Dec. 18, 2020, 11:03 a.m.

Приговоры за комментарии о взрыве в архангельском УФСБ могут быть пересмотрены

Приговорённый по делу об «оправдании терроризма» к более чем 5 годам колонии Иван Любшин подал жалобу с требованием пересмотреть квалификацию вменяемого ему преступления, поскольку взрыв в Архангельском УФСБ не был признан терактом в судебном порядке.  

Житель Калуги Иван Любшин, осуждённый по делу об оправдании терроризма (часть 2 статьи 205.2 УК РФ) из-за комментария к новости о взрыве в Архангельском УФСБ, обратился в суд и в прокуратуру с требованием пересмотреть квалификацию вменяемого ему преступления. Жалобы, поданные Любшиным в Октябрьский районный суд Архангельска и Генеральную прокуратуру России, имеются в распоряжении ПЦ «Мемориал».

Информацию об подаче Любшиным жалоб «РосКомСвободе» подтвердил отец осужденного Виктор.

В жалобах калужанин указывает на то, что по делу Михаила Жлобикцого, совершившего самоподрыв в Архангельском УФСБ, до сих пор не поставлено точки, поэтому уже в его, Любшина деле квалификация проставлена ошибочно, по незаконченному делу.

Отправивший калужанина в колонию суд ссылается на постановление в возбуждении уголовного дела по статье 205 УК РФ, «однако это не окончательное решение, да и не решение вообще», считает Любшин. Квалификацию преступления окончательно может определить только суд, а в уголовном деле №11802110035000066 от 31.10.2018 г. в Архангельске (по признакам ст.205 и ст.222.1) дело прекращено в связи с гибелью преступника. То есть юридически теракта не было, а следовательно и не было его оправдания.

Пока же по всем признакам преступление Жлобицкого подходит под статью 317 УК РФ (покушение на жизнь и здоровье сотрудников), к тому же, судя по имеющимся материалам, студент взорвал здание УФСБ не с целью запугать население или дестабилизировать обстановку, а из чувства мести и в знак протеста.

«Прошу признать указанное постановление незаконным и необоснованным, так как имеет место неверная квалификация преступления: верной была бы квалификация по ст. 317 — «посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов», а не теракт», — говорится в жалобах.

Осуждённый калужанин ссылается на постановление Пленума Верховного суд России №1 от 9 февраля 2012 года: «посягательство на жизнь и здоровье другого человека путем производства взрыва, поджога или иных действий подобного характера, совершенное по мотиву мести или личных неприязненных взаимоотношений и не преследующее цели дестабилизации деятельности органов власти или международных организаций либо воздействия на принятие ими решений, не образует состав преступления, предусмотренный статьей 205 УК РФ, и квалифицируется по соответствующим статьям Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации».

Напомним, Иван Любшин в середине октября 2019 года был задержан ФСБ и, по его и словам родственников, подвергся избиению и пыткам с использованием электрошокера. В марте текущего года 2-й Западный окружной военный суд приговорил Любшина к пяти годам и двум месяцам колонии общего режима.

Суд признал его виновным по ч. 2 ст. 205.2 УК РФ (публичное оправдание терроризма и пропаганда терроризма, совершенные с использованием интернета) из-за нескольких комментариев, которые мужчина написал в соцсети «ВКонтакте» относительно самоподрыва студента Михаила Жлобицкого в приёмной Архангельского УФСБ. Обжаловать приговор Любшину не удалось, и он подал жалобу в ЕСПЧ.

Глава юридической практики «РосКомСвободы» адвокат Саркис Дарбинян считает, что переквалификация дела Жлобицкого может дать возможность всем, кто осуждён за комментарии к новости о совершённом им самоподрыве, подать жалобы и изменить приговоры:

«В деле архангельского анархиста, который взорвал себя у здания ФСБ, действительно все не так очевидно в части квалификации его действий по террористической статье. Террористический акт трактуется в законе как взрыв или поджог в целях дестабилизации органов власти либо воздействие на принятие ими решений. Однако Жлобицкий никаких требований не выдвигал, а сам взрыв в приемной ФСБ вряд ли дестабилизировал работу федеральной службы безопасности.

На практике следственный орган часто переквалифицирует состав уже после возбуждения уголовного дела, когда собранные по делу доказательства говорят об ином. Здесь же Постановление о возбуждении уголовного дела было вынесено следователем ФСБ, но само дело было тут же прекращено ввиду смерти обвиняемого, а поэтому до суда так и не дошло.

Суд не давал никакой квалификации содеянному. Если в ФСБ ошиблись с правильным определением квалификации преступления, то прокуратура или вышестоящий орган могут отменить вынесенное Постановление и вернуть дело для дополнительной проверки. И если деяния Жлобицкого будут переквалифицированы на другую статью УК РФ (например, ст. 317 УК РФ — посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов, ст. 105 УК РФ — убийство), тогда все осужденные за оправдание терроризма по этому кейсу имеют право на пересмотр дела по вновь открывшимся обстоятельствам с дальнейшим прекращением уголовного преследования в отношении них».

Кроме этого, калужанин на днях обратился в Конституционный суд РФ. По словам Любшина, «основанием для жалобы является правовая неопределённость и несоответствие статьи 205.2 УК РФ конституционным нормам при применении в конкретном деле». Он считает, что «статья 205.2 УК РФ прямо противоречит статье 6 УК РФ, статье 6 УПК РФ, статье 2 и статье 38 Конституции РФ и статье 8 ЕКПЧ».

Кроме того, в жалобе отмечается, что «правовой режим данной статьи позволяет недобросовествным правоохранителям использовать её как инструмент давления при формировании обвинения, в том числе широко применять её на практике для необоснованного уголовного преследования, направленного на недобровольное прекращение критики государственной власти».

Иван Любшин просит Конституционный суд России привести статью 205.2 УК РФ в соответствие с Конституцией России и международными нормами права и снизить нижний порог наказания по статье до не связанного с лишением свободы.

«Посадки за слова — это настоящая боль российского уголовного судопроизводства, — говорит Саркис Дарбинян. — Декриминализация ст. 282 УК РФ не принесла особых изменений. Людей не стали сажать меньше за слова в интернете. Просто теперь их сажают по другим статьям уголовного закона. Ст. 205.2 УК РФ стала новым бичом для российских пользователей соцсетей. Архангельского взрывателя уже давно нет, а людей продолжают отправлять в колонии за публикацию постов о событиях двухлетней давности. 5 лет колонии общего режима за неоднозначные слова, которые никому не причинили вреда и которые вообще мало кто прочитал — это, конечно, несоразмерно жесткое наказание. В этом плане жалоба в Конституционный суд представляется обоснованной. Текущее законодательство, которое рассматривает любую публикацию в интернете в качестве квалифицирующего признака с более суровым наказанием, очевидно перекошено и требует существенного пересмотра».

Поделитесь материалом

Похожие статьи

Контакты

По общим вопросам

[email protected]

По юридическим вопросам

[email protected]

Для СМИ

+7 903 003-89-52