29.09.2020

Минюст подготовил пакет поправок, позволяющих обжаловать прослушку

Министерство утверждает, что их инициатива учитывает правовую позицию Конституционного суда, Верховного суда РФ, а также практики ЕСПЧ

proslushka_obzhal  

Минюст России разработал пакет поправок в законодательство, устанавливающих порядок обжалования постановлений о проведении оперативно-разыскных мероприятий и определяющих вид судопроизводства по таким делам, сообщает Агентство правовой информации (АПИ).

Соответствующие законопроекты министерство выложило на общественное обсуждение:

1. О внесении изменения в статью 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации;

2. О внесении изменений в статьи 5 и 9 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

Действующий федеральный закон предусматривает предварительный судебный контроль за прослушиванием телефонов и иных средств связи, обысками в жилых помещениях и иными мероприятиями, ограничивающими конституционные права граждан. Таким лицам предоставляется право обжаловать действия уполномоченных органов, в том числе прокурору или в суд, но процедуры рассмотрения таких жалоб не определены.

С одной стороны, это является обычным спором гражданина с государственным органом, который регулируется Кодексом административного судопроизводства РФ (КАС). С другой – вопрос легитимности «прослушки» и иных мероприятий должен рассматриваться в рамках уголовного дела.

На неопределенность проблемы с 1998 года многократно обращал внимание Конституционный суд России. Он признавал допустимое ограничение принципов открытости, гласности и состязательности сторон в делах о санкционировании оперативно-розыскных мероприятий, так как в ином случае они теряют смысл. «Вместе с тем неучастие проверяемого лица в принятии решения о проведении оперативно-розыскного мероприятия, сопряженного с ограничением конституционных прав и свобод, не освобождает суд от обязанности в полном объеме проверить наличие оснований и условий для проведения такого мероприятия, в том числе путем истребования дополнительных материалов. Лицо, в отношении которого проводятся оперативно-розыскные мероприятия, может обратиться в суд в соответствии с установленной подсудностью», – констатировали служители Фемиды.

В 2014 году на отсутствие в российском законодательстве положений, гарантирующих возможность оспаривания решений о проведении оперативно-розыскных мероприятий, указал Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ). Существующие процедуры позволяют обжаловать только действия уполномоченных органов: «Вопросы, в частности, о наличии надлежащих и достаточных оснований для принятия решения о проведении оперативно-розыскных мероприятий и о его соответствии требованиям закона, остаются при этом за рамками рассмотрения», – отмечается в решении ЕСПЧ.

Для урегулирования этих противоречий Министерство юстиции РФ предлагает закрепить процедуру рассмотрения таких споров. Так, санкционирующие оперативно-розыскные мероприятия постановления судей можно будет обжаловать в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом РФ. Если же спорное действие полиции или иных правоохранительных органов совершалось не для выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, а также подготавливающих, совершающих или совершивших их лиц, то гражданин может подать административный иск.

«Предлагаемые изменения позволят устранить пробел правового регулирования в части определения вида судопроизводства, посредством которого рассматриваются жалобы на решения и действия органов в части возможности обжалования судебных решений, разрешающих производство ОРМ. Принятие законопроектов будет способствовать повышению гарантий прав граждан при производстве оперативно-розыскных мероприятий», – отмечают в юридическом ведомстве.

Европейский суд неоднократно указывал на незаконность применяемой в России системы ОРМ, позволяющей прослушивать телефоны и контролировать иные средства связи. Согласно Конституции России, такое ограничение тайны связи возможно только на основании судебного решения: «Процедуры разрешения не способны обеспечить, чтобы меры скрытого наблюдения назначались только при «необходимости в демократическом обществе». Надзор за прослушиванием не соответствует требованиям независимости, полномочий и компетенции, достаточным для осуществления эффективного и постоянного контроля, общественного контроля и эффективности на практике. Лишая прослушиваемое лицо реальной возможности обжаловать прослушивание ретроспективно, законодательство России, таким образом, избегает важной гарантии против неправомерного использования мер скрытого наблюдения», – в 2015 году заключил ЕСПЧ, предписав нашей стране принять меры по урегулированию выявленный нарушений.

Роман Захаров, чей иск в деле о прослушке «Case of Roman Zakharov v. Russia» рассматривал ЕСПЧ (и суд тогда принял решение, что российская система СОРМ несовместима с требованиями Конвенции о защите прав человека и основных свобод), в своём комментарии «РосКомСвободе» сказал, что тенденции в данном направлении выглядят весьма печально:

«Минюст предлагает отрегулировать процедуру оспаривания законности «прослушки», осуществляемой с санкции суда. Либо по УПК, либо подачей административного иска.

Но главную беду системы СОРМ это не устраняет: технические возможности позволяют спецслужбам бесконтрольно перехватывать любые электронные коммуникации в нашей стране! Любые! И для этого им вовсе не нужно решение суда — это было установлено в ЕСПЧ. Поэтому предлагаемые меры — всего лишь формальность, они не позволят гарантировать тайну связи».

.

Ранее правозащитники неоднократно обращали внимание, что Россия игнорирует решения ЕСПЧ о недопустимости массовой слежки, и в 2018 году в Комитет министров Совета Европы был подан меморандум «Агоры», Telegram и Объединения альтернативных операторов связи, в котором говорится о вопиющих нарушениях онлайн-прав россиян и усиления вмешательства в частную жизнь. У Комитета Министров Совета Европы попросили, в частности, обратить внимание Правительства на необходимость отмены «Пакета Яровой»; рекомендовать российским властям усилить ответственность операторов связи и интетрнет-сервисов за соблюдение прав человека; настоять на необходимости изменения технологии перехвата и так далее.

Медиаюрист «РосКомСвободы» адвокат Екатерина Абашина, ознакомившись с проектом Минюста, назвала данную инициативу «концептуально хорошей».

«Неплохо было бы, чтоб она распространялась и на запрос ключей для дешифровки онлайн-коммуникаций у организаторов распространения информации, которые в деле Telegram к тайне связи не отнесли», — также отметила она.

Общественное обсуждение обоих законопроектов Минюста продлится до 9 октября текущего года. Свои замечания или предложения вы можете оставить на страницах первого и второго документов.

.

don but rks

.


SAFE horisont

.