20.03.2018
Верховный суд отказал Telegram по праву россиян на тайну переписки
Telegram требовал признать недействующим приказ ФСБ о передаче ключей для расшифровки сообщений пользователей, но суд согласился с позицией ФСБ, что сбор данных для декодирования не является нарушением тайны связи

VS_Telegram proigral

В Верховном суде Российской Федерации состоялось заседание по иску компании Telegram Messenger LLP, которая оспаривает приказ ФСБ от 19 июля 2016 года № 432. Истец ссылается, что приказ противоречит закону об информации, закону о ФСБ и принят неуполномоченным органом с превышением полномочий. Также, по мнению истца, противоречит другим законным актам, в частности законам о противодействии коррупции и антикоррупционной экспертизе и об оперативно-розыскной деятельности. Интересы мессенджера в суде представляет адвокат ассоциации «Агора» Рамиль Ахметгалиев. На заседании присутствовала медиаюрист Центра цифровых прав Екатерина Абашина, которая вела онлайн-трансляцию прямо из зала суда.

«Позиция Телеграма: речь идёт об информации ограниченного доступа, а в Приказе ФСБ нет ни сроков, ни формы передачи данных, — сообщает она. — Произвольное регулирование типа такого недопустимо.

Теперь ФСБ отвечает: [они] считают приказ принятым строго в соответствии со своими полномочиями. […] ФСБ вот уже 5 минут рассказывает, как классно они соблюдали процедуру принятия приказа (это ответ на первый довод истца об отсутсвии полномочий на его принятия… приказ начали разрабатывать до вступления закона в силу). Довод ФСБ — информация для декодирования не является информациейй ограгиченного доступа. Поэтому УПУ [уголовно-процессуальному кодексу] и ФЗ [федеральному законодательству] об оперативно-розыскной деятельности не противоречит. У истца [якобы] есть возможность самостоятельно выбрать безопасный способ передачи информации для декодирования. Процедурные требования соблюдены при принятии приказа, информация не тайная».

Затем свои вопросы задавал Telegram, который пытался подвести ФСБ к ответу, что информация о дешифровке всё-таки ограниченная, потому что нужна для дешифровки переписки (соблюдение права на тайну связи, тайну переписки и т.п), но представительница силового ведомства привела довод о необходимости прямого указания на это в федеральном законе.

Часть этого диалога выглядела так:
— Уважаемый оппонент говорил о том, что информацию для декодирования нельзя отнести к информации ограниченного доступа. А информация какую функцию выполняет, для чего она нужна?
— Для того, чтобы расшифровать информацию, полученную в ходе ОРМ по судебному решению.
— Информация для декодирования — речь идет об информации для дешифровки конкретной переписки двух человек или всех пользователей?
— Мы запрашиваем информацию о конкретных пользователях.
— Ваш приказ предусматривает приложение к запросу конкретных судебных актов, где бы говорилось о переписке конкретных двух граждан, которую надо расшифровать?
— Я не поняла, предусматривает ли приказ приложение судебного решения? Уважаемый суд, я хочу еще раз для истца повторить, что информация запрашиваемая не является сведениями, составляющими тайну переписки. Соответственно, это не ограничивает права граждан, и судебное решение не требуется.
— Как сроки исполнения определяются? Произвольно определяются?
— Рассуждения истца об отсутсвии положений по срокам полагаю ошибочным и ничем не подтвержденным. К коррупциогенным факторам относится отсутствие срока принятия решения. Мне кажется очевидным, что ФСБ запрашивала у вас информацию, и организатор в тот или иной срок должен исполнить решение.

.

FSB Minjust Prokuror v VS RF

Представители ФСБ, Минюста и прокуратуры в ВС РФ на заседании по делу «Telegram vs ФСБ»

 

Как стало понятно из позиции ФСБ, силовое ведомство вообще не считает, что тайна переписки может распространяться на мессенджеры.

«Согласно позиции Конституционного суда, переписка граждан в мессенджерах не составляет охраняемую законом тайну, для получения доступа к которой ФСБ необходимо судебное разрешение», — отметила представитель ФСБ.

По словам представителя спецслужбы, без судебного решения ФСБ будет запрашивать информацию о конкретных пользователях, а не массивы данных о многих людях — в этом случае, «конечно, нужно будет решение (суда)».

Минюст и Генпрокуратура, по словам Екатерины Абашиной, вопросов к ФСБ не имеют, и в целом представитель министерства юстиции поддержал позицию силовиков и назвал доводы истца ошибочными. Утверждение нормативного правового акта до вступления в силу поправок в статью 10.1 149-ФЗ «Об информации», не влечет последствий отмены, потому что он вступает в силу после регистрации в Минюсте — приказ вступил в силу после вступления в силу соответствующих поправок.

Относительно полномочий сотрудник Минюста говорит, что ведомство провело экспертизу и установило: ФСБ не вышла за рамки своей компетенции, принимая приказ.

Передача информации для декодирования, по мнению представителя Минюста, не нарушакт права пользователей на тайну переписки, потому что её применение как инструмента должен осуществляться в соответствии с законодательством РФ. «Смысл такой, что передача инфы не тождественна дешифровке», — поясняет позицию Минюста Екатерина Абашина.

В целом, по её словам, позиция властей такая — ФСБ и Минюст не считают ключи шифрования sensitive data (чувствительными данными), поэтому в приказе ФСБ нет требований о приложении судебного акта к запросу о декодировании ключей.

«По поводу отсутсвия в приказе точных сроков для предоставления информации (а это правовая неопределённость) ФСБ ответила, что ведомтсво не заинтересовано устанавливать суперкороткие сроки, а с учетом наличия админответственности за бездействие ОРИ, мессенджер заинтересован предоставить информацию «в тот или иной срок»», — сообщает медиаюрист Центра цифровых прав.

Telegram отметил, что в приказе нет правил продления срока для передачи кодов.

Представитель Генрокуратуры в своём выступлении полностью повторил позицию Минюста.

В состоявшихся далее прениях Telegram подчеркнул: информация для декодирования по логике (вне зависимости от прямых указаний федеральном законе) является информацией ограниченного доступа, и именно в таком контексте должно рассматриваться дело. Недопустимо квалифицировать декодированные ключи как информацию для широкого доступа, и сравнить это можно с паролем на смартфоне. «Мессенджер имеет обязанность сохранять переписку в тайне, а требования ФСБ дискредитируют эту функцию», — заявил представитель Telegram.

«Уважаемые оппоненты говорили: «это необходимо для контроля переписки конкретных граждан». Но запрос поступил: «дайте информацию для декодирования с 19 июля и на будущее». Фактически, передайте любым способом на незащищенный ящик ФСБ. Мой доверитель был, мягко говоря, удивлен происходящим, сохранность переписки — обязанность таких компаний, как Telegram, — сказал Ахметгалиев. — Что касается процедурных моментов: запрос отправляется 19 июля, поступил 21 июля, процедуры продления сроков нет. Как-то вопросы сроков же должны регулироваться — и не потому что нам так хочется, а потому что за нарушение сроков есть ответственность. В налоговой, например, есть срок, и есть ответственность за его нарушение».

Представитель ФСБ ответила: «Не спорим с профессиональной обязанностью организатора распространения информации (ОРИ) по сохранению тайны переписки, но декодер ключей — это не переписка, поэтому приказ тайной переписки не охраняется».

После получасового совещания судья Верховного суда РФ Назарова отказала Telegram в признании недействующим приказа ФСБ России от 19.07.2016 N 432 «Об утверждении Порядка представления организаторами распространения информации в информационно телекоммуникационной сети «Интернет» в Федеральную службу безопасности Российской Федерации информации, необходимой для декодирования принимаемых, передаваемых, доставляемых и (или) обрабатываемых электронных сообщений пользователей информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»».

.

Nazarova VS RF

Судья Назарова оглашает решение по делу «Telegram vs ФСБ»

.

«Решение суда, думаю, для многих было ожидаемо. Но на этом отстаивание прав граждан России на тайну связи через российские и мировые судебные инстанции не заканчивается. Понятно, что даже если ЕСПЧ вынесет положительное решение по делу Telegram, как это произошло по кейсу «Захаров против России», вряд ли стоит надеяться на моментальные изменения. Но апелляция ко всем международным инстанциям будет иметь силу сильного внешнеполитического аргумента, благодаря которым российским властям в данном вопросе придется идти на компромиссы. Права граждан, обеспеченные конституционными нормами, выше желания спецслужб тотально контролировать коммуникации пользователей», — Саркис Дарбинян, РосКомСвобода.

.
don but rks

.

Читайте также:

Доступ к личной переписке от Telegram требует только Россия
🔓
Верховный суд рассмотрит иск Telegram к ФСБ
🔓
Telegram подал иск к ФСБ в Верховный суд России
🔓
РосКомСвобода и российские пользователи обжаловали действия ФСБ против Telegram

.

telegram battle hor

Яндекс.Метрика
Переключиться на старую версию