4 February 2022

Дайджест преследований СМИ: январь’2022

В этом выпуске: новые «иноагенты», спасающиеся из страны журналисты, угрозы Рамзана Кадырова.

 «Иноагенты»: новые серии

В январе список пополнили следующими «иноагентами»:

– ООО «Данное сообщение» (зарегистрировано на Регину Галимову и Регину Хисамову, писавших для «Idel.Реалии»; на момент признания их «иноагентами» Галимова уже более полугода не сотрудничала с изданием);

– ООО «Номер семьдесят семь» (учредил корреспондент «Русской службы Би-би-си» Андрей Захаров; вскоре после получения статуса он покинул Россию из-за слежки);

– ООО «ЛПНМ» (гендиректор — экс-глава медиаотдела «Команды 29» Максим Заговора, ранее объявленный СМИ-иноагентом в личном качестве);

– ООО «Издательский дом «Новая глава» (руководитель — ранее объявленный СМИ-иноагентом казанский журналист Андрей Григорьев).

Минюст РФ объяснил, на каком основании внёс Republic в реестр СМИ-«иноагентов». Формальная причина — оплата подписки иностранными юридическими лицами вроде посольств Франции или Казахстана, корпункта «Уолл Стрит Джорнал» и т.п. в размере 14 800 рублей в год. В ведомстве подчеркнули, что «законодательством РФ не предусмотрена необходимость наличия обязательной связи между получением иностранного финансирование и распространением сообщений и материалов». Также в Минюсте считают, что включение в реестр не нарушает права и свободы, гарантированные Конституцией РФ.

«А что, иностранные посольства не подписываются на «Российскую газету» или «Комсомолку»?.. Давайте вообще запретим иностранцам покупать в России газеты и журналы, это ведь тоже получается «иностранное финансирование». Купил гражданин Кыргызстана газету «Жизнь» в киоске — все, осуществил иностранное финансирование!», — отреагировал главред Republic Дмитрий Колезев.

«Кавказский узел» оштрафовали на 500 тысяч рублей из-за отсутствия маркировки «иностранного агента». За что конкретно был составлен протокол, в суде сообщить не смогли. Как рассказал ЧТД главный редактор «Кавказского узла» Григорий Шведов, редакцию не уведомили о судебном заседании и провели его без представителей издания. Ранее по этой же статье оштрафовали The Insider. 

Президент России Владимир Путин поручил Минюсту, Совету при Президенте по правам человека (СПЧ) и Союзу журналистов России (СЖР) до 1 мая проанализировать законодательство о СМИ- и НКО-«иноагентах» и его применение на практике. Помимо этого Минюст вместе с Генпрокуратурой и Советом по правам человека должны изучить практику применения закона об иноагентах.

У Минюста, СПЧ и СЖР есть «хорошие шансы» внести изменения в законодательство о СМИ и НКО, выполняющих функции иноагентов, заявил позднее глава СПЧ Валерий Фадеев. Он рассказал, что совет подготовил перечень уточнений, которые нужно внести в законодательство об «иноагентах»: уточнить критерии признания СМИ и физлиц «иноагентами», процедуру выхода из статуса «иноагента», снижение административной нагрузки на редакции СМИ и т. д.

Парламентская Ассамблея Совета Европы тем временем приняла резолюцию по России с требованием отменить закон о «нежелательных» организациях. Законы об «иностранных агентах», «нежелательных» организациях и экстремизме, в том виде, в котором они существуют, несовместимы со стандартами Совета Европы и отрицательно сказываются на демократии, верховенстве закона и соблюдении прав человека, говорится в резолюции.

«Статья 284.1 УК — это фактический запрет на политическую конкуренцию, независимую журналистику, свободные выборы, защиту прав человека, независимое образование и просвещение, а также любое сотрудничество с иностранными партнёрами во всех общественных сферах в России. В России власти применяют эту статью исключительно для нарушения прав человека в России», — пишет телеграм-канал «Команда Пивоварова».

Закон о «нежелательных организациях» необходимо отменить полностью, как и закон об «иноагентах».

 

Кадыров, Янгулбаевы, Милашина и Каляпин — найди террориста

Целая эпопея развернулась вокруг действий главы республики Чечни Рамзана Кадырова: смешались в кучу люди, СМИ, диффамация. Началось всё с того, что 20 января в нижегородскую квартиру федерального судьи Сайди Янгулбаева ворвались неизвестные люди, представившиеся сотрудниками полиции. Около дома были припаркованы автомашины с чеченскими номерами (95 регион). Сайди Янгулбаев — отец Абубакара Янгулбаева, ранее сообщавшего об исчезновении своих родственников в Чечне. Незадолго до нового года в квартире Абубакара в Пятигорске прошёл обыск, после чего его допрашивали сотрудники полиции.

Чеченские силовики показали постановление о приводе Сайди Янгулбаева и его супруги в Чечню в качестве свидетелей. Они не смогли забрать Сайди в связи с его статусом федерального судьи, но увезли его супругу Зарему — в домашней одежде и без лекарств от диабета, которые надо принимать пять раз в день.

21 января Кадыров заявил, что «эту семейку ждет место либо в тюрьме, либо под землей». На следующий день он обвинил Янгулбаевых в терроризме и призвал задержать их, а в случае сопротивления уничтожить. 

 «Можно ли безо всяких оснований называть человека террористом или пособником террористов? По российским законам — нет. Это называется диффамацией — распространением порочащих недостоверных сведений. Человек, которого так назвали, не имея доказательств, имеет право защищать свои честь, достоинство и деловую репутацию в суде. Правда, всё это в том случае, если в стране законы одинаковы для всех», — прокомментировал ситуацию телеграм-канал «Цифровое средневековье».

Позднее Кадыров написал, что считает пособниками террористов не только семью Янгулбаевых, но и главу «Комитета против пыток» Игоря Каляпина и журналистку «Новой газеты» Елену Милашину (в феврале покинула Россию из-за угроз). Позднее он добавил в свой список телеканал «Дождь».

«Заявления Кадырова, которые касаются пособничества терроризму журналистов и, особенно, членов СПЧ, это его личное мнение, — мягко говоря, странно отреагировал на происходящее пресс-секретарь Президента Дмитрий Песков. — Граждане имеют право обратиться в суд или соответствующие органы. Заявления Рамзана Кадырова не отражают точку зрения федеральных властей».

После этого «Новая газета» обратилась в Следственный комитет с требованием возбудить уголовное дело против Рамзана Кадырова, который назвал журналистку издания Елену Милашину и правозащитника Игоря Каляпина «террористами».

«Это не наше личное дело. Это дело федерального центра, Кремля — реагировать на подобное вопиющее, возмутившее многих поведение руководителя одного из регионов Российской Федерации. Кстати, генерала МВД», — заявили в издании. 

К слову, что Елена Милашина и её адвокат уже обращались в СК с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении Кадырова в апреле 2020 года. Тогда речь шла об угрозах журналистке со стороны главы Чечни. К сожалению, эффекта не было никакого.

«Рамзан Ахматович, как ребенок, сейчас он расстроен. У него полутонов не бывает: каждый, кто хоть в чем-то с ним не согласен, — террорист. Это обзывательство, которое он знает», — отреагировал Каляпин. 

Вражда Кадырова с Янгулбаевыми началась в 2015 году, когда отца и его двоих сыновей похитили и отвезли в резиденцию главы республики, где подвергли пыткам, рассказывал младший сын Ибрагим Янгулбаев. Это произошло из-за его критических постов в соцсетях в адрес чеченских властей, уточнял он. Тогда члены семьи заступились за него, Сайди Янгулбаев был вынужден уйти в отставку с должности судьи Верховного суда Чечни.

 

К другим событиям

Ранее признанный «иноагентом» журналист Виктор Шендерович покинул Россию. 

«Это совершенно индивидуальный выбор, выбор каждого человека в его личных обстоятельствах и его личных приоритетах. Поэтому тут нет никакого одного совета. Мои приоритеты заключались в том, чтобы как можно дольше оставаться на родине, потому что я действительно считаю, что то, что я говорю, правильно произносить из России. Это стоило дороже. Теперь я, разумеется, буду разговаривать снаружи», — прокомментировал он.

Эмигрировал и главный редактор владимирского издания «Довод» Илья Косыгин. Ранее он проиграл суд Евгению Пригожину из-за фразы в интервью о том, что он — уголовник. 

Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга взыскал с «Агентства бизнес новостей» 300 тысяч рублей за статью с утверждениями о криминальном прошлом бизнесмена Ильи Трабера. Агентство также обязали опубликовать опровержение сведений, содержащихся в публикации. 

Forbes называл Трабера одним из самых влиятельных бизнесменов Санкт-Петербурга, который в 90-е годы был крупным игроком на рынке торговли антиквариатом и контролировал вместе с Дмитрием Скигиным нефтеэкспортный терминал в городском порту. В тот период Трабер активно контактировал с мэрией города, в частности с Владимиром Путиным, который курировал запуск предприятия.

Фотографа «Настоящего времени» Георгия Мальца оштрафовали за «участие» в митинге против итогов выборов, несмотря на то, что у него с собой была пресс-карта и редзадание. По его словам, полицейские пришли к нему домой уже после акции.

Роскомнадзор не торопится наказывать RT и «РИА Новости», которые вместо вполне определённого «запрещенная в России террористическая организация» стали именовать «Талибан» совершенно размытым термином «организация, которая находится под санкциями ООН за террористическую деятельность», напомнил телеграм-канал «ЧТД ». В ноябре ведомство стало проводить по этому поводу «контрольные мероприятия».

«Которые оказались столь сложными, что закончить их ведомство не может до сих пор, — говорится в посте «ЧТД».

Совсем другое отношение у РКН к негосударственным изданиям: в том же месяце регулятор составил протокол на издание Republic за упоминание «Талибана» без указания о том, что талибы — террористы.

 

О положении журналистов на примере Башкирии

Башкирская первичная организация Профсоюза провела опрос журналистов, редакторов и фотокорреспондентов из частных и государственных изданий об условиях труда и проблемах, с которыми сотрудники СМИ сталкиваются на работе. Всего в опросе приняло участие 29 человек.

За последние два года 88,5% респондентов сталкивались с цензурой, 76,9% — с отказом органов госвласти аккредитовывать их, 53,8% журналистов испытывали давление со стороны властей, 50% — со стороны рекламодателей, 19% — со стороны силовиков. 31% отметили, что работодатель предпринимал попытки контролировать их соцсети.

Почти половина (14 из 29 опрошенных) журналистов за последние два года получали судебные иски по своим журналистским материалам, 12 — штрафы Роскомнадзора, один журналист сталкивался с задержанием, трое — с допросами, четверо — с «интересом» со стороны ФСБ.

Эмоциональное выгорание было у 92% опрошенных. 44% испытывали страх уголовного или административного преследования, 28% — страх за близких из-за своей профессиональной деятельности, 44% думали о том, чтобы поменять работу из-за политической ситуации в стране.

 

Не оттепель

Журналистке Татьяне Хлестуновой из Хабаровска отменили штраф за «неуважение к власти» из-за частушки про «Мишу и Вову» — вероятно, про Дегтярёва и Путина.

 «Несмотря на то, что активистка не упоминает в частушке ни одну фамилию, суд всё равно счёл, что речь идёт о Путине и губернаторе Дегтярёве. Теперь же дело против неё внезапно прекратили — оттепель», — пишет телеграм-канал «ЧТД».

Поделитесь материалом

Похожие статьи

Контакты

По общим вопросам

[email protected]

По юридическим вопросам

[email protected]

Для СМИ (предпочтительнее Telegram)

+7 903 003-89-52