07.03.2019
Четыре новых выстрела Госдумы по свободе слова в России
Пакет из четырёх законопроектов, вводящих жесткие наказания за недостоверную информацию и неуважение к власти, приняты Госдумой в окончательном чтении

duma shoots

Депутаты приняли в третьем чтении пакет законопроектов авторства сенаторов Андрея Клишаса и Людмилы Боковой, а также депутата Дмитрия Вяткина, которые вводят наказание за распространение недостоверных новостей в СМИ и интернете, а также за «явное неуважение» к обществу, представителям власти и государственным символам. Ко второму чтению законопроекты претерпели ряд изменений. 

Так, в законопроект о «фейковых новостях» были внесены поправки, которые вводят для зарегистрированных интернет-СМИ процедуру предварительного уведомления, в рамках которой они смогут самостоятельно удалять недостоверную общественно значимую информацию в течение суток — и не быть заблокированными. Остальные сайты и аккаунты пользователей могут быть заблокированы немедленно.

Кроме того, из-под действия законопроекта были выведены «традиционные медиа» (печатные издания, телевидение и радио) и новостные агрегаторы. Для последних, по словам автора поправок, главы комитета Госдумы по информполитике Леонида Левина, и так «предусмотрена значительная административная ответственность за неисполнение предписания Роскомнадзора о распространении недостоверной информации».

Определять, что есть фейк, в конкретных случаях будут генпрокурор и его заместители. Опасность фейковой новости также определит руководство ведомства, «исходя из новостной повестки и характера событий, вокруг которых могут возникать волны фейковых новостей с возможными тяжкими последствиями».

За распространение фейков гражданам уже не первый раз грозит крупный штраф от 30 000 до 100 000 рублей, за повторное нарушение — от 100 000 до 300 000 рублей. Если это повлекло «смерть человека, причинение вреда здоровью человека или имуществу, массовое нарушение общественного порядка», граждан могут штрафовать на 300–400 тыс. рублей, а юрлиц — на сумму от 1 млн до 1,5 млн рублей.

Аналогичные поправки внесены к законопроекту о санкциях за оскорбительные публикации об обществе и госсимволах. В этот документ также внесли уточняющую формулировку, согласно которой подлежащая блокировке информация «должна не только проявлять явное неуважение и проявляться в неприличной форме, но должна оскорблять человеческое достоинство и общественную нравственность».

Генпрокурор при обнаружении материалов, оскорбляющих власти, должен обратиться в Роскомнадзор. Тот, в свою очередь, должен определить провайдера хостинга сайта, зафиксировать дату и направить уведомление. Если владелец сайта не удалит материал в течение суток, провайдер будет обязан его заблокировать. Если провайдер не выполнит это требование, то доступ будет ограничивать оператор связи.

Во время дискуссии глава комитета ГД по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников в обоснование столь жёстких мер заявил:

«Должны быть заградительные штрафы, чтоб люди или юрлица много раз подумали — делать это или не делать».

.

Публикация постов, проявляющих неуважение к власти, будет приравнена к мелкому хулиганству. За первую такую публикацию в течение года грозит штраф 30-100 тысяч рублей, за вторую — штраф 100–200 тысяч рублей или арест на срок до 15 суток, последующие разы — штраф 200–300 тысяч рублей или арест.

Во время рассмотрения «пакета Клишаса» в третьем чтении, с докладом по законопроекту №606593-7 «О внесении изменений в статью 15.3 Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (в части уточнения информации, распространение которой в РФ запрещено) выступила представительница фракции «Единая Россия» Марина Мукабенова. Докладчик заверила, что все необходимые экспертизы проведены, замечаний не имеется, а также попросила поддержать законопроект.

После доклада было дано слово депутатам.

Первым выступил глава ЛДПР Владимир Жириновский. Как стало понятно из его слов, внутри фракции сложились совершенно разные мнения относительно всего пакета законопроектов Клишаса-Боковой-Вяткина. Сам же он назвал «важным» внесение ужесточающих поправок.

«Ложная информация, — считает лидер ЛДПР, — наносит огромный вред. К сожалению, мы не можем проголосовать за все эти законы, раз уж это вызвало такие споры [внутри фракции], но по сути мы должны найти способы борьбы с ложью, которая приводит к революциям и войнам». 

Жириновский напомнил о газетных статьях за 1905 год, которые вызвали панику среди населения Российской империи, а затем и недовольство властями. Именно провоцирование слухов, иногда запущенных даже ради шутки, подрывают стабильность государства, заявил глава ЛДПР. По СССР, считает он, ударили именно журналисты тем, что публиковали обличающие строй статьи, хотя сами граждане не требовали развала государства. «Свобода прессы нужна, но зачем же клеветать на собственную страну? — говорил главный либерал-демократ России. — Это привело к миллионам беженцев, к нищете!» Затем он привычно вернулся к теме Украины, о том, как «тонны грязи льются на Россию» в прессе соседней страны.

«Интернет — это помойка, — закончил свой спич Жириновский, — где часть людей просто используют. Да, мы б с удовольствием это всё поддержали, но избиратель не очень разобрался в этом законопроекте, поэтому нет».

Представитель «Справедливой России» Валерий Гартунг сказал, что сама по себе поднятая в законопроекте тема важна и с фейками бороться надо, «но в этой редакции он не достигнет поставленной цели, действовать будет выборочно, а этого мы допустить не должны».

Единоросс Сергей Боярский ожидаемо похвалил законопроект, заявив также, что в СМИ он обсуждается в якобы искажённом варианте. Он ещё раз подчеркнул в качестве достоинств прописанные в нём положения (хотя они и так уже давно известны большинству журналистов и экспертов). Боярский заявил — законопроект не запрещает критиковать чиновников, не закрывает рот тем, кто придерживается точки зрения, отличной от официальной: «Только факты могут быть достоверными или недостоверными, а следовательно — подпадать под действие этого закона. Мы не изобретаем велосипед, такие законы принимаются во всём мире. Наша общая задача — чистые информационные потоки».

От фракции КПРФ выступил Алексей Куринный, начав с достаточно важного вопроса:

«А почему люди верят фейкам? Потому что не доверяют власти и официальным источникам. Потому что власть врёт, преподносит недостоверную информации, но никакой ответственности за это никогда не наступает».

.

«Я согласен с замечаниями коллег — механизм не будет работать», — также отметил он. Отдельно депутат подверг критике понятийный аппарат и речевые обороты, которыми изобилует документ. По его мнению, много что невозможно будет разобрать тем, кто будет с этим законом работать, а потому трактоваться и применяться он будет произвольно. Также, по его словам, если внимательно вчитываться в текст, то никаких суток на вынесение решений и удаление информации здесь нет — красной линией проходит термин «незамедлительно».

«Куча вопросов, на которые нет ответов, — продолжил Куринный. — Кто будет оценивать достоверность и недостоверность? Какой орган? Видимо, созданное новое ведомство какое-то? Министерство правды при Генпрокуратуре создадим?»

Он также заметил ту грань, которая отделяет достоверную информацию от недостоверной на примере отравления детей в образовательных учреждениях Москвы: официальные СМИ молчали несколько недель после происшествия, и только родители с помощью соцсетей смогли нащупать путь к ответам на свои вопросы. Лишь после этого было начато расследование, депутаты добились возбуждения уголовного дела, но с новым законом теперь подобного не будет — информационное поле будет полностью зачищено: «Сейчас мы ставим под угрозу любую информацию, потому что она может быть признана недостоверной, неправдивой».

В итоге ЛДПР, КПРФ и справороссы законопроект не поддержали, но он всё равно был принят большинством голосов:

tret.cht 606593-7

Доклад по законопроекту №606595-7 «О внесении изменений в КоАП» (в части установления админответственности за распространение в СМИ, а также интернете заведомо недостоверной общественно значимой информации) зачитывал Павел Крашенинников. Он также отчитался о проведённых экспертизах и попросил поддержать. Стоит заметить, представлявшие законопроекты депутаты здесь и далее были немногословны.

Один из авторов «пакета Клишаса» — единоросс Дмитрий Вяткин заявил, что «все мы признаем вред» от фейковых новостей, но «спорим мы лишь о методах, и надо в споре не забыть о защите интересов, посягательства на которые мы все видим ежедневно».

Далее он привел данные Медиалогии, согласно которым количество недостоверной информации в 2018 году превысило 20 000. Да, соглашался депутат, есть там шутки и розыгрыши, но есть и направленные на дестабилизацию вбросы, часто из-за рубежа, которые «активно поддерживаются у нас в стране и действительно наносят прямой вред и ущерб, особенно когда случаются такие трагические события, как Кемерово, Магнитогорск». Чем дольше будет спор о методах, уверял депутат,  тем чаще будут происходить подобные неприятные вещи с фейками, основанными на трагедиях — тем более, что механизмы вброса фейков разнообразны.

«Даже приняв закон, мы увидим, где и что нужно будет исправить», — закончил свою речь Вяткин.

Выступивший следом Куринный снова напомнил — фракция будет голосовать против, поскольку закон не решит задачи, которые ставятся. К тому же, там не предусмотрены последствия, которые наступят, никак не пролит свет на орган, который будет предоставлять в Генпрокуратуру спорные материалы.

Законопроект также в итоге был принят большинством голосов:

tret.cht 606595-7

С докладом по №606594-7 «О внесении изменения в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»» (в части уточнения перечня информации, распространение которой в РФ запрещено) снова выступала депутат Мукабенова, заявив — юридико-технических и других замечаний нет, просим поддержать.

Выступивший перед голосованием Боярский отметил, что в этом законопроекте использован тот же принцип, что и в предыдущем, а также отметил о необходимости уравнять правила игры в интернете так же, как это происходит с реальной жизнью. Он заверил, что оскорбления, о которых идёт речь, относятся именно к госинститутам, а не к людям, то есть отдельный депутат или чиновник в своих целях такой закон использовать не сможет. Генпрокуратура, в свою очередь, будет пресекать и удалять непристойные, издевательские публикации, которые унижают госсимволы и т.п., и никакого ущемления свободы слова здесь не будет. В каждой стране, ещё раз отметил депутат, такое есть — правда, все стараются защищать государство по-разному.

Николай Осадчий, КПРФ:

«Фракция не поддерживает весь этот «пакет ужесточения и контроля в информационно-коммуникационной сфере. Мы не согласны с подходами, идущими вразрез с 29 статьёй Конституции. Сомнения вызывают и механизм, и формулировки. Предложения построены так, что невозможно точно и единообразно толковать — что и за чем там идёт. Как всё это применять? Только избирательно. Слишком широкие формулировки. Например, «неуважение» можно трактовать как угодно».

.

Затем Осадчий выдал шпильку в сторону утверждения Боярского, который отрицал, что чиновники будут применять этот закон в своих личных целях: «Там ясно написано — оскорбление человеческого достоинства. Как это можно трактовать по-другому?»

Гартунг сказал, что в их фракции есть разные точки зрения на законопроект, но в целом «мы не поддерживаем». Он также отметил опасность «очевидно выборочного правоприменения», затем очень эмоционально заявил о двойных стандартах, присущих нынешней Госдуме: «Избирателям нас нельзя критиковать, а мы что хотим, то и делаем?»

Парламентское большинство, как видим, это волнует мало:

tret.cht 606594-7

По №606596-7 «О внесении изменений в КоАП» (об установлении админответственности за распространение в информационных сетях информации, выражающей в неприличной форме явное неуважение к обществу, государству, официальным госсимволам РФ, Конституции РФ и органам, осуществляющим государственную власть в РФ) с коротким докладом, состоящем из всего десятка уже озвученных фраз, выступал Крашенинников.

Юрий Синельщиков, КПРФ, нашел проблемы в терминологии законопроекта:

«Здесь использован термин «неприличная форма». Такая лексика предполагает не нецензурные, а вульгарные фразы. Я специально вчера проштудировал словари, и таких слов нашел несколько сотен, — они очень часто употребляются гражданами в обычной речи. В неприличной форме может быть выражено и обычное высказывание, но без употребления нецензурных слов. Получается, если человек что-то написал без применения нецензурной брани, но с использованием неприличных слов, то теперь его наказывать? Это же ограничение критики органов госвласти. Опять же, зачем такие крутые административные санкции? Вчера коллеги вспомнили, что мелкое хулиганство наказывается штрафом до 1000 рублей, а в интернете то же самое — уже до 100 тысяч рублей за первый случай… Ещё непонятно, зачем сюда прицепили органы прокуратуры? Им надо усилять надзор за следствием, а не засовывать в каждую решетку!»

.

Сергей Иванов (ЛДПР) обратился к гражданам России: «Вы попадете в информационное рабство!» Он напомнил введение регистрации мобильников, продвигаемую Людмилой Боковой, и закон «о суверенном интернете».

«Вы запрещаете людям получать информацию, — сказал он, уже обращаясь к депутатам. — Вы делаете всё для того, чтоб люди ничего не получили… И вот тогда этот котел обязательно взорвётся. Из-за вашего ограничения информации. Приняли этот закон о забвении — теперь любой жулик может им воспользоваться, чтоб удалить сведения о себе. А по вашему новому закону будут наказывать кого? Запрещать и наказывать будут тех, кто дает ссылки на эти статьи!»

Забавная ситуация произошла с депутатом Вяткиным, который опроверг буквально несколько минут назад озвученный тезис Боярского, что законопроект направлен не огораживание чиновников от критики. В своём немного несвязанном спиче депутат назвал это борьбой с хулиганством в интернете — «это то же самое, но про интернет», и тут же заявил — «речь не о критике, не о получении информации».

«То есть [хулиганить] на улице нельзя, а в интернете можно? — продолжал Вяткин. — Апеллировать к свободе слова правильно, но свобода заканчивается там, где начинается свобода другого, и мы ограничиваем права одних ради соблюдения прав других… Чтобы неповадно было, надо сразу же устанавливать такие нормы ответственности. Вакханалию, ложь и ругань надо останавливать. То, что распространяется в интернете, надо прекращать!»

Результат голосования, в общем-то, предсказуемый:

tret.cht 606596-7

.

.
don but rks

.

VPNlove.me

Рекомендуем:

Яндекс.Метрика
Переключиться на старую версию