07.09.2016

Финансово бездонный «пакет Яровой» вынудил власти заговорить о поправках

Пока очень робко, пытаясь сохранить лицо, власти заговорили о внесении изменений в "пакет Яровой", одновременно разыскивая технического исполнителя среди российских фирм

yarovaya i putin

Министр связи и массовых коммуникаций России Николай Никифоров заявил о нецелесообразности внесения корректировок в антитеррористический пакет законов депутата Ирины Яровой и сенатора Виктора Озерова, пока не возникло очевидных вопросов к правоприменению данного закона. И вдруг буквально через несколько часов после его заявления Президент России Владимир Путин на встрече с «Единой Россией» и экспертами заговорил о возможности внесения таких корректировок:

«Нужно внимательно смотреть, что происходит с применением законов и, если мы все вместе увидим, что возможны решения, которые и задачу решат (по обеспечению безопасности), и бизнес не поставят в сложное положение, то тогда, может быть, и здесь нужно будет какие-то коррективы внести».

.

Данная новая риторика выглядит весьма неожиданно. Несколько месяцев лоббисты принятых в июне Госдумой, одобренных Советом Федерации и подписанных в июле Президентом «антитеррористических поправок» с абсолютно незамутнённым взором, честно глядя в глаза журналистов и телекамер заявляли об отсутствии каких бы то ни было издержек, которые понесут государство, бизнес и, самое главное, российское право, а тут вдруг согласно закивали.

В частности, сама инициатор принятия вышеназванных поправок — Ирина Яровая, присутствовавшая на встрече с Путиным, не стала повторять сказанные летом слова об отсутствии оснований для повышения тарифов на связь только потому, что они не вписаны в закон (видимо, госпожа Яровая думает, что если Госдума прикажет ценам не расти, они её обязательно послушаются). Нет, Ирина Анатольевна, судя по всему, вместе со всеми согласно кивала, заверив, что абсолютно согласна с мнением главы государства. По ее словам, главное при обеспечении безопасности — «действовать на опережение». Ну да, прекрасное «опережение» — залезть в карман бизнеса и собственных граждан, воплощая в жизнь какие-то свои не связанные с реальностью амбиции.

Некоторую неразбериху вносят в и без того непростую ситуацию с реализацией «пакета Яровой» слова вице-премьера Аркадия Дворковича, прокомментировавшего поставленную перед правительством задачу о принятии решения об объемах и сроках хранения данных:

«Если говорить именно о трафике, то закон напрямую не предусматривает эту обязанность, потому что правительство должно принять решение об объемах и сроках хранения таких данных. Поскольку такое решение пока не принято, никаких новых обязанностей в этой части у компаний пока не возникнет и никаких инвестиций пока не потребуется».

.

Хочется каждый раз после высказываний ответственных за исполнение этого законопроекта политиков попросить на минуточку остановиться и как-то более детально объяснить — что они имеют в виду, а также как это увязывается с заявлениями их коллег из министерств и словами Президента. С одной стороны, Дворкович заявляет о незначительных затратах на техническую реализацию «пакета Яровой», с другой стороны — о решении по срокам хранения трафика. Если попробовать сопоставить воедино всё сказанное вице-премьером, а также вспомнить о планируемых затратах на приобретение оборудования для сбора всех звонков, сообщений, переписки и т.п., Дворкович намекает на значительное сокращение времени хранения вышеобозначенного трафика? Ну, в таком случае, заявленные Яровой и Озеровым месяцы и годы автоматически сокращаются (грубо) до дней и недель. Проблема в том, что представители власти порой озвучивают какие-то взаимоисключающие полумеры, которые необходимо додумывать. Если не знать фамилий и званий высказавшихся недавно относительно «пакета Яровой» политиков, можно принять их всех за иностранных разведчиков, цель которых — всех запутать, сбить с толку, пока кто-то из их коллег в этот момент совершает какую-то главную диверсию.

Ранее ни депутаты, ни сенаторы, ни Президент словно демонстративно не слышали мнения экспертов, представителей отрасли и общественности, словно не было с момента возникновения законопроекта заключений экспертных комиссий и почти панических настроений операторов. А совершенно незначительные, можно сказать — кукольные изменения, внесённые в законопроект, касающиеся сокращения хранения трафика и метаданных, были законотворцами представлены чуть ли не как высшая милость, проявленная по отношению к критикам законопроекта. Конечно, зачем слушать мнения тех, кто понимает в техническом (да, видимо, и в правовом вопросе) больше тебя? Лучше самому проверить собственную некомпетентность, а затем порционно выдавать прессе сигналы о возможных внесениях изменений в собственные невыполнимые инициативы, думая, что данная тактика позволит им сохранить лицо и что никто ничего не заметит. Ну да, конечно. Сразу сесть за стол переговоров с профессионалами им совершенно не интересно, а им таки есть что сказать по этому поводу.

Генеральный директор МГТС Андрей Ершов недавно высказался относительно стоимости реализации «пакета Яровой»:

«Сегодня аналогов оборудования, которое необходимо для выполнения «закона Яровой», в России не существует. И это задача тех государственных структур, на которые будет возложена реализация «пакета Яровой». Соответственно, основное опасение, которое публично высказывают все операторы, это стоимость таких решений. Потому что, пересчитывая необходимые массивы оборудования в ценах ведущих мировых вендоров, которые занимаются созданием массивов хранения данных, мы понимаем, что речь идет о десятках миллиардов рублей. Сейчас идет некая дискуссия о том, сколько это может стоить. Законодатель говорит, что это не стоит более пяти миллиардов. Последняя информация от «Ростеха»: разработка будет стоить около десяти миллиардов. Сколько будет стоить производство и во сколько это обойдется операторам — об этом пока речь не идет. (…) если эта стоимость будет существенно превышать возможности и ресурсы операторов, это будет означать, что таким образом мы просто убьем телеком-отрасль. Телеком — наиболее капиталоемкая индустрия. Раз в три года меняются технологические решения, которые требуют капитальных вложений на реконструкцию сетей. Это можно проследить на примере мобильных операторов: от просто голосовых услуг до сегодняшнего 4G и грядущего 5G, хотя еще недавно казалось, что 4G — это верх совершенства.

Если реализация закона потребует практически всего капитального ресурса операторов, это означает, что мы остановимся. Мы открытая публичная компания и подчиняемся законам нашей страны. Но если эти законы могут привести к полной остановке развития отрасли, наверное, законодателю нужно взвешенно принимать решения».

Напомним, операторы в целом оценили возможные затраты в 2,2-3,9 триллионов рублей — сумму, которая превышает получаемую ими прибыль и отчисляемые налоги. Согласно недавней оценке экспертов, подсчитавших затраты на заявленное операторами оборудование, сумма может дойти до 10, а то и больше триллионов рублей — это не считая ежегодных вложений (около 10-20% данной суммы) в поддержку системы. Инициатору же закона, сенатору Озерову, эксперты из параллельной вселенной насчитали всего три миллиарда рублей затрат. Забавно, что «Ростех», на чьё умение в реализации скандального законопроекта на заседании Совета Федерации Озеров уповал, озвучил десять миллиардов. Совершенно очевидно, что потолки, с которых политики и окологосударственные предприятия берут свои цифры, находятся в разных комнатах. А то и разных странах.

Кстати, о весьма тёплых отношениях некоторых российских министерств и «Ростеха» на своём сайте очень детально рассказал Леонид Волков. Совершенно неприкрыто лоббируемые интересы госкорпорации, чьи услуги пытаются навязать к месту и не к месту, не могут не бросаться в глаза. Помимо желания оседлать тему с технической реализацией «пакета Яровой», «Ростех» интегрируется в работу по созданию «суверенного интернета», разрабатываемого под руководством министра связи Никифорова уже достаточно долгое время. И, как уточняет Волков,

«…если очень кратко, то речь идет о том, чтобы научиться делать так, чтобы можно было интернет в России от зарубежного отрезать, но при этом банки бы проводили транзакции, самолеты бы не падали и так далее».

.

Так что в вопросах «суверенного обособления» России вышеназванная госкорпорация появляется уже не первый раз. Причём, по мнению профессора МГИМО Валерия Соловья, полностью изолировать страну от внешнего интернета практически невозможно, а следовательно речь идёт не столько о реализации параноидальных амбиций, сколько о банальном освоении бюджетов.

Примерно того же мнения, что и Волков, придерживается руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского Центра Карнеги Андрей Колесников:

«Корпорация «Ростех» носит характер разнообразный по форме собственности, но в принципе мы можем говорить, что это гигантская госкомпания, выполняющая спецзадачи государства. Деятельность корпорации финансируется из денег налогоплательщиков. Соответственно, все эти придумки Яровой оплачиваются гражданами. Более того — оплачивается слежка за самими собой! За свои же деньги! Никто их, естественно, при этом не спрашивает. Была еще новость о том, что, возможно, пенсионные накопления россиян, которые уже когда-то направляли на присоединение Крыма, направят частично на осуществление «пакета Яровой». Это, конечно, вверх государственного цинизма по отношению к своим гражданам. Фактически происходит изъятие частных денег и направление их на комплементацию закона, который является жестко репрессивным. Это какая-то фантастика!

[При этом] наше законодательство всегда ссылается на зарубежный опыт, в частности на закон об «иностранных агентах». Зарубежный опыт, несомненно, есть. Но в законы в нормальных демократических странах вкладывается иной смысл. Наш опыт скорее опыт авторитарных стран. Это наше российское «ноу-хау» с элементами существенного нашего особого пути».

.

Также, по его мнению, «повысится цена на мобильную связь и все то, что с этим связано. Соответственно, это внесет в свой вклад в потребительскую инфляцию, так как мобильная связь сейчас стала частью повседневной жизни миллионов и миллионов людей. Что касается других последствий, то напрямую это не повлияет на состояние кошельков, потому что все равно налоги собираются, все равно сборы уходят государству… Самое страшное уже произошло! Пенсионные накопления уже заморожены». Напомним, недавно стало известно о намерении «Ростеха» исполнить закон Яровой за счет пенсионных накоплений россиян, возвращать которые будут операторы связи – по 3–4 млрд рублей в год каждый.

Пессимистичны также и прогнозы депутата Госдумы Дмитрия Гудкова: «Разорение провайдеров ближе, чем кажется. Осталось меньше полутора лет, как пресловутое полугодовое хранение данных вступит в силу. К тому времени все компании уже должны будут приобрести себе жёсткие диски, оборудовать центры хранения информации, закупить поисковые системы, установить их на серверы для поиска наших неправильных разговоров… И придётся вспомнить, что такое внутрироссийский роуминг, открыть для себя европейские цены на связь при их далеко не европейском качестве».

Похоже, что власти морально готовы к тому, чтобы начать торговаться с отраслью в условиях никуда не собирающегося уходить экономического кризиса. Однако обещанные преференции лоббистам законопроекта от госпорпораций всё же выполнять придётся, поэтому и планируется задействовать такие ресурсы, которые если ударят по карману простых россиян, то только в долгосрочной перспективе, а там будь что будет.

.

don but rks

.

Читайте также:

Кормушка тотальной слежки через лояльность к «пакету Яровой»
🔓
Работать всю жизнь на «пакет Яровой»: деньги на реализацию тотальной слежки планируется брать из Пенсионного фонда
🔓
Эксперты из параллельной Вселенной сообщили сенатору Озерову, что стоимость «пакета Яровой» — всего 3 млрд рублей
🔓
Закон о тотальной слежке подорожал ещё на 8 триллионов рублей

.
roskomsvoboda android

Яндекс.Метрика
Переключиться на старую версию