«В иске я требую убрать свои биометрические данные из системы распознавания»

Новая московская история о распознавании. Читайте её от первого лица.

История о девушке Дарье Ивановой, которую задержали при помощи системы распознавания лиц. В этот раз одни полицейские заполняли документы информацией из «Сферы», не сверяя её с паспортом, то есть для установления личности им оказалось достаточно одной фотографии. Другие искренне считали, что нахождение в базе — достаточное основание для задержания. Наконец, третьи попросили прислать фото паспорта в WhatsApp. Копии протоколов (о задержании и доставлении) не выдал никто. Читайте историю от первого лица ниже.

 

«22 августа я ехала на занятия по английскому языку. Это был День российского флага, но на тот момент я этого не знала. Совершенно спокойно проехалась на метро на английский, а вот по возвращении, на станции, когда уже подошёл поезд, меня остановил сотрудник полиции. 

Документы в метро у меня никогда не спрашивали, поэтому я удивилась.

Паспорта у меня с собой не было. У меня спросили ФИО, я назвала. Как раз в этот момент подошёл второй полицейский и сказал: «Да, это она». Тут я поняла, что сработало распознавание, а оказалась я в базе из-за участия в мартовском протестном митинге, на котором ко мне подбежал человек с камерой и сфотографировал. Я пыталась помешать, но он всё равно это сделал. В соцсетях же у меня почти нет изображений.

Вообще, когда я шла на протест, я понимала, что так будет. В университете нас информировали о распознавании и его активном применении. Поэтому я понимала, что, если меня сфотографируют, я окажусь в базе, так что удивления у меня не возникло. 

👉 Система распознавания лиц: что это и что делать, если меня обвиняют на основе неё?

Меня задержали, но не назвали причину задержания, сотрудники полиции не представились. Однако они, например, не проявляли агрессии. На эскалаторе полицейский сказал, что сегодня День российского флага, я спросила, а какая связь с этим, и вообще на этой станции я бываю часто, раза три в неделю. 

– Понимаю, — говорит полицейский. — У меня претензий нет. А вы принимали участие в протестной активности в последние полгода?

– Да, принимала (а я была на протесте первый и единственный раз). 

– «Сферу» недавно пополнили, вот мы задерживаем тех, кто протестовал.

В отделении полиции (ОП) при метро мне сказали, что за мной приедут сотрудники из ОВД. Мы ждали их около часа. В маленькой каморке было душно, сидеть негде, я стояла. Полицейские что-то писали, но я не знаю что. У меня не было паспорта, из-за чего в ОВД меня могли оставить на 48 часов для выяснения личности. Поэтому, пока ждали, я связалась с ОВД-Инфо и своей подругой. 

Мы ждали и ждали.

Протокол мне не дали, хотя я попросила, понимая, что он мне понадобится в качестве фиксации инцидента. Зато меня спросили, не может ли кто-нибудь прислать мне копию паспорта. Подруга сделала это, но пока она искала, полицейские заполнили документы по данным из «Сферы». То есть никто не скрывал, что задержали по «Сфере», прямо сказали, что это из-за Дня российского флага, что «Сферу» пополнили политическими активистами (около 700 человек) и что задержат ещё не раз. Это для меня не стало сюрпризом тоже. 

Приехавшие из ОВД полицейские оказались неприветливыми, нервными, суетливыми. Я сказала, что у меня нет документов, они ответили, что их это не волнует. На выходе из метро нас ждал автомобиль, обыкновенный автомобиль, оборудованный, правда, сидениями для задержанных. В машине уже был другой активист, Евгений, с которым мы разговорились. Телефоны у нас не отобрали и в принципе агрессивно изначально себя не вели. 

Однако по дороге Евгений вступил с полицейскими в дискуссию, и им это не понравилось. Кроме того, мужчина звонил в правозащитную организацию ветеранов и рассказал, что ему не объяснили, почему его задержали. Полицейских это возмутило особенно: 

– Как это, вам не сказали? Задержали по «Сфере».

– «Сфера» не является основанием для задержания.

Я понимала, что он прав, но спор только усугубляет ситуацию, поэтому в диалог не вмешивалась. Да, «Сфера» не является основанием, по ней нет никакого закона, но что случилось, то случилось. В таких ситуациях вступать в полемику бесполезно. Никто не остановит машину и не отпустит нас. Поэтому, считаю, решать проблему надо в том фокусе, в котором она развивается. 

В таком вот лёгком напряжении мы доехали до ОВД. Наше доставление никак не оформили, поэтому я понимала, что нет никаких доказательств того, что мы были в ОВД, — делай с нами, что хочешь. Нас сразу завели в ту часть отделения, где сидели нарушители (но не активисты), их было очень, очень много, не знаю, что в тот день произошло.

Оформление всех людей затянулось надолго. В какой-то момент ко мне подошли и спросили, не из-за телефона ли я здесь. Я ответила, что нет. Мне зачем-то посоветовали убрать телефон, чтобы не забрали. Я это и так знала, поэтому тем временем почистила своё устройство и удалила подписки, которые могли бы «не понравиться» полиции. После этого я общалась только с подругой, потому что иные контакты представляли опасность.

👉 У меня изымают телефон. Как обезопасить свои данные?

Помещение было маленькое, сидеть было негде, попить нечего. Мужчины рядом вели себя не очень приятно, но опять же я ничему не удивлялась. И понимала, что мы здесь надолго, поэтому терпеливо ждала, пока следователь проявит к нам хоть какой-то интерес. А следователи ходили туда-сюда, то один, то другой. Они крайне невежливо обращались с другими доставленными, но на нас, «политических», никакого внимания не обращали. Евгений тем временем развил бурную деятельность: писал заявления, вызывал адвокатов. Мне же по общему настрою полиции казалось, что нам это всё не понадобится, но вполне возможно, что застряли мы надолго. 

Мы ждали и ждали, и ждали, и ждали. Наконец я поймала следователя и сказала ему, что нас задержали ни за что, почему я тут торчу уже полтора часа? Он попросил подождать, но уже через пять минут вышёл снова к нам и сказал: «Так, те, кто по «Сфере», сделайте фото паспортов и пришлите мне на этот номер в WhatsApp». 

Неформальный подход меня напряг. Я знала, что буду оспаривать незаконные действия полиции в суде, но у меня, получается, нет никаких свидетельств, что я была в ОВД. Окажись я, допустим, в ОВД по району Братеево (все мы знаем, как относятся там к задержанным), и если бы что-то случилось, меня даже и не нашли бы. Я сказала, что не хотелось бы отправлять копию, на что мне ответили, что тогда надо ждать, пока оформят всех остальных.

Есть грань между принципиальностью и глупостью, поэтому я отправила фото и на следующее утро его удалила. Нас отпустили, предупредив, что в метро сейчас лучше не спускаться, потому что велика вероятность, что нас задержат снова, особенно это касается станций в центре. Уехала я домой на автобусе.

Я опасалась, что меня задержат в День Конституции, но этого не случилось. Про «Сферу» говорят, что от неё не спрячешься, но у меня получилось: я просто накрасилась, а на фото в базе я ненакрашенная, поэтому система меня не распознала. Так что не такая уж это совершенная технология на данный момент: малейшие изменения во внешности сильно снижают процент распознавания.

Не могу сказать, что инцидент оставил какой-то след в моей душе. Моё поведение в метро не изменилось. Бояться я не собираюсь. Запугать меня тем, что я куда-то не туда пошла, не получится. 

👉 Мешают ли маски распознаванию лиц? Как не попасть «в базу»?

Задержание я сейчас обжалую вместе с адвокатом из ОВД-Инфо, который ведёт дело. Кроме того, я требую убрать биометрические данные из базы «Сферы». Предварительное слушание уже состоялось, 1 февраля у меня будет суд».

 

«Использование этой технологии нарушило моё право на неприкосновенность частной жизни, а также мои права мои права при обработке моих персональных данных. Государство тайно, негласно вторглось в мою частную жизнь, атоматически собирая сведения обо мне посредством использования системы автоматического распознавания лиц. При этом я могла даже не узнать об этом вторжении в мою частную жизнь, поскольку подобное вторжение не предполагает уведомление лица о включении его в списки для распознавания, возможности ознакомления с информацией <...> Кроме того, данная процедура не имеет законодательной регламентации и не предполагает возможности судебного, общественного или какого-либо иного контроля», — говорится в иске девушки (есть в распоряжении редакции).


О том, что камеры распознавания пока не всесильны и медицинские маски всё ещё помогают, читайте и в нашей предыдущей истории.

Поделитесь материалом

Похожие статьи

Контакты

По общим вопросам

[email protected]

По юридическим вопросам

[email protected]

Для СМИ (Telegram)

+7 903 003-89-52

18+

23 декабря 2022 года Минюст включил Роскомсвободу в реестр незарегистрированных общественных объединений, выполняющих функции иностранного агента. Мы не согласны с этим решением и обжалуем его в суде.