14.08.2020

На онлайн-митинге в поддержку Ивана Сафронова предложили изменить статью о госизмене

Кроме этого, адвокат и коллеги журналиста заявили о необходимости максимальной огласки обстоятельств этого дела, поскольку власти, прикрываясь «гостайной» и «секретностью», делают процесс совершенно непрозрачным для общественности, возможно, таким образом маскируя попытку усиления цензуры и давления на СМИ

online-meeting za Ivana Safronova  

Недавно состоялся онлайн-митинг в поддержку советника главы Роскосмоса, бывшего сотрудника «Ъ», журналиста Ивана Сафронова, обвиняемого в госизмене (статья 275 УК РФ). Трансляция проходила на ютьюб-канале «Новой газеты». Мероприятие модерировали журналист «Новой газеты» Александра Джорджевич и первый заместитель главного редактора онлайн-издания «Проект» Михаил Рубин.

В самом начале онлайн-митинга его ведущие озвучили одну из основных проблем, касающихся дела Ивана Сафронова — власти стараются вести его максимально непрозрачно, ссылаясь на секретность, утаивая от общественности все обстоятельства. Поэтому, считают коллеги Сафронова, это дело «нельзя оставлять в тишине».

В акции по видеосвязи приняли участие журналист Леонид Парфенов, председатель «Яблока» Николай Рыбаков, оппозиционный политик Дмитрий Гудков, муниципальный депутат Тимирязевского района Юлия Галямина, корреспондент интернет-издания Meduza Иван Голунов, главный редактор онлайн-издания The Bell Ирина Малкова, первый осужденный в России за госизмену журналист Григорий Пасько, осужденная за оправдание терроризма псковская журналистка Светлана Прокопьева, член Совета по правам человека при президенте Андрей Бабушкин, адвокат журналиста Иван Павлов.

Павлов согласился с тем, что за делом его подзащитного надо внимательно следить, требуя от властей открытости. Кроме этого, адвокатом были озвучены главные нарушения в деле, которые также нельзя замалчивать, а представителям СМИ нужно постоянно спрашивать у властей о них:

  • Первое нарушение — отсутствие у избравшего меру пресечения суда улик, указывающих на причастность Ивана к преступлению. Это вопиющее нарушение, считает Павлов, поэтому СМИ должны ставить вопросы: «Где улики? Предъявите их наконец-то».
  • Второе нарушение — формулировки обвинения, носящие общий характер, практически направленные на то, чтоб обвинителям поверили на слово, без предоставления чётких фактов (даже защите не было сказано, какие секретные сведения и при каких обстоятельствах якобы передал журналист иностранной разведке, хотя адвокаты уже дали соответствующую подписку).

Следом за Павловым выступил бывший его подзащитный — журналист Григорий Пасько.

На вопрос ведущего Михаила Рубина, зачем власти возбуждают дела о госизмене против журналистов, Пасько предположил, что им просто играет на руку тот резонанс, который возникает вокруг таких процессов. Он не знает, как происходит ловля настоящих шпионов — возможно, силовикам попросту нечего об этом рассказать, но когда ты сажаешь журналиста, это вызывает стопроцентный резонанс, поскольку об этом напишут все СМИ, расскажут коллеги-журналисты, и вся страна увидит, что «ФСБ работает». К тому же силовики получают дополнительную возможность продвижения по службе:

«Быть может вот это им нравится — шум, их роль… И вот ещё один момент — профилактика. Если журналист что-то пишет, не согласовав с ФСБ, им это не нравится».

.

Чуть раньше в дискуссии ведущие поставили вопрос о возможности изменения статьи о госизмене, чтоб она не была столь размытой, не имела такого широкого трактования, и Григорий Пасько в своём комментарии поддержал эту инициативу. Он даже назвал этот вопрос «наиглавнейшим», поскольку если вдруг удастся спасти Ивана Сафронова, на его месте легко окажется кто-то другой, в том числе коллеги-журналисты.

Пасько убеждён — статья 275 УК РФ «юридически ничтожна и респрессивна», и необходимо сейчас приложить максимум усилий для её отмены, нужно подготовить необходимый законопроект, потребовав у законодателя его принять. При этом журналист предупредил — Система будет сопротивляться таким изменениям, и если законопроект об отмене или изменении 275-й статьи попадёт в Госдуму, его могут подолгу держать в профильных комитетах, стараться по-тихому «хоронить», но надо следить за этим процессом, прилагая все усилия, чтоб изменения были внесены.

«Военка — сфера закрытая, она информации о себе не любит. Но она очень важна для понимания того, что мы за страна. Я помню, как Александр Стукалин в журнале «Коммерсантъ Власть» делал проект «Вся российская армия», который вызывал скандалы при том, что расположение дивизий приводилось из открытых источников»,— в свою очередь, сказал Леонид  Парфенов.

Иван Голунов же заметил, что «многих журналистов парализовала ситуация» с коллегой:

«Мы все начали прокручивать истории о том, как с кем-то встречались. Вспомнил, что после одного разговора мне подарили коробку конфет, и подумал: да, это, наверное, то самое».

.

Участники онлайн-митинга потребовали открытых следствия и судебного разбирательства над арестованным журналистом. Многие выступающие тоже поддержали пересмотр «резиновых» репрессивных статей Уголовного кодекса России.

Напомним, Иван Сафронов был задержан и арестован 7 июля. По версии ФСБ, журналист передавал чешским спецслужбам сведения, содержащие гостайну. В ФСБ отказались разъяснить адвокатам арестованного суть инкриминируемых деяний. Сафронов вину отрицает и связывает уголовное преследование со своей журналистской деятельностью.

.

don but rks

.

SAFE horisont

.