05.02.2019

«Агора» зафиксировала эволюцию цензуры Рунета

Согласно новому докладу «Агоры», в 2018 году произошёл «фундаментальный поворот» госполитики в сфере регулирования Сети, и власти имеют всё больше возможностей ограничивать распространение неудобной информации

Russia blocked Runet

В 2018 году в российском сегменте интернета 662,8 тыс. раз была нарушена свобода пользователей: власти заблокировали рекордное количество интернет-страниц, десятки людей получали угрозы из-за своих постов. Об этом юристы международной правозащитной организации «Агора» Дамир Гайнутдинов и Павел Чиков пишут в очередном докладе «Свобода интернета 2018: делегирование репрессий». 

В прошлом году суды запретили доступ более чем к 161 тысяче страниц в интернете, доступ к еще 488 тысячам страниц закрывался без решения суда, например, в рамках попытки заблокировать Telegram. Юристы «Агоры» говорят, что в 2018 году произошел «фундаментальный поворот государственной политики в сфере интернета» и теперь власти имеют «реальную возможность ограничивать распространение информации».

По подсчетам «Агоры», в 2018 году власти ежедневно блокировали 1,3 тыс. страниц в интернете, каждые восемь дней суды приговаривали пользователей интернета к реальным срокам лишения свободы. При этом и случаев уголовного преследования из-за «экстремистских призывов» в интернете  и реальных тюремных сроков стало несколько меньше (384/45 — в 2018 году против 411/48 в 2017). Интернет-цензоры в России вполне очевидно меняют свои методы:

cenzura menyaet metody

«Агора» связывает это с тем, что власти делегируют свои полицейские и цензорские функции «частным игрокам». В пример правозащитники приводят иски миллиардера Олега Дерипаски о блокировке расследования оппозиционера Алексея Навального, а также иски банка ВТБ о блокировке материалов, в которых упоминается председатель правления Андрей Костин.

Значительно увеличилось число субъектов Федерации, где пользователи сталкиваются с серьёзным давлением — в 2018 году в «красную» зону попал 41 регион (в 2017 их было 26), а также Крым, ситуация в котором продолжает постоянно ухудшаться на протяжении последних 4-х лет.

Региональными лидерами по количеству нарушений в 2018 году стали Москва, Тюменская область и Хабаровский край — именно там чаще всего преследовали интернет-пользователей и блокировали сайты. Петербург занял в этом антирейтинге 17 место, Чеченская республика — 48-е. Ни одного подобного случая не произошло в республиках Алтай и Саха (Якутия).

Позитивный тренд 2018 года: журналисты, правозащитники и обычные пользователи интернета, критикующие власть, реже сталкивались с насилием и угрозами — 59 случаев против 66 в 2017-м.

Прошлый год стал поворотным в делах об «экстремизме», когда благодаря общественному давлению, а также «кейсу Мотузной» была частично декриминализирована статья 282 УК РФ. Ещё до подписания Президентом Путиным соответствующих федеральных законов наметился тренд о закрытии дел против «онлайн-экстремистов» как в судах, так и на стадии следствия. В отдельных случаях такая либерализация зацепила и тех, кого обвиняли по ст.280 УК РФ. Хотя, как видно на графиках, у властей изначально не было планов как-то снижать обороты в отношении «онлайн-экстремистов»:

prigov282

Очевидно, тот прогнозируемый правовой произвол, который заложен в само «антиэкстремистское» законодательство, довёл правоприменение данной «легендарной» статьи до маразма, если выражаться словами Президента страны.

prigov za extrem

Закрытие дел по 282, а также иногда и по 280 статьям правозащитники видят в получении следственными органами соответствующих указаний, что однозначно свидетельствует о том, что репрессии имеют ручное управление и в любой момент могут быть остановлены. «Точно так же, как и запущены заново, — считают юристы «Агоры», — как только политическое руководство страны сочтёт это целесообразным».

Реформа самой массовой антиэкстремистской статьи не имеет отношения к либерализации и вряд ли повлечет за собой глобальное изменение практики. В экспертном сообществе, отмечают авторы исследования, преобладает скепсис и ожидание того, что преследование за выражение мнения продолжится, а кратковременный эффект «декриминализации» будет компенсирован за счёт роста числа дел по «смежным» статьям: прежде всего, подследственным ФСБ статьям 205.2 и 280 УК РФ. «Мы считаем, что темпы роста числа дел по этим статьям по-прежнему будут выше, чем по 282 статье, контролируемой Следственным комитетом», — добавляют они.

Ранее, как заметили авторы исследования, государство особо не было щедрым на оправдание по «антиэкстремистским» статьям, хотя за высказывания в интернете суды всё же выносят решения в пользу обвиняемых. Так, стабильно демонстрирующим высокий процент оправданий стала статья 128.1 (клевета):

kleveta_opravd

Правозащитники в своём докладе отметили достаточно заметную роль соцсети ВКонтакте в делах об онлайн-высказываниях. После резонансного «кейса Мотузной» основные претензии в публичном пространстве были предъявлены этой социальной сети. Многие эксперты и правозащитники говорили о токсичности ВК, а глава юридической практики РосКомСвободы Саркис Дарбинян советовал вообще отказаться от ее использования.

stukach_VK

«Действительно, — отмечает «Агора», — в течение последних лет наибольшее количество уголовных дел возбуждалось именно в отношении этой, принадлежащей Mail.Ru Group социальной сети». Кроме того, ВК обвинили в слишком тесном сотрудничестве с правоохранителями и предоставлении им информации на основаниях полученных по электронной почте немотивированных запросов. В ответ на обвинения и общественное давление компания была вынуждена изменить политику конфиденциальности, расширив настройки приватности и опубликовав принципы взаимодействия с госорганами, настаивая, однако, что такое взаимодействие осуществляется в рамках закона. Но с последним утверждением не согласны подвергнувшиеся слежке и преследованию со стороны властей пользователи, которые начали подавать в суд против ВКонтакте.

На фоне незначительного сокращения уголовных репрессий (уголовных дел возбуждали меньше на 7%, к лишению свободы также присуждали реже) количество запретов на распространение информации выросло в десятки раз: с 2196 в 2017 г. до 161 171 за три квартала 2018 г. Этот рост объясняется попыткой блокировки мессенджера Telegram, говорит руководитель «Агоры» Павел Чиков.

Добиваясь блокировки Telegram, Роскомнадзор пошёл на беспрецедентные меры, в течение недели отправив операторам связи на блокировку около 20 миллионов сетевых адресов, устроив так называемый «IP-геноцид». По утверждению надзорного ведомства, все эти IP якобы использовал Telegram. В результате под удар попали крупнейшие провайдеры облачных услуг, включая Google, Amazon, Microsoft, Digital Ocean и Hetzner.

При этом, по оценкам экспертов, недоступными могли оказаться почти полмиллиона доменных имён в зонах .ru, .su и рф. Проблемы с доступом испытывали десятки российских медиа, онлайн-сервисы по бронированию авиабилетов, системы SmartTV, использующие интернет-соединение фитнес-трекеры, интернет-магазины, мессенджеры Viber и Skype, многие популярные онлайн-игры, сервисы безналичной оплаты и сайты, использующие reCAPTCHA от Google. Одновременно РКН потребовал от Google и Apple удалить Telegram из магазинов приложений и начал блокировать VPN-сервисы, отказавшиеся подчиниться требованиям властей.

В ответ на жалобы пользователей и интернет-предпринимателей чиновники отвечали, что действуют по закону, а вина за перебои с доступом к Сети лежит на частных компаниях, отказывающихся блокировать опальный мессенджер. «С другой стороны, история Telegram продемонстрировала существование сильного общественного запроса на свободный от цензуры и слежки интернет», — отмечают авторы доклада.

Давление на глобальные платформы явно усиливается, замечает «Агора». Оштрафовав Google за отказ включиться в систему государственной цензуры, Роскомнадзор немедленно установил новый 30-дневный срок, продемонстрировав готовность поставить штрафы за отказ от сотрудничества на конвейер. Twitter и Facebook также предупреждены. Власти подготавливают почву для блокировки сервисов, которые считают основными катализаторами массовых протестов, пытаясь представить ее как требование соблюдать национальное законодательство.

Делегирование полицейских и цензорских функций частным игрокам не только минимизирует ущерб репутации, но и, очевидно, более оправданно с точки зрения расходования ресурсов и эффективности контроля, объясняют такую стратегию аналитики «Агоры». Фактически платформы оказались перед выбором – либо они принимают на себя функции и полномочия цензоров, либо условия их работы в России станут невыносимыми, констатирует Чиков. Как они при этом поведут себя – и есть основная интрига сезона, заключает он.

Председатель комитета Госдумы по информационной политике Леонид Левин с такими выводами не согласен. Направление, в котором развивается отечественное законодательство в сфере интернета, имеет аналогии с законами, действующими в странах Европы, а частичная декриминализация печально известной статьи 282 УК говорит о наличии и либерального тренда, отмечает он. «В то же время, – отмечает Левин, – общемировой практикой стало усиление ответственности самих цифровых платформ, которые обладают намного большими технологическими возможностями отслеживать и удалять противоправный контент. Представляется, что взаимодействие государства и цифровых корпораций на основе прозрачных и понятных процедур, прописанных на законодательном уровне, является одним из вероятных путей развития глобальной сети».

Интернет-омбудсмен Дмитрий Мариничев говорит, что склонен скорее согласиться с такими выводами. Фактически речь идет о коллективной ответственности за происходящее в сети, отмечает он. Это форма тотального контроля, которая широко применяется при дедовщине в армии и тюрьме, однако в данном случае такую стратегию вряд ли можно считать эффективной, предупреждает Мариничев: добавочная стоимость в экономике формируется организациями, которые креативны. Тотальный контроль креативность исключает, поэтому подобная стратегия может иметь локальный успех, но в долговременной перспективе приведет к отставанию, предупреждает он.

.
don but rks

.

VPNlove.me

Яндекс.Метрика
Переключиться на старую версию