков по месту жительства истца, а не как предусмотрено по общему правилу — по месту нахождения ответчика);
  • Указание конкретного URL на информацию, которая должна быть исключена из поисковой выдачи по заявлению пользователя.

В итоге диалога со стороны инициаторов законопроекта были получены заверения, что предложенные выше моменты будут учтены при доработке законопроекта.

Яндекс.Метрика
Переключиться на старую версию