15.12.2020

Законопроект об «уголовке» за клевету в Сети значительно расширяет госцензуру

Пользователи, а также представители журналистики восприняли с негативом пакет внесённых в Госдуму поправок, согласно которым за «распространение заведомо ложных сведений» можно будет лишиться свободы на два года

Vyatkin xochet sazhat za klevetu  

Первый зампредседателя комитета по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений Дмитрий Вяткин внёс в Госдуму пакет поправок, усиливающих ответственность за клевету и хулиганство, причём первый законопроект напрямую касается интернета, а второй написан таким образом, что обвинить граждан можно будет за что угодно. В социальных сетях и журналистском сообществе инициативы депутата вызвали волну негодования, но сначала о сути поправок.Законопроект №1074945-7 «О внесении изменения в статью 128-1 Уголовного кодекса Российской Федерации» устанавливает уголовную ответственность за клевету, причём с использованием интернета или СМИ — ещё и повышенную. Вяткин предлагает внести в УК РФ статью 128.1. В данной статье даётся следующее определение клеветы:

«…распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию».

.

За обычную клевету Вяткин предлагает наказывать граждан штрафом до 500 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период до 6 месяцев, либо обязательными работами на срок до 160 часов.

Для клеветы в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении, СМИ либо совершенной публично с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, включая интернет, а равно в отношении нескольких лиц, в том числе индивидуально неопределенных, предлагается установить:

«…штраф в размере до 1 миллиона рублей или в размере заработной платы и иного дохода осуждённого за период до одгого года, либо обязательными работами на срок до 240 часов, либо принудительными работами на срок до 2 лет, либо арестом на срок до двух месяцев, либо лишением свободы на срок до 2 лет».

.

Сейчас за подобное деяние предусмотрен штраф до 1 млн руб, или 240 часов обязательных работ.

«Большинство сайтов в интернете не зарегистрированы как СМИ, хотя их аудитория по охвату часто значительно превосходит традиционные СМИ», — говорится в пояснительной записке.

Также депутат предложил ужесточить наказание в отдельных случаях. Так, если клевета касается того, что человек болен опасным для окружающих заболеванием, предлагается увеличить наказание до 4 лет колонии или 3 млн рублей штрафа. За клевету о совершение преступления сексуального характера предлагается присуждать до 5 лет колонии или 5 млн рублей штрафа. За клевету с использованием своего служебного положения — до 3 лет или 2 млн рублей штрафа. На данный момент клевета не предусматривает лишение свободы. Ранее в Госдуме предложили ввести административное наказание в отношении юрлиц за клевету. Наказывать по новой статье КоАП 5.61 прим. 1 предполагается штрафом от 500 тысяч до 3 млн рублей.

Пользователи в основном возмущены новым законопроектом. Даже на личной странице депутата Вяткина в Facebook они не сдерживают себя в эмоциях, предъявляя ему претензии в своих комментариях. Большинство уверено, что таким образом власти пытаются бороться со свободой слова и хотят сделать невозможными журналистские расследования.

.

Главред It`s My Sity Дмитрий Колезев даёт свой «перевод» данного законопроекта в контексте сегодняшнего дня:

«Если вы напишете «Навального отравил Путин» — это до пяти лет лишения свободы (обвинение в тяжком преступлении).

Если вы напишете «Эти сволочи в Кремле отравили Навального» — это до двух лет лишения свободы (клевета в отношении круга лиц без индивидуального определения).

Депутат Дмитрий Вяткин традиционно вносит в Госдуму законопроекты в интересах силового блока, так что шансы на принятие этой нормы немаленькие.

Внушает робкую надежду, что в правительственном отзыве на законопроект все же содержится сомнение насчет того, что за клевету в отношении «неопределенных лиц» стоит наказывать».

.

«А вот вам еще один людоедский законопроект — новогодний подарок от известного депутата-карателя Вяткина», —  пишет «Цифровое Средневековье».

Многие, как ранее и «РосКомСвобода», заметили активизацию российских законотворцев, вносящих одну за другой запретительную инициативу в Госдуму.

И всё чаще в риторике пользователей появляется уже подзабытое понятие «бешеный принтер». Однако на одной только клевете Дмитрий Вяткин решил не останавливаться, внеся законопроект №1074941-7, ужесточающий ответственность по статье «Хулиганство».

В статью 213 УК РФ он хочет внести норму о наказании за «хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, с применением насилия к гражданам либо угрозой его применения». Трактовать «угрозу применения» в контексте правоприменительной практики последних лет можно будет как угодно, поэтому не удивимся, если сюда станет попадать, к примеру, и публичная критика власти. За данное правонарушение будет полагаться уже существующее в законодательстве наказание — штраф в 300 тыс.-500 тыс. рублей или в размере зарплаты или иного дохода осуждённого за период от 2 до 3 лет, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Напомним, клевета в российском законодательстве имеет весьма интересную биографию. В качестве уголовно-наказуемого деяния она была декриминализирована федеральным законом №420-ФЗ от 07.12.2011 и вновь признана преступлением федеральным законом №141-ФЗ от 28.07.2012. Автор закона о возвращении уголовной ответственности за клевету, председатель думского Комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников тогда заявлял, что ее декриминализация «не дала искомого результата, а скорее наоборот». Крашенинников является одним из авторов наиболее жёстко регулирующих информационное пространство законов.

UPD. Ведущий юрист «РосКомСвободы», управляющий партнёр юридической фирмы Digital Rights Center Саркис Дарбинян в интервью «Коду Дурова» считает лишней меру о реальных сроках, поскольку клевета не является опасным деянием:

«Дополнение части 2 статьи 128.1 словами “клевета,… совершенная публично с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, включая сеть «Интернет»” представляется разумным, потому что по остальным составам в Уголовном кодексе совершение действия в интернете является квалифицирующим признаком, а в статье 128.1 отдельно интернет как квалифицирующий признак не указан, хотя это и не мешало применять статью в делах, связанных с публикацией информации в сети.

Но предложение лишать свободу за клевету лишнее, ведь очевидно, что клевета относится к составам неопасным, и лишать человека свободы за слова кажется крайне неудачным предложением, учитывая, что и так уже достаточно различных статей, по которым людей отправляют в колонии общего режима за неосторожно высказанное в интернете мнение».

.

По законопроекту Вяткина «Цифровому Средневековью» свой комментарий дала ведущий юрист Центра защиты прав СМИ Галина Арапова.

«Предлагается весьма негативная новелла, — отмечает она, — считать клеветой не только заведомо ложные сведения, порочащие честь и достоинство конкретного лица (что является классическим подходом в данном вопросе во всем цивилизованном мире), но и считать клеветой распространение порочащей информации в отношении нескольких лиц, даже индивидуально неопределенных».

Страны во всём мире, напомнила Арапова, идут по пути декриминализации диффамации и отмены уголовной ответственности за клевету и оскорбление. Россия же сначала была единственной страной, сперва декриминализировавшей клевету, а потом вернувшей её обратно в УК буквально через полгода, объяснив это желанием остановить «безнаказанное распространение клеветнических сведений». Но тогда депутаты говорили, что возврат клеветы в УК не страшен, потому что статья на самом деле мягкая, несмотря на высокую планку штрафов (до 5 млн рублей), так как оттуда убрали лишение свободы как санкции, добавляет юрист:

«Теперь мы, видимо, прославимся дважды, не только вернув санкцию в виде лишения свободы, но еще и введя какую-то абстрактную клевету в адрес непонятно кого или чего. Это похоже на то, как применялась ст. 282 УК РФ в части разжигания розни в отношении социальной группы, под которые на практике подводили любые условные объединения лиц по любому признаку (милиционеры, чиновники, силовики и даже «ватники»). Эта практика подвергалась многократно серьезной критике именно в связи с тем, что определить круг потерпевших было невозможно. По сути, привлекали к ответственности за критику».

.

Инициатива размывает до неопределенных границ правовое понимание клеветы как распространения заведомо ложных сведений порочащего характера в адрес конкретного человека, чья репутация от этого серьезно пострадала, считает Арапова. Все это противоречит международным стандартам и практике ЕСПЧ, который в делах, касающихся диффамации, неоднократно говорил, что любые диффамационные высказывания (в том числе и клевета) должны быть обращены в адрес конкретных идентифицируемых лиц. Иначе наказание за высказывания могут быть чрезмерными и ограничивать вполне легитимную критику.

По мнению Араповой, нет необходимости устанавливать чрезмерно жесткие санкции. «Если человек злоупотребил своей свободой слова и допустил заведомо ложное высказывание, порочащее чью-то репутацию, есть масса других механизмов восстановления права на репутацию и наказания виновного. Это и иски о защите чести и достоинства, и требования об опровержении, и право на ответ, и в конце концов, удаление спорного текста из Интернета. Сажать за это в тюрьму нет никакого смысла», — говорит она.

Когда же Вяткин обосновывает введение наказаний за клевету в Сети тем, что есть много не являющихся СМИ сайтов, и их сложно контролировать, поэтому якобы надо вводить уголовную ответственность, то депутат просто занимается манипулированием. «Сейчас за распространение диффамации на сайтах, не зарегистрированных как СМИ, нет никаких проблем привлечь к ответственности как авторов, так и в крайнем случае владельца доменного имени», — подытоживает Арапова.

.

don but rks

.

blackscreen.report

.