22.01.2015

РосКомСвобода и пользователи идут в ЕСПЧ за защитой своих прав на получение информации

 28 декабря 2013 года был принят один из самых одиозных законов, устанавливающих основания для Интернет-цензуры -  Федеральный закон №398-ФЗ, широко известный в Рунете как «закон Лугового», «закон о политической цензуре» или «закон о прокурорских (моментальных) блокировках»

fair trial По принятому закону Генеральная прокуратура получила эксклюзивное право во внесудебном порядке, моментально, без каких-либо предупреждений, блокировать любые сайты в сети Интернет за размещение на сайтах «информации, содержащей призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка» (ст.15.3 №149-ФЗ «Об информации»).

При принятии закона многие понимали, что наделение власти без суда и следствия блокировать сайты в сети под предлогом борьбы с экстремизмом  рано или поздно закончиться ограничением доступа к сайтам с неугодной информацией и контентом, генерируемым политической оппозицией. 

Собственно, худшие опасения многих правозащитников и журналистов в связи с принятым законом оправдались 13 марта 2014 года, когда состоялось первое и наиболее резонансное решение Генеральной прокуратуры по блокировке крупных сетевых СМИ и блога в Живом Журнале известного политика Алексея Навального. Роскомнадзор по требованию Генеральной прокуратуры РФ внес в единый реестр запрещенной информации интернет-ресурсы: grani.ru, kasparov.ru, ej.ru, а также navalny.livejournal.com .

С этого момента принятое решение Генпрокуратуры и действия Роскомнадзора не раз были предметом судебного разбирательства. Грани.ру обжаловали ограничение доступа к принадлежащему сайту в Таганском районном суде г. Москвы. Каспаров.ру обжаловали законность решения гос.органов в Хамовническом районном суде г. Москвы. Сам Алексей Навальный, председатель Партии Прогресса, обжаловал блокировку своего блога в Люблинском районном суде г. Москвы. Активист Пиратской партии России Павел Рассудов и активист Московской хельсинской группы Вадим Карастелев обжаловали блокировку всех ресурсов в Тверском районном суде г. Москвы.

Таким образом, требования о незаконности решений о прекращении доступа российских пользователей Интернета к известным сетевым СМИ слушались как минимум в 4 разных судах общей юрисдикции, но во всех случаях, как это и следовало ожидать, суды признавали действия прокуроров и чиновников законными и отказывали заявителям в удовлетворении жалоб. Несмотря на вопиющие нарушения закона со стороны Ген.прокуратуры, суды в очередной раз напомнили нам всем, что они давно и очень плотно срослись с исполнительной властью и правоохранительными органами ,и не стоит надеяться на то, что российский федеральный судья признает даже самое сомнительное решение высшего надзорного ведомства страны по соблюдению законности, незаконным.

Желание действующей власти контролировать Интернет-пространство вполне понятно, однако действия уполномоченных органов по ограничению доступа к  какому-либо вредоносному или опасному контенту в сети непременно сталкивается с конституционным правом граждан на свободный поиск и получение информации.

Буквально на следующий день после внесения блог-платформы в реестр, администрация “Живого Журнала” решила, что во избежание блокировки всего ресурса будет лучше ограничить доступ к блогу оппозиционного политика для граждан из РФ. По-сути, действия властей подтолкнули сервис к вынужденной самоцензуре. Конечно, множество пользователей, которые читали блог Навального до ограничения доступа к нему с легкостью справились с этой проблемой, использовав VPN или прокси для обхода блокировок. Однако, очевидно, технические средства не решают проблему с цензурой в Рунете. Цензура остается, хоть читатели ее и обошли. Не так много граждан обратились в суд за защитой своих нарушенных прав, однако  среди пользователей нашлись и те, кто готов был идти до конца в борьбе за свои права.

приговор-читаю-я Семья Горбуновых из Анапы, решив, что подобными действиями гос.органов нарушаются их права на доступ к информации нашли в себе силы для того, чтобы обжаловать решения об ограничении доступа к  блогу, на котором они регулярно читали об антикоррупционных расследованиях Фонда по борьбе с коррупцией, различных резонансных событиях общественной жизни, а также личные позиции известного политика по значимым общественно-политическим событиям.

Как и во всех предыдущих случаях суды всех инстанций отказали Горбуновым в удовлетворении жалобы и  признании решения заместителя Генерального прокурора РФ незаконным.

После того, как  добиться справедливости в российских судах не удалось, Горбуновы обратились в РосКомСвободу для получения юридической помощи с целью дальнейшего обжалования решения  российских судов  в Европейском суде по правам человека. Поддерживая цивилизованный гражданский активизм и сатьяграху в цифровую эпоху, мы не могли отказать в помощи тем, кто решил сражаться в международном суде  за интересы каждого пользователя  Рунета. Юристами РосКомСвободы была подготовлена и направлена жалоба в ЕСПЧ, которая, как мы надеемся,  будет назначена к рассмотрению в приоритетном порядке.

Принимая во внимание сложившуюся судебную практику международных судов, мы считаем, что подобная жалоба имеет все шансы на успех, т.к. действия правоохранительных органов и российских судов противоречат подходу ООН по блокировке информации в сети Интернет. Суды не учли положения Совместной декларации о свободе выражений и мнений в Интернете от 01.06.2011 г., принятой ООН, согласно которым подчеркивается фундаментальное значение выражения мнений, включая принципы независимости и многообразия, как отдельного права, так и в виде важнейшего инструмента защиты всех других прав, а также основополагающего элемента демократии и средства достижения целей развития.

В указанной Декларации ООН  находит место позиция, что право на свободу выражения мнений может быть подвергнуто определенным ограничениям, которые предусмотрены законодательством и необходимы, например, в целях предотвращения преступлений и защиты основополагающих прав других лиц, включая детей, но подчеркивая при этом, что любые подобные ограничения должны быть сбалансированными и соответствовать нормам и принципам международного права в части права на свободу выражения мнений.

Согласно п. a) ст.3 указанной Декларации принудительное блокирование целиком веб-сайтов, IP-адресов, портов, сетевых протоколов или отдельных разновидностей интернет-ресурсов (например, социальных сетей) представляет собой крайнюю меру, аналогичную запрещению газет или вещания, и может быть оправдано лишь при соответствии таких действий международным нормам, например в случаях, когда необходимо защитить детей от сексуального насилия.

Однако, ни во время самой блокировки, ни во время судебных разбирательств по делу Генпрокуратура не представила доказательства того, что какие-либо материалы, выложенные в блоге Навального нарушают требования ст.15.3.ФЗ “Об информации”.

С самого начала Роскомнадзор заявлял , что  доступ к блогу ограничен  в связи с тем, что “функционирование данной интернет-страницы нарушает положения судебного решения об избрании меры пресечения гражданину, в отношении которого возбуждено уголовное дело”.

РКН-398

В последствии от данной позиции РКН отказался, а сами же представители прокуратуры  в  судах обосновывали решение об ограничении доступа к блогу  тем, что «значительная часть размещенных на сайтах материалов содержит призывы к участию граждан в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых в запрещенных для этого местах и без согласования с органами исполнительной власти и местного самоуправления. Из представленных  на сайте фото и видеоматериалов усматривалось,что в ходе этих мероприятий оказывается сопротивление законным требованиям сотрудников полиции, нарушается общественный порядок и создается угроза общественной безопасности».

По утверждению уполномоченного органа, принявшего решение об ограничении доступа к сайту, достаточным основанием для принятия решения являлась «тенденциозность оценки действий участников несанкционированных акций, из за которой у аудитории сайтов формируется убеждение в приемлемости противоправных деяний».

Такое утверждение звучит, как минимум, странно, и противоречит  букве закон, ведь согласно ст. 15.3 Закона незаконным являются ПРИЗЫВЫ к осуществлению действий, указанных в Законе. В русском языке призыв — это обращение с требованием, просьбой принять участие в каком-либо деле, в какой-либо деятельности. Семантическое значение слова означает мольбу или просьбу о совершении  кем-либо действий в будущем. Таким образом, фотографии и видео, опубликованные на сайте к моменту принятия решения Генеральной прокуратурой, не могут подпадать под понятие призыва, т.к. повествовали о событиях, произошедших в прошлом. Визуальные материалы, которые были представлены в виде скриншотов как доказательства незаконности контента, сопровождались журналистскими заметками с выражением субъективной позиции авторов по ряду событий, однако ни один из оспариваемых «тенденциозных материалов» не содержал анонса, незаконной рекламы или побуждения к совершению незаконных действий, в т.ч. участию в мероприятиях, проводимых с нарушением закона.

В целях доказательства законности свои требований представители прокуратуры почему-то показывали принтскрины с сайта vk.com. Примечательно, что само заключение о наличии в информационных материалах призывов к участию в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка, на основании которого заместителем Генерального прокурора РФ Малинковским В.В. было в последующем принято решение об ограничении доступа к блогу, сделано старшим прокурором по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях, противодействия экстремизму и терроризму И.В. Волховской.

Однако, судом не было принято во внимание, что указанное лицо не обладает независимостью, т.к. находится в рабочих отношениях с органом, принявшим решение, а также не обладает навыками эксперта в области лингвистики для правильного всестороннего изучения страниц блога с целью формирования выводов о  значении текстового содержания оспариваемых Интернет-страницы.

При этом, требования Генеральной прокуратуры РФ и уведомление Роскомнадзора не содержали конкретных указателей страницы (url) в сети Интернет, позволяющих идентифицировать такую информацию, чтобы авторы блога navalny.livejournal.com могли самостоятельно удалить эти страницы либо отмодерировать контент, а операторам связи не пришлось блокировать весь информационный ресурс по доменному имени  и  IP-адресу вместо конкретной страницы.

бендер-заграница Согласно выработанной позиции ООН ограничения фундаментальных прав  и свобод граждан может быть осуществлено  (1) федеральным законом и (2) только в той мере, в какой это необходимо (3) в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (тройной тест).

 В одном из своих постановлений (по делу «Хэндисайд против Соединенного Королевства» (п.49) касательно права на свободу слова Европейский Суд отметил, что “свобода слова представляет собой одну из основных опор демократического общества; при условии соблюдения требований статьи 10  п. 2, она применяется не только по отношению к «информации» или «идеям», которые благоприятно воспринимаются в обществе либо рассматриваются как безобидные или не достойные внимания, но также и в отношении тех, которые шокируют, обижают или вызывают обеспокоенность у государства или части населения. При этом, свобода выражения мнения предполагает ограничения, которые, однако, должны узко толковаться, и необходимость любых ограничений должна быть  убедительно доказана (см. постановление по делу «Обзервер и Гардиан против Соединенного Королевства», п. 59).

Генеральная прокуратура РФ и Роскомнадзор должны были оценить соответствие закону и соразмерность принимаемых мер заявленной цели, а также представить убедительный доказательства необходимости ограничения прав автора блога и миллионов читателей.

Никаких доказательств того, что информация на сайте могла каким бы то ни было способом нарушить права третьих лиц Генеральной прокуратурой РФ и Роскомнадзором представлено не было. А запрещение распространения информации, не нарушающей права других лиц и не представляющей общественной опасности, не может рассматриваться как необходимое в демократическом обществе.

Практика Европейского Суда по правам человека и рекомендации ООН не были приняты во внимание при вынесении решения, несмотря на то, что Пленум Верховного суда РФ в своем Постановлении No21 от 27 июня 2013 года «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней»  уже объяснял, что правовые позиции Европейского Суда учитываются при применении законодательства Российской Федерации. В частности, содержание прав и свобод, предусмотренных законодательством Российской Федерации, должно определяться с учетом содержания аналогичных прав и свобод, раскрываемого Европейским Судом при применении Конвенции и Протоколов к ней.

Сам Алексей Навальный с помощью юристов “Агоры” на прошлой неделе  обжаловал решения российских судов в ЕСПЧ, ссылаясь на нарушение его прав как автора на свободное производство, передачу и распространение информации.

Жалоба самих пользователей на нарушение прав на свободный доступ и получение информации в Страсбургский суд усилит позицию всего российского Интернет-сообщества, очевидно недовольного безосновательной цензурой он-лайна. Очень надеемся на положительное решение международного беспристрастного суда по обеим жалобам.  В противном случае, подобные блокировки без каких-либо объяснений причин могут стать привычным делом для российских властей, что приведет к еще более жесткой самоцензуре блог-платформ и еще большему ограничению свободы слова и самовыражения  в русскоязычном пространстве РУнета.

Саркис Дарбинян, адвокат, юрист организации “РосКомСвобода”

 

Переключиться на старую версию