12 January 2021

Дайджест преследований СМИ: декабрь’2020

Вспоминаем, что заставило грустить нас и медиасреду перед новогодними праздниками.  

Итоги года подведены, но стоит зафиксировать отдельно и то, что случилось в последнем месяце ушедшего 2020-го.

В начале декабря Следственный комитет России обвинил СМИ в желании привлечь к себе внимание темой «экстремистского» высказывания Навального. Дело касается апрельского эфира оппозиционера на «Эхе Москвы», где он рассказывал о кампании «5 шагов для России» (программа поддержки экономики и граждан во время пандемии). Ведущий программы рассказал о бытующем мнении, что власти планировали нечто подобное, но после заявлений Алексея Навального специально не будут этого делать.

«Я слышал такое мнение. Но знаете, если наша власть такова, что она ради того, чтобы не сделать мне что-то приятное, они хотят оставить голодными 60 миллионов человек, — такую власть нужно точно свергать прямо сейчас, вполне вероятно, даже насильственный образом», — ответил Навальный.

После этого СМИ стали писать, что СК проверит высказывание политика на экстремизм. В ведомстве это опровергли, вменив журналистам, что «надо распространять только проверенные сообщения, исходящие от официальных источников, а не ссылаться на анонимные источники, которые иногда преднамеренно используют ложную информацию для привлечения внимания к отдельным персонам».

.

Роскомнадзор потребовал от «Медиазоны» удалить публикацию «Невидимая эпидемия. Как коронавирус шел по системе ФСИН».
Ведомство считает, что в публикации есть данные о «неконтролируемом распространении инфекции COVID-19 в УИС и недостаточных мерах, принимаемых ведомством для предупреждения заболеваемости среди лиц, находящихся в местах ограничения и лишения свободы, а также о попытках ФСИН России скрыть реальное количество инфицированных, находящихся в тяжелом состоянии, числе летальных исходов по этой причине и другие».

Какие именно фрагменты текста вызвали претензии, Роскомнадзор не уточнил.

.

Рогозин отсудил у трёх СМИ 70 тыс. руб. за статьи о том, что он «похоронил» Роскосмос. В частности, с «ПремьерМедиаИнвест» взыскали 10 тыс. руб., с «Неоход-медиа» — 30 тыс., с «Аргументов недели» — 20 тыс. Еще 10 тыс. руб. должен будет выплатить главный редактор «Аргументов недели» Андрей Угланов. Суд также обязал ответчиков удалить статьи о Рогозине и опубликовать опровержения в течение 10 дней после вступления решения.

.

Кемеровского журналиста Романа Янченко во второй раз привлекли за административное правонарушение: он собирал материал о коронавирусе для польского телеканала.

Кемеровские полиция и суды посчитали, что журналист-фрилансер должен аккредитоваться в российском МИДе, раз он работает на иностранное СМИ. А для наказания используют статью КоАП о работе без лицензии. Это при том, что деятельность журналиста не лицензируется.

«В первый раз обошлось предупреждением. Мы пытались это странное решение суда оспорить, но нас не услышали. Видимо, это такое ноу-хау по борьбе с российскими журналистами, которые сотрудничают с западными СМИ», — рассказали в Центре защиты прав СМИ.

.

17 декабря президент Владимир Путин заявил на пресс-конференции, что преследование бывшего журналиста Ивана Сафронова «связано с достаточно длительным периодом его работы и в рамках помощника или советника Рогозина, когда он [Дмитрий Рогозин] и в правительстве работал [вице-премьером по ОПК], и в «Роскосмосе» работал». В материалах, с которыми ознакомились «Ведомости», таких данных нет. Из них следует, что Сафронов, как и сообщали ранее СМИ, был якобы «привлечен к негласному сотрудничеству представителем иностранного государства — разведывательной службы Чешской Республики <…> подконтрольной спецслужбам США» гораздо раньше — в марте 2012 года.

.

29 декабря Управление Роскомнадзора по ЦФО вызвало представителей СМИ-иноагентов, в отношении которых должны были составить протоколы об административных правонарушениях по статье 19.34.1 Кодекса об административных правонарушениях. Этой статьей предусмотрена административная ответственность в виде наложения штрафа на должностных лиц — 50 тыс. руб.; на юридических лиц — 500 тыс. руб.

.

Депутат Дмитрий Вяткин сделал россиянам предновогодний «подарок»внеся в Госдуму сразу два законопроекта, ужесточающих наказания за слова, в том числе — произнесённые или написанные в Сети. Первыми предполагает изменения в статью 213 УК РФ, предлагая за «хулиганство, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, с применением насилия к гражданам либо угрозой его применения» повышенные штрафы и даже реальный срок до пяти лет.

Второй призван бороться с клеветой, которая, по словам автора, «вся переместилась в интернет». Он вносит изменения в статью 128.1 УК и тоже предполагает крупные штрафы и лишение свободы до 5 лет. При этом принятый депутатами закон должен защитить не кого-то конкретного, кто посчитает себя пострадавшим от клеветы, а ещё и «нескольких лиц, в том числе индивидуально неопределённых».

Обе инициативы единоросса Госдума приняла во всех чтениях, одобрены Советом федерации и подписаны Президентом.

Директор Центра защиты прав СМИ, медиаюрист Галина Арапова объяснила «РосКомСвободе», как будет работать новая норма о клевете:

«Понятие клеветы расширили до ситуации, когда обвинения в распространении недостоверных сведения заведомо ложного характера могут распространяться в том числе на индивидуально неопределённый круг лиц. Это позволяет заводить уголовные дела за высказывания вроде «чиновники воруют», что нарушает международные стандарты в области устоявшейся правовой конструкции: диффамация всегда конкретна и персонифицирована. 

Если вы говорите, что «чиновник Иван подписал постановление, в результате которого предприятие было незаконно приватизировано», у вас есть конкретное утверждение, которое можно доказать. Когда вы говорите, что «чиновники воруют», непонятно, сколько нужно представить подтверждений этого — пять, десять приговоров за воровство? Суд всегда может сказать: «А недостаточно». Эффективное доказывание утверждений в отношении неопределённой группы лиц невозможно.

А фраза «чиновники воруют» является утверждением о факте, пусть и без подробностей. Понятно, что можно сказать, что обобщение не обосновано, не мотивировано. Но это не значит, что здесь следует применять Уголовный кодекс. Теперь же, по сути, к любому такому высказыванию сразу можно применить УК. Чтобы фраза не звучала как утверждение, можно говорить, например, «я считаю, что все чиновники нечестные».

По моему ощущению, новая норма призвана подавить критику в адрес государства».

Поделитесь материалом

Похожие статьи

Контакты

По общим вопросам

[email protected]

По юридическим вопросам

[email protected]

Для СМИ

+7 903 003-89-52