Самариддин Раджабов: «Протестные свидания через Tinder — это хотя бы нескучно»

Бывший фигурант «московского дела», ставший первым пользователем, который получил предупреждение прокуратуры за призывы к участию в акциях протеста через соцсеть для знакомств, рассказал нам о том, почему решил использовать эту площадку, а также об отношении к угрозам надзорного ведомства с юмором.  

Прокуратура Центрального административного округа Москвы вынесла предостережение о недопустимости нарушения закона экс-фигуранту «московского дела» Самариддину Раджабову. Об этом сообщила «Новая газета» со ссылкой на Twitter его друга — Алексея Миняйло, также проходившего обвиняемым по этому делу.

Судя по всему, это первый случай, когда российские власти обратили своё внимание на соцсеть для знакомств как на источник «призывов к незаконным акциям», а Раджабов, соответственно, стал первым, к кому они выдвинули свои претензии.

Мы связались с активистом и взяли у него небольшое интервью, где он рассказал о том, почему именно эта площадка была выбрана им и его друзьями для продвижения информации об акциях протеста. В ходе интервью у нас сложилось ощущение, что Раджабов с юмором относится к данной ситуации, он постоянно шутил, а также подчёркивал — протест не должен быть скучным.

РКС: Почему вы вдруг решили обратиться к сервису для знакомств? Это достаточно неожиданная идея.

СР: Идея это, конечно, неординарная, но для нас она не новая, потому что ещё год назад мы использовали Tinder для привлечения внимания к судебным заседаниям по политическим делам.

Мы запускали своего рода челлендж, то есть делали скрин, выкладывали в соцсетях и люди за нами повторяли. Но просто у себя на страничке писать что-то вроде «йоу, приходите на суды» скучно же, нам хотелось как-то оригинальнее свои идеи подавать. Поэтому вышли на площадки для знакомств, понимая, что мы людям интересны, кому-то даже нравимся, и тогда ты пишешь там «вот, мы понравились друг другу, приглашаю тебя на суд в такое-то время, в таком-то месте».

С митингом аналогичная история. На мой взгляд, мы запустили с Алексеем Миняйло неплохой челлендж. Кроме нас, в этом ещё много кто принял участие, но почему-то «прилетело» в итоге только мне.

РКС: В чем же вас обвинили на этот раз и работаете ли вы с адвокатом?

СР: Вообще адвокат у меня всегда на связи. Можно сказать, каждый шаг обсуждаем, но на данный момент против меня никакого дела нет, это было просто предостережение, что якобы я в Тиндере призываю людей участвовать в незаконных массовых мероприятиях… В общем, чушь какую-то несусветную накатали. Несмотря на то, что я не один это написал, они только ко мне решили обратиться, решили, видимо, назначить меня лидером протеста (смеётся). Насколько я понимаю, это не первая их попытка. Когда я ещё был в спецприёмнике [по «московскому делу»], они ко мне приезжали под видом ОНКшников, пытались у меня выбить какую-то информацию, задавали совершенно глупые вопросы — якобы не хочу ли я стать лидером протеста. Видимо, они думают, что если отправят Самариддину Раджабову такую повестку, то должны другие сразу испугаться. Они очень странные люди, я просто не понимаю, чем они думают вообще.

Ход был простым, как и год назад: если я тебе понравился, то приглашаю тебя на свидание тогда-то и тогда-то. Про митинг мы писали «йоу, если я тебе нравлюсь, то приглашаю тебя на свидание двадцать третьего января, в два часа на Пушкинской».

Вообще мне кажется, это какая-нибудь прокурорка сидела в Тиндере, искала себе бойфренда, наткнулась на меня, я ей понравился, но не понравилось моё описание к профилю, она быстренько набросала какую-то нелепицу и отправила полиции. А полицейские, которые заявились ко мне домой, они были не местные. То есть они сто километров ехали ко мне на дачу из Москвы, чтоб этот листочек доставить. Меня тогда дома не было и они вручили его моему дяде.

РКС: В последнее время у властей в ходу такая «фишка» — обвинять активистов в призыве несовершеннолетних на акциях. Но Тиндер какое-то время назад объявлял о закрытии профилей несовершеннолетних пользователей…

СР: Да, сервис уже для совершеннолетних, к тому же в настройках мы сами указываем, кто может нас видеть, какие возрасты. То есть до восемнадцати лет никто мои сообщения увидеть не сможет. Но [частые обвинения в привлечении несовершеннолетних] это истерика.

У нас государство в истерике. Власти просто не знают, что делать. Они не знают, как это остановить, они за нами не успевают. А мы просто создаёт новые тренды, мы просто креативим. Мы это делаем своего рода приколом, делаем смешным… Просто когда я был в «московском деле», мы научились относиться к происходящему с нами с юмором, научились креативить даже в самых грустных моментах.

То есть чтобы на мои суды ходили люди, я рассказывал шутки, я придумывал стендапы, я читал рэп, чтобы людям было интересно смотреть на это. То же самое, что мы делаем сейчас, стараемся делать с ноткой прикола, с шутками, какой бы грустной реальность ни была. В этом всём должна быть нотка привлекательности, мы думаем, что только так можно выиграть.

РКС: Как пользователи реагировали на ваш челлендж?

СР: Пользователи отреагировали очень хорошо. Просто ещё Пётр Верзилов кинул эту тему в Twitter, можно увидеть комментарии. Получается, мы вывели протест на новый уровень, и если я сейчас кину клич на пикетирование в Тиндере, его попросту запретят (смеётся).

Когда писалась эта статья, по всей России уже началась акция протеста, и на момент вёрстки материала Самариддин был задержан прямо в вагоне метро.

.

В июне 2019 года Роскомнадзор внёс Tinder в реестр организаторов распространения информации (ОРИ), что обязывает сервис сохранять данные пользователей, вплоть до переписки, передавая их силовикам при первом требовании. Но официальный представитель сервиса уверяет, что только предоставил информацию о компании Роскомнадзору, и это не говорит об их сотрудничестве с ФСБ или другими силовыми органами РФ.

.

UPD. Позже Раджабов сообщил нам, что его отпустили.

Фото — Александра Астахова.

Поделитесь материалом

Похожие статьи

Контакты

По общим вопросам

[email protected]

По юридическим вопросам

[email protected]

Для СМИ

+7 903 003-89-52