25 April 2022

«Дискредитация» встала на поток

С момента появления в российском законодательстве новой статьи о наказании за распространение «порочащих сведений» об армии фиксируется массовое привлечение граждан как к административной, так и уголовной ответственности, причём поводы для наказаний находятся весьма произвольные.

С начала «специальной операции» вооружённых сил РФ на территории Украины на россиян было составлено 1 258 протоколов по статье о «дискредитации» российской армии (статья 20.3.3 КоАП). Об этом 22 апреля сообщил правозащитный проект «ОВД-Инфо». Статью о «дискредитации» российских военных приняли 4 марта, в тот же день она вступила в силу. О первом протоколе стало известно уже на следующий день — 5 марта в «дискредитации» российской армии обвинили активистку из Костромы.

По данным же РБК, с момента введения административной ответственности за дискредитацию Вооруженных сил России в период с 4 марта по 11 апреля в суды поступило 610 дел по соответствующей статье КоАП.Из них как минимум по 334 делам суды вынесли постановление о назначении административного наказания, по трем прекратили производство, еще 176 дел — пока не рассмотрены. При этом 80 дел о дискредитации, решения по которым были приняты, уже были обжалованы.

Проект «Сетевые Свободы», в свою очередь, уточнил:

«В диаграмме РБК не учитываются данные по Москве, судебная система которой не входит в базу ГАС "Правосудие". За это же время в московские суды поступило 158 дел о военной цензуре. Таким образом, общее число кейсов по стране достигло 768».

Ст. 20.3.3 появилась в Кодексе об административных правонарушениях 4 марта, после того как президент России Владимир Путин подписал закон о наказании за заведомо ложную информацию о действиях российских вооруженных сил. Если дискредитация сопровождается призывами к проведению незаконных акций и создает угрозу общественной безопасности, то для граждан предусмотрен штраф от 50 тыс. до 100 тыс. руб. За распространение фейков без призывов штраф меньше — от 30 тыс. до 50 тыс. рублей.

Принятый закон подразумевает не только административную, но и уголовную ответственность. Так, была введена статья 207.3 УК РФ, которая подразумевает не только крупные штрафы (до 5 млн рублей), но и лишение свободы сроком до 15 лет.

Первая часть статьи (публичное распространение заведомо ложной информации) предусматривает среди прочего штраф от 700 тыс. до 1,5 млн руб. или лишение свободы на срок до трех лет. Вторая часть (то же самое «с использованием служебного положения», «группой лиц», «с искусственным созданием доказательств обвинения», «из корыстных побуждений» или «по мотивам ненависти») предполагает в том числе штраф от 3 млн до 5 млн руб. или лишение свободы от пяти до десяти лет. Третья часть (если «распространение ложной информации» повлекло «тяжкие последствия») наказывается лишением свободы от 10 до 15 лет; случаев квалификации по этой части правозащитники пока не фиксировали.

В целом же по «антивоенному делу», по данным «ОВД-Инфо» (по состоянию на 22 апреля), уже известно о 102 случаях уголовного преследования граждан, из них 35 случаев связаны со ст.207.3. Также есть там 12 случаев, когда правоохранители квалифицировали действия граждан как «телефонный терроризм», 7 случаев — как хулиганство и т.п.

 

 

«Ъ» обратился к юристам и праворзащитникам, которые заявили о расширении практики применения ст. 207.3 УК РФ . Поводами становились публикации в Telegram-каналах, посты в социальных сетях, а в случае с политиком Владимиром Кара-Мурзой - видео с выступления перед членами палаты представителей штата Аризона (США).

По словам известного юриста и адвоката Павла Чикова, его коллегам известно в общей сложности о 38 фигурантах уголовных дел о распространении заведомо ложных данных о вооруженных силах. Девять из них — журналисты. Уголовных дел, по его словам, может быть больше — некоторые из них СКР возбудил «в отношении неустановленных лиц». Чиков отмечает, что правоприменитель считает соответствующей действительности «только информацию, которую сообщает Минобороны РФ»:

«Если кто-то распространяет информацию, противоречащую официальной, возникает риск уголовного преследования. Грубо говоря, в относительной безопасности те, кто высказывается о событиях, которые Минобороны РФ еще не комментировало».

Эксперт отмечает, что в марте, когда в УК была введена ст. 207.3, дела чаще возбуждали «по первой части», но в последний месяц тактика изменилась — дел «все больше» по второй части и, как правило, по пунктам «а» и «д» — то есть вменяется распространение ложной информации «с использованием служебного положения» или «по мотивам политической, идеологической ненависти».

«Дела о "фейках" про армию — это калька дел о "фейках" про коронавирус, за которые привлекали людей, если они распространяли информацию, не соответствующую позиции Роспотребнадзора»,— напоминает Павел Чиков о практике применения статьи за «ложную информацию» о COVID-19 (ст. 207.1 УК). Её ввели в 2020 году; из данных Судебного департамента РФ следует, что всего в 2020 и 2021 годах по ней осудили шесть человек. По сравнению с «ковидными фейками» норму о «фейках армейских» стали применять «крайне стремительно», обращает внимание юрист.

Адвокат Сергей Подольский подтверждает участившуюся практику применения второй части ст. 207.3 и отмечает, что защитникам остается неясным принцип квалификации.

Кроме стремительности заведения дел, журналисты «7х7» обратили внимание и на стремительность правосудия, то есть на вынесение решений судьи тратят иногда всего пять минут. Естественно, в таком бешеном ритме они не успевают выслушать ни сторону защиты, ни, как это ни парадоксально, даже сторону обвинения.

По словам издания, российские юристы замечают, что суды убирают «лишние звенья» из процессов по делам об административных правонарушениях: судьи не соглашаются вызвать свидетелей, не назначают экспертизы.

Такое случалось и в предыдущие годы во время массовых «митинговых» дел. Юристы считают, что «спецоперация» и ее последствия стали новым витком ужесточения судебной системы.

Поделитесь материалом

Похожие статьи

Контакты

По общим вопросам

[email protected]

По юридическим вопросам

[email protected]

Для СМИ (предпочтительнее Telegram)

+7 903 003-89-52