10.06.2020

Всё больше стран принимают законы о фейковых новостях в период пандемии

Но они либо излишни в законодательстве, либо вообще прикрывают нежелание властей слышать критику своих действий

 

Меньше чем через месяц после первого подтвержденного случая COVID-19 Венгрия приняла закон, разрешающий сажать в тюрьму любого, кто распространяет дезинформацию об этой болезни, пишет Courthouse News Service.

Закон также позволяет премьер-министру Виктору Орбану управлять указом бессрочно, что рассматривают как захват власти ультраправым лидером, который уже много лет сильно критикуется за подрыв демократии в центральноевропейской стране.

«Антикоронавирусные законы часто используются в качестве фасада, прикрывающего деградацию демократических институтов в таких странах, как Польша и Венгрия», — говорит Владислав Белавуcау, старший научный сотрудник Центра международного и европейского права Института Ассера.

В январе Ли Вэньлян, китайский врач, работавший в эпицентре вспышки коронавируса в Ухане, попытался предупредить чиновников о новом заболевании. Вместо того чтобы прислушаться к нему, местная полиция сделала ему предупреждение за «ложные комментарии» и заставила подписать документ о том, что он занимается незаконной деятельностью. Позже он умер от COVID-19.

Китай имеет одни из самых строгих законов в мире против распространения дезинформации. По меньшей мере еще восемь человек получили предупреждение одновременно с Вэньляном. Однако пекинские законы не новы, в отличие от меры, принятой в России в марте: теперь российские журналисты и медиа могут быть оштрафованы на тысячи долларов за распространение так называемых фейковых новостей о вирусе.

В этом году аналогичные законы приняли Филиппины и Вьетнам. Сербское правительство в соответствии с новым законом, ограничивающим обмен новостями о Covid-19, в апреле арестовало журналиста за сообщение об отсутствии средств индивидуальной защиты в больнице.

Австрийский международный институт печати обнаружил, что новые законы против дезинформации о вирусе приняли в 16 странах.

«Во всех случаях законы были использованы для ограничения критической, легальной отчетности», — сказала Барбара Трионфи, исполнительный директор Международного института прессы.

«Этот подход не эффективен», — заявил Марко Миланович, профессор международного публичного права в Школе права Ноттингемского университета. По словам Милановича, эти законы широко используются для ограничения критики правительства, а не для того, чтобы помешать распространять настоящую дезинформацию.

Во многих странах нет необходимости принимать новые законы, поскольку есть множество действующих. Так, несколько человек были арестованы в Индии за распространение в соцсетях якобы ложной информации о вспышке болезни. Правительство утверждает, что они нарушили положение Уголовного кодекса Индии, запрещающее распространение слухов. Мужчина в Кении был арестован за распространение ложной информации о COVID-19 в Twitter в соответствии с законом двухлетней давности, который запрещает обмен поддельными новостями.

«Все согласны, что дезинформация — это проблема, — сказал Миланович. — Но эти законы имеют незначительную, если вообще имеют какую-то пользу».

В докладе Европейского Союза за 2017 год о дезинформации говорится, что так называемых фейковых новостей становится больше, но официальные лица ЕС скептически относятся к законам, запрещающих их.

Доклад цитирует Яна Клейссена, главу директората ЕС по информационному обществу и борьбе с преступностью: «Когда мы говорим сегодня о свободе выражения мнений, мы часто слышим «но», а затем упоминаем «речи ненависти» и «фальшивые новости». В Совете Европы мы считаем, что должны быть очень осторожны с этим «но», имея свободу выражения мнений».

Право на свободу выражения мнений в Европе защищено Хартией основных прав ЕС и Европейской конвенцией о правах человека. Большинство европейских судов неохотно ограничивают эти права, говорит Мария де Аркос Теджеризо, изучающая международное публичное право в Лейденском университете.

На практике законы континента, направленные против дезинформации, имеют длинную историю. Большинство стран Европы приняли законы против отрицания Холокоста, которые Германия и Австрия выдвинули в 1990-е гг. Сам ЕС имеет закон против разжигания ненависти, который включает в себя тривиализацию геноцида.

Эти законы не просто записаны в книгах. Известный французский политик правого крыла Жан-Мари Ле Пен был трижды оштрафован за преуменьшение ужасов Холокоста, в том числе за утверждение, что массовых убийств евреев не было.

Европейский суд по правам человека, который рассматривает споры по правам, защищенным Европейской конвенции о правах человека, поддержал судебные преследования, ограничивающие выражение мнений в некоторых случаях разжигания ненависти. Но даже здесь есть исключения. Так, решение суда 2013 года было вынесено в пользу активиста, которого в Швейцарии осудили за отрицание геноцида армян.

Однако эффективность законов об отрицании Холокоста уже обсуждалась. Но эксперты сходятся во мнении, что законы в отношении исторической достоверности отличаются от законов о новостях во время активной пандемии.

«Последствия гораздо серьезнее»,— заявил Миланович, профессор Ноттингемского университета.

Сотни людей в Иране умерли, проглотив метанол после того, как в социальных сетях распространился слух, что он лечит COVID-19. Американский мужчина умер в марте после самостоятельного лечения очистителем аквариума, который имеет тот же активный ингредиент, что и хлорохин фосфат. Произошло это после того, как президент Дональд Трамп назвал хлорихин и гидроксихлорихин в качестве возможного лекарства.

«Лекарство от плохой речи — это хорошая речь»,— сказал Миланович, когда его спросили, что работает в борьбе с дезинформацией. Другие находят более творческие решения.

Исследователь в области международного права в Софийском университете в Болгарии Йорданка Иванова утверждает, что правила конфиденциальности могут ограничить распространение фейков. По её словам, ограничение таргетинга в соцсетях может помешать широкому распространению информации и уменьшить до минимума так называемые фильтрующие пузыри, когда люди видят только ту информацию, которая согласуется с их существующими убеждениями.

Это не просто предотвращение распространения фальшивых новостей, которые подрывают основные права человека, говорит Теджеризо из Лейденского университета. Фальшивые новости сами по себе делают это.

«У нас есть право формировать и отстаивать свое собственное мнение», — говорит Теджеризо, добавляя, что это невозможно сделать без достоверной информации.

Хотя интернет может усугубить проблему фальшивых новостей, это не ново.

«Пропаганда — это древнейшая форма политического дискурса», — заключает Теджеризо.

Оригинал статьи 

.
don but rks

.

VPNlove.me

.