Общественная дискуссия: ряд московских депутатов поддержали идею моратория на распознавание лиц

Все участники круглого стола согласились, что на использование технологии распознавания лиц необходимо ввести мораторий, пока нет соответствующих исследований и гарантий защиты данных граждан и их приватности.

В начале июля юристы «Роскомсвободы», московские депутаты и центр политического реагирования «Коллективное действие» провели круглый стол, на котором обсудили проблемы распознавания лиц. Глава нашей юридической практики Саркис Дарбинян рассказал, что система сейчас в том числе используется для отслеживания протестующих. По его словам, мы не знаем, кто и что загружает в базу. Кроме того, никто наши данные не защищает.

«Эта история должна волновать каждого, и именно из-за трансформации поведения. Люди отказываются посещать митинги, потому что боятся. Раньше, выходя из дома, ты выключал телефон и возвращал себе анонимность, сейчас же ты абсолютно беззащитен», — заявил он.

Дарбинян заключил, что необходимо вводить мораторий, пока не будут проведены исследования, пока не будет гарантий защищённости. О том, как наблюдение трансформирует поведение, читайте в одной из наших историй.

 

Адвокат «Роскомсвободы» Екатерина Абашина напомнила о расследовании с участием нашего волонтёра Анны Кузнецовой, которая нашла продавца личных данных, предоставившего ей информацию о ней с камер видеонаблюдения за 16 тыс. руб. Отправив селфи, девушка получила 27 страниц с фотографиями из 70 пунктов, где она побывала. В файле были фотографии с улицы, рядом с каждым — селфи, взятое как эталон. У каждого фото стояли дата и время. «Роскомсвобода» направляла жалобы в Следственный комитет и полицию. СК нашёл двух полицейских, ответственных за утечку данных, но не нашёл продавца. Полицейских, которые с использованием положения передали эти данные, суд оштрафовал всего на 20 и 10 тыс. руб. Но по жалобе Анны Кузнецовой и представлению прокурора Мосгорсуд вернул дело на новое рассмотрение.

«У нас непрозрачная система. Любой полицейский может загрузить фотографию, которая не содержится в их внутренних базах данных, и воспользоваться системой в своих личных целях. ДИТ передаёт логин и пароль от системы под расписку от полицейского департамента», — рассказывает о том, какую угрозу приватности иллюстрирует этот кейс, Абашина. 

Проблемы системы распознавания лиц заключаются в том, что, во-первых, она нарушает неприкосновенность частной жизни, а во-вторых, проводит обработку биометрических данных без нашего согласия, говорит адвокат. Обработка регламентируется федеральными законами, но в законах таких случаев нет.

«У нас не то что правовой вакуум, а дыра гигантская. Не описан ни один случай, когда можно делать такой запрос, и нормального федерального закона нет. Всё происходит по каким-то внутренним инструкциям Департамента Информационных Технологий (ДИТ) мэрии Москвы», — замечает Абашина.

 

Депутаты рассказали, где и как они сами столкнулись с распознаванием лиц. Так, депутат МГД Елена Шувалова была на одном митинге в поддержку Навального в рамках закона о статусе депутата (находилась там в качестве депутата округа, где проводится массовое мероприятие).

«На митинге меня не останавливали, ни о чем не спрашивали, не устанавливали личность. По фото из материалов дела видно, как они по камерам вели меня от Пушкинской площади до подъезда моего дома. У каждого фото был указан процент совпадения, он составлял около 70%, — говорит она. 

Депутата Донского района Владимира Залищака, как некогда и Михаила Шульмана, задержали в метро: 

«Остановили поезд на станции метро «Крылатское», полицейские держали двери вагона, чтобы меня вывести. Задержали и доставили в ОВД Крылатское, там мне показали мои фотографии. В этот же день суд назначил максимальное наказание [15 суток административного ареста]. Вменяли участие в акции 23 января. Я там был, о чём объявлял публично, но я был на мероприятии в качестве представителя власти, потому что там находились мои избиратели. В материалы дела легли записи из моего youtube-канала. Из них же я узнал, что меня вёл центр "Э"».  

А вот к депутату района Черёмушки Юлия Щербакова, как и к героине одной из описанных нами историй, по итогам распознавания пришли домой (в митинге она тоже не участвовала):

«Утром 17 мая на выходе из лифта меня задержали и предъявили ч.5 ст. 20.2 КоАП за участие в мероприятии 21 апреля. Показали фото. На фото была не я, но меня всё равно отвезли в суд тут же. Судья говорила, что с ходу судить меня не может и ей надо ознакомиться с делом. Дело я так и не видела, процент совпадения не показывали. Адвоката ко мне не пустили».

 

Основатель «Коллективного действия» Сергей Росс поддержал идею моратория на распознавание лиц:

«Мы предлагаем временно прекратить использование системы распознавания лиц в городе до принятия понятного и адекватного  регулирования». 

Вряд ли Мосгордума проголосует за мораторий, но нужно внести такую инициативу, считает Шувалова. Однако, по её словам, даже если она не пройдёт, нужно, чтобы о проблеме говорили, вопрос попал в повестку и таким образом можно было вести дальнейшую работу с депутатами и обществом. Общественное давление на мэрию, которая управляет большинством в МГД, может дать свои плоды в перспективе.

«Я готова внести новый закон. Встретимся еще раз, обсудим детали. Вносить его надо ради предания публичности этой темы», — заключила депутат. 

 

Фото — Сергей Росс

 

 

Подробнее о массовой слежке слушайте в подкасте с участием Екатерины Абашиной:

 

***

Напоминаем, что «РосКомСвобода» выступает за введение пятилетнего моратория на использование систем распознавания лиц. В числе причин приостановки использования данной технологии — нарушение права на приватность людей. Пока система видеонаблюдения не станет прозрачной и подотчётной и не будет иметь гарантии защиты от злоупотреблений, использовать технологию распознавания лиц нельзя.  Теперь мы сотрудничаем с городскими депутатами по вопросу разработки закона Москвы о моратории.

 

Вы можете помочь нам, присоединившись к кампании и подписав петицию

 

 

Почему приватность — это ценность, читайте здесь, зачем защищать персональные данные — здесь. А как не попасть «в базу» и что делать, если вас обвиняют на основе результатов системы  распознавания, — тут и тут.

 

Поделитесь материалом

Похожие статьи

Контакты

По общим вопросам

[email protected]

По юридическим вопросам

[email protected]

Для СМИ

+7 903 003-89-52