4 February 2021

«Под тайну связи делают подкоп»

Минцифры готовит законопроект, который узаконивает внесудебный доступ силовиков к данным, снимаемым с оборудования операторов связи для раскрытия биллинга, геоданных и других сведений абонентов; эксперты считают это наступлением на тайну связи.  

Минцифры подготовило поправки к закону «О связи», позволяющие силовикам без решения суда получать некоторые данные от операторов связи. Об этом сообщают «Ведомости» со ссылкой на копию документа, который позже был опубликован в нескольких отраслевых Telegram-каналах.

Изменения планируется внести в статью 63 «Тайна связи». Незначительно меняются формулировки уже существующих положений, но также добавляется принципиально новый пункт номер 5 следующего содержания:

«Сведения, используемые в средствах связи, не являющихся пользовательским оборудованием (оконечным оборудованием), и содержащие данные об объёмах, стоимости оказанных услуг связи, а также сведения радиоэлектронных средств оператора связи, с помощью которых осуществляется подключение пользовательского оборудования абонента к сети подвижной радиоэлектронной связи, указывающие положение пользовательского оборудования абонента относительно радиоэлектронных средств, могут передаваться без судебного решения только по запросу органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность».

.

Согласно действующему законодательству, тайна связи — гарантированное право гражданина, а любые ограничения на тайну связи допускаются только в случаях, предусмотренных федеральными законами. Сведения, подпадающие под тайну связи, могут выдаваться третьим лицам на основании решения суда — без него доступ к ним есть только у отправителей и получателей информации или их уполномоченных представителей, если иное не предусмотрено другими федеральными законами.

Если поправки вступят в силу, госорганы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, смогут получить эти данные по запросу без решения суда.

Замглавы Минцифры Олег Иванов объяснил, что законопроект упростит поиск пропавших людей, особенно когда «счёт идёт на часы». «Ежегодно в стране теряются десятки тысяч людей», — отметил он. Законопроект направили на рассмотрение в заинтересованные органы власти.

Сейчас координаты абонентских устройств являются тайной, соблюдение которой обязаны обеспечивать операторы связи. Координаты же не всегда могут быть оперативно переданы в органы, которые занимаются оперативно-разыскной деятельностью, в то время как при поиске пропавших людей «счет идет на часы», считает он.

В целом разработка законопроекта проходит в целях выполнения одного из мероприятий федерального проекта «Нормативное регулирование цифровой среды» нацпрограммы «Цифровая экономика», а также в соответствии с поручением президента РФ от 1 сентября 2020 года, согласно которому правительство совместно с Госдумой и Общественной палатой должны доработать проект федерального закона №546865-7, «предусматривающего определение местоположения оконечного оборудования абонентов в сети подвижной радиоэлектронной связи в целях оперативного поиска пропавших без вести людей» — в сентябре прошлого года он был принят в первом чтении.

Преподаватель Moscow Digital School Екатерина Ипполитова в интервью РБК напоминает, что определить местонахождение лица в экстренном порядке через геолокацию его гаджета было возможно только в случае, если без вести пропал несовершеннолетний и на получение этих данных есть согласие родителя или опекуна. Органы были обязаны уведомить суд в течение 24 часов о проведении оперативно-розыскного мероприятия и получить судебное решение на это в течение 48 часов, объяснила она.

Но настроения отраслевых экспертов после прочтения этого законопроекта не такие радужные, как у господина Иванова.

«На этот раз эти <некомпетентные люди> делают подкоп под ТАЙНУ СВЯЗИ. Все метаданные (кто кому звонил, местоположение и т.п.) будут доступны вообще без судов», — считает исполнительный директор ОЗИ Михаил Климарёв.

В интервью «Ведомостям» руководитель «РосКомСвободы» Артём Козлюк также выразил мнение, что это наступление на тайну связи:

«Как понимаю, речь о данных с оборудования операторов связи, а также биллинге и геолокации. Эти данные хотят вывести из-под обязательного судебного решения и еще более бесконтрольным образом органы ОРД будут иметь возможность получать такие данные.

На мой взгляд, это, конечно же, нарушение тайны связи, так как можно и проследить — с кем контактировал тот или иной абонент, в какое время, в какие дни, как часто, — а также его местоположение и историю звонков, перемещений, другие чувствительные данные.

Почему так можно будет следить за любым человеком без судебного на то решения — вызывает множество вопросов, а также открывает новый спектр информации, которая будет утекать на черный рынок».

Сопоставив информацию о геолокации мобильных устройств с данными, например, камер видеонаблюдения, действительно можно установить личность конкретного абонента, говорит аналитик Mobile Research Group Эльдар Муртазин.

В то же время, по мнению Муртазина, законопроект нужен не силовикам, которые и так получали данные от операторов связи, а на следующем этапе — судебных разбирательствах. Эксперт поясняет, что были прецеденты в судах, когда данные о геолокации мобильных устройств или фактах телефонных звонков не приобщались к делу: «Судьи в регионах сомневались в том, подпадает ли эта информация под тайну связи». В случае принятия проекта Минцифры таких сомнений больше не останется.

Иван Бегтин, ИТ-специалист, генеральный директор АНО «Информационная культура» и руководитель проектного направления «Открытые данные» в Счетной палате, отметил следующие важные изменения, которые несёт предложенный Минцифры законопроект:

  1. Самое главное — отказ от необходимости получения решения суда меняет статус режима доступа к информации и открывает возможность к её потоковой машинной обработке об условно неограниченном числе людей. Вернее, ограничено лишь в части стоимости инфраструктуры и её готовности к такому режиму работы. Появляется возможность создавать панели мониторинга тысяч людей в реальном времени, отслеживать и устанавливать уведомления при их появлении в определенных местах или нахождении совместно и так далее;
  2. Правоохранительные органы не только разыскивают других людей и не только следят за относительно небольшим числом оппозиционеров и митингующих. Сбор данных без решения суда позволит следить за сотрудниками госорганов, предпринимателями и т.д. Иначе говоря, получать информацию, которую потом они же, правоохранители, могут эффективно «монетизировать»;
  3. Нерегулируемый доступ МВД к этим данным может создать черный рынок пробива по конкретным лицам, в первую очередь, в рамках тех же журналистских расследований. Примеры этого уже были, когда журналисты имеют возможность «пробить сведения» о сотрудниках спецслужб, самих правоохранителях, чиновниках и олигархах. Но даже если предположить что доступ журналистов к этим сведениям — это не так плохо для общества, этот же доступ будет у преступников, мошенников, иных групп людей с далеко не благими намерениями.

«Правоохранители и раньше могли запрашивать такие данные без решения суда, — отмечает член комиссии по правовому обеспечению цифровой экономики московского отделения Ассоциации юристов России Дмитрий Липин, — но формально вопрос находился в юридически серой зоне. Минцифры просто хочет устранить пробел в регулировании».

Передача деталей звонков, отмечает «Ъ», действительно не раз вызывала споры и двойные толкования. В феврале 2019 года налоговики оштрафовали МТС, «Вымпелком» и «МегаФон» за отказ предоставить данные о времени вызова и продолжительности звонков по конкретным номерам телефонов. Все компании оспаривали это, но проиграли в первой инстанции. Арбитражный суд Москвы счел, что по этой информации нельзя идентифицировать абонента, соответственно, она не относится к защищаемой Конституцией РФ тайне телефонных переговоров.

У пользователей Сети в основной массе нет особого доверия к инициативе Минцифры. Многие считают, что он будет выполнять совсем не те задачи, которые заявлены к пояснительной записке. Вот что пишут в комментариях к статье Znak.com:

«Прикиньте как удобно, люди на карте будут просто точками показываться. Все».

«Хозяева выехали за город? Можете грабить квартиру. Жертва подходит к подъезду, можете «встречать»».

«Если у пропавшего человека есть телефон, он уже не будет пропавшим, а воспользуется им. Если телефон разрядится, какая от него польза? Предполагаю, что истинные цели законопроекта совсем другие».

Читатели РБК настроены не менее скептически:

«Как всегда, декларируют одно, а на самом деле цель другая».

«Понятно, для чего надо. Следить за всеми и продавать персональные данные. А потом эти персональные данные, кстати уже 8 лет используют, будут использовать коллекторы, а органы государственной власти, будут делать вид, что ничего не происходит».

«Кому надо, найдут моментально! Но не у всех полномочия такие есть, а теперь за каждый пук ты моментально будешь найден!»

«Ну то есть штрафовать за митинги можно будет и не задерживая — прямо по геолокации телефона».

«Полное уничтожение обратной связи с властью приводит к валу подобных законов. И последующему взрыву. Флаг в руки», — такой комментарий появился даже к публикации провластного «Царьграда».

Если отбросить всю конспирологию и надуманные версии об истинных намерениях властей, пользователи в целом опасаются усиления слежки, особенно в свете преследований за участие в несанкционированных акциях протеста, а также выражают явноие недоверие к тому, как государство хранит данные пользователей.

Поделитесь материалом

Похожие статьи

Контакты

По общим вопросам

[email protected]

По юридическим вопросам

[email protected]

Для СМИ

+7 903 003-89-52