26 April 2021

Закон о просветительской деятельности: власти узурпируют право на просвещение

Правительство определило порядок осуществления просветительской деятельности, который вызвал новую волну критики в научное и экспертном сообществе, поскольку по сути вводится запрет на любую связанную с распространением знаний работу.

Минпросвещения опубликовало проект правительственного «Положения об осуществлении просветительской деятельности», регламентирующего «порядок, условия и формы» просветительства  «в организациях, осуществляющих образовательную, научную деятельность и деятельность в сфере культуры».

В положении говорится, что просветительская деятельность осуществляется органами госвласти, местного самоуправления, уполномоченными ими организациями, а также вправе осуществляться физическими лицами, индивидуальными предпринимателями и юридическими лицами. При этом физические лица должны соответствовать ряду требований:

– быть совершеннолетними;

– иметь двухлетний опыт участия в общественно значимых инициативах;

– не иметь запрета на педагогическую деятельность;

Юридические лица же должны подпадать под следующие критерии

– не входить в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента;

– не иметь задолженностей по налогам;

– сотрудники не должны иметь запрета на педагогическую деятельность;

– на сайте размещена информация о дате создания юрлица, об учредителе и его местонахождении, контактные телефоны и  адреса электронной почты, а также сведения о  составе сотрудников с указанием уровня образования, квалификации и опыта работы.

Для просветительской деятельности допустимы формы презентаций, лекториев; семинаров, мастер-классов; круглых столов, дискуссий; информационно-печатной продукции, в том числе в интернете; демонстрация видео- и аудиоматериалов; создание просветительских интернет-порталов.

«Была надежда, что идиотизм поправок компенсируется подзаконными актами. Хрена вам! Вот проект поставления Правительства. Ад и ужас», — отреагировал на документ журналист, популяризатор науки Григорий Тарасевич. 

Закон о просветительской деятельности оказался направлен в первую очередь на дальнейшее ограничение работы иностранных агентов, пишет «Ъ».  Член правления «Международного Мемориала» Ирина Щербакова привела в пример конкурс исторических работ школьников «Человек в истории. Россия — ХХ век», который «Мемориал» проводил с 2000 года.

«Непосредственно со школами конкурс не связан, мы проводим его сами. Но вот если школьник прочитал в интернете объявление о нашем конкурсе и решил, что хочет принять в нем участие, он нарушает закон? А мы, оценивая его работу, нарушаем? Понять этого совершенно нельзя»,— говорит она.

Минпросвещения пояснило изданию, что речь в документе идёт про «школы, театры, библиотеки и иные организации». Чтобы человек «со стороны» смог прочитать лекцию в образовательной, научной или культурной организации, ему придётся заключить официальный договор с администрацией. При этом ведомство фактически приравнивает просветителей к штатным преподавателям: у них должны отсутствовать ограничения для педагогической работы, установленные ст. 331 ТК РФ.

Самое главное в поправках о просветительской деятельности и проекте Положения об осуществлении этой деятельности — это образ государства как главного просветителя, пишет Екатерина Мишина для «Новой газеты».

Ограничения не должны коснуться частных лиц или организаций, которые занимаются просветительской деятельностью независимо от учреждений культуры, науки и образования, сделал вывод из документа журналист Дмитрий Колезев.

«Это сравнительно хорошая новость, то есть постановление — не «катастрофа», а просто «беда». Беда, потому что а). всем упомянутым учреждениям теперь будет намного сложнее приглашать любых сторонних лекторов или организаторов мероприятий; б). "иностранным агентам" сотрудничество с любыми такими учреждениями теперь запрещено вообще. Но роликов на YouTube или соцсетей частных лиц это коснуться все-таки не должно», — пишет он у себя в телеграм-канале.

При этом журналист не исключает, что при некоторой размытости формулировок в отдельных случаях надзорные, правоохранительные органы и суды могут трактовать закон и постановление в отношении вообще всех граждан и организаций. 

«Так вот они трактуют это все прямо, как написано, — не сомневается заместитель председателя РОО «Демократический выбор» Кирилл Шулика. — Если хочешь просвещать, имей договор с организацией, не имей судимостей, не привлекайся, ну так далее строго по тексту. Еще вопрос в том, как быть с судимостями, полученными во времена советской власти (на выборах же догадались их вытаскивать на свет божий). Еще вопрос, как доказывать опыт. Ну вот прочитал я лекцию, видео что ли предъявлять проверяющим или как? Ведь раньше договорами не заморачивались, лекцию прочитал и все, часто ведь в рамках каких-то мероприятий даже бесплатно в рекламных целях».

«Но вот что интересно, — замечает известный адвокат Калой Ахильгов, — в документе сказано «по иным направлениям, соответствующим целям просветительской деятельности, установленным пунктом 35 статьи 2 ФЗ «Об образовании в Российской Федерации». Но в статье 2 нет пункта 35. Кроме того, обозначены формы осуществления просветительской деятельности: презентации, лектории; семинары, мастер-классы, круглые столы, дискуссии. Также публикация печатных или видеоматериалов тоже является формой осуществления просветительской деятельности. То есть, любые онлайн-школы отнесены туда же».

Документ раскритиковали в Российской академии наук. Вице-президент РАН Алексей Хохлов заявил, что проект нуждается в доработке и не может быть принят в нынешнем виде. По его мнению, просветительскую деятельность необходимо поддерживать, а не устанавливать необоснованные ограничения.

Напоминим, ранее негативно о законопроекте отозвались в Счётной палате. Там предлагаемые нормы назвали избыточными и способными привести к ограничению деятельности НКО, дискуссионных площадок, клубов по интересам. 

Отрицательно относится к новой предполагаемой норме и общественность в целом. Согласно опросу, проведенному «Левада-Центром», более трети опрошенных россиян (36%) считают, что скандальный законопроект о просветительской деятельности направлен на усиление цензуры.

Известный в России популяризатор науки, астрофизик Сергей Попов, предложил ряд поправок к положению о просветительской деятельности «Положение написано сугубо в репрессивном плане. Ближайшая аналогия: плохой врач, который выписывает безумно сильное средство с фантастическими последствиями, которое почти убивает пациента, а за одним борется с каким-то там вирусом. Это плохая медицина, так не лечат», — выразил Попов свое отношение к происходящему в беседе с корреспондентом Znak.com.

Основная часть предлагаемых Поповым поправок касается критериев для физлиц, участвующих в просветительской деятельности:

«Первое требование — убрать из всех пунктов положения норму о соответствии [лиц, участвующих в просветительской деятельности] 331-й статье [Трудового кодекса РФ]. Это просто невозможно».

Речь идет о пункте 5 проекта положения, согласно которому лицо, участвующее в просветительских мероприятиях, будь то лекции или презентации, должно иметь профильное образование и предоставить справку об отсутствии судимости.

«Школа, к примеру, хочет пригласить ветерана выступить с лекцией о Великой Отечественной войне. Теперь это невозможно. Почти наверняка среднестатистический ветеран не имеет профильного образования и не соответствует 331-й статье. Точно также, как и пожарный, ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС. Невозможно будет даже провести школьный фестиваль науки, где школьники будут рассказывать другим школьникам о науке. Они несовершеннолетние и это тоже нарушение положения», — привел Попов несколько практических примеров.

Также Попов настаивает на исключении из положения о просветительской деятельности требования об обязательном двухлетнем стаже для популяризаторов науки. По его мнению, это «исключит большое количество ситуаций» и претензий, так как в России в принципе отсутствует корпус профессиональных просветителей:

«Хочется, конечно, большего. Я не очень понимаю зачем нужны договоры. Причем я с этим уже сталкивался. К примеру, школа на Сахалине просит меня провести по Zoom бесплатную лекцию по астрофизике. Согласно положению, теперь нам нужен договор с подписями, выполненными синими чернилами. Теперь я не буду этого делать и откажу несчастной школе. Не потому, что не хочу, а просто потому, что у меня нет на это времени. И, если честно, не представляю, кто из коллег вообще согласится на это».

Вице-президент РАН Хохлов добавил к этому, что не представляет, как теперь, без договоров, ученые должны просвещать людей, убеждая их в необходимости привиться от коронавируса. «Сейчас ученые это делают без всяких договоров, в том числе, размещают просветительскую информацию в интернете», — написал Хохлов.

Странным Попов находит и пункт, запрещающий участвовать в просветительской деятельности организациям со статусом иностранного агента. В их число, к примеру подпадает «Мемориал» и Сахаровский центр:

«Строго говоря, статус иностранного агента не говорит о злонамеренности организации, а лишь о ее способе функционирования. С другой стороны, в стране есть список нежелательных организаций, которые уже признаны зловредными. В этом смысле немного рациональности даже в злых делах не помешает. По логике министерство должно было вписать в положение не иноагентов, а именно нежелательные организации».

В нынешнем варианте проект положения о просветительской деятельности, полагает ученый, «демонстрирует предвзятость и авторов положения, и всей системы в целом». «Маркируя кого-то иностранным агентом, она приклеивает ярлык ни к тем, кто получает иностранное финансирование как таковое, а к тем, кто не нравится существующему руководству», — пояснил Попов.

По мнению собеседника, проект положения сформулирован так, что не затронет основную массу граждан, занимающихся просвещением в частном порядке. К примеру, рассказывающих о рецептах приготовления тортов в Instagram или рассказывающих о тонкостях кройки и шитья в YouTube. «Основные проблемы будут у научных, образовательных и культурных учреждений», — подчеркивает Попов. Он добавил, что «пока у людей не срабатывает понимание», что под эти нормы «подпадут все библиотечные и музейные проекты, проекты РАН, дни открытых дверей в вузах и исследовательских институтах».

«По положению видно, что его авторы совершенно не понимают специфики просвещения: многообразия форм просветительской деятельности и разового характера подавляющего количества мероприятий. Они думают о просветительской деятельности как о некой сложившейся системе больших проектов и с огромным желанием просветителей в этом участвовать», — считает профессор. Он настаивает на том, что до сих пор в большинстве случаев этим занимались ученые-энтузиасты. Делалось это на безвозмездной основе, и предлагаемая сейчас бюрократическая регуляция процессов «поставит крест на большинстве проектов».

«В этом смысле я не вижу пока больших полицейских операций. Они, конечно, возможны, но пока директора школ боятся больше не полицию, а собственного начальства. На стадии борьбы с поправками мы уже столкнулись, что директора музеев оказались не готовы выступать. Они жестко сидят на бюджетном финансировании. Ослушавшиеся директора будут получать по шапке и не будут получать бюджетных денег», — отметил Попов.

Сам он больше не намерен сотрудничать с госбюджетными структурами, подпадающими под действие нового положения: «Я лично склоняюсь к тому, что перестану сотрудничать со всеми организациями, которые подпадают под нормы этого положения. Пока нет какого-то дополнительного положения о независимых лекториях, я буду читать лекции там, а также выкладывать их у себя в YouTube канале. Все остальные пусть благоволят жить, как они хотят».

 

Общественное обсуждение резонансного документа продлится до 7 мая 2021 года. Свои пожелания и замечания вы можете оставить на его странице.

Поделитесь материалом

Похожие статьи

Контакты

По общим вопросам

[email protected]

По юридическим вопросам

[email protected]

Для СМИ

+7 903 003-89-52