15.07.2020

Исследование: Как нарушаются права граждан в странах бывшего СССР во время пандемии

Эксперты РосКомСвободы и Human Constanta в рамках проекта Pandemic Big Brother проанализировали законы и инциденты, ограничивающие права человека в период пандемии коронавируса весной 2020 года в 12 постсоветских странах – Армении, Азербайджане, Беларуси, Грузии, Казахстане, Кыргызстане, Молдове, России, Таджикистане, Туркменистане, Узбекистане и Украине

research Pandemic Big Brother  

Пандемия COVID-19 стала не просто вызовом человечеству, оказавшемуся лицом к лицу с опасной инфекцией, но и поводом для правительств множества стран ввести меры, ограничивающие права и свободы человека, включая цифровые права (право на свободу информации, право на приватность) и право на передвижение.

Многие такие ограничения вызывают возмущение не только у правозащитников, но и у обычных людей, особенно тех, кого они коснулись непосредственно. Поэтому в апреле текущего года появился проект Pandemic Big Brother, в рамках которого эксперты РосКомСвободы и Human Constanta проводили мониторинг вводимых разными странами мер по борьбе с пандемией, касающиеся ограничения прав и свобод. По результатам исследования таких законов и инцидентов, наши эксперты подготовили доклад о том, как этот процесс происходит в следующих странах бывшего СССР: Армении, Азербайджане, Беларуси, Грузии, Казахстане, Кыргызстане, Молдове, России, Таджикистане, Туркменистане, Узбекистане и Украине.
.

Доклад
«Ограничение цифровых прав и гражданских свобод в эпоху пандемии»
PDF | 2,8 MB

.
Соглашаясь с тем, что в подобной кризисной ситуации введение определённых ограничительных мер может быть оправдано, авторы доклада полагают, что такие меры не должны отменять требований по соблюдению прав человека и при этом должны базироваться на 8 основополагающих принципах: добровольность; законность, обоснованность, соразмерность; транспарентность (открытость); ограниченность по времени; достижение цели; информационная безопасность; недопустимость дискриминации; общественное участие.

Декларируя, что соблюдение цифровых прав является основополагающим условием неприкосновенности частной жизни, свободы слова, свободы передвижения и иных прав человека, вне зависимости от чрезвычайности сложившейся ситуации, наши эксперты заметили, что власти часто злоупотребляют ограничением этих прав. Особое опасение вызывает использование современных технологий для установление режима слежки за гражданами, а не упрощения коммуникаций, реализации прав на получение и обмен информацией и т.п. В частности, многие правительства запустили обязательные приложения, отслеживающие местоположение граждан, собирающие иную чувствительную информацию о них, и, к сожалению, общемировые тенденции показывают, что власти многих стран неохотно расстаются с ограничительными мерами, продляя их действия уже после окончания карантинных мер. И задачей этого доклада является выявление всех ограничений цифровых прав и гражданских свобод, которые осуществлялись в период пандемии с применением технологичных решений, а также анализ нормативно-правовых актов, принятых в целях снижения смертности заболевших коронавирусом и практики заболеваний.

В исследовании страны условно разделены на четыре группы, которые различаются в подходах к принятию ограничений, в том числе — цифровых, связанных с пандемией COVID-19:

  • страны, придерживающиеся демократичного подхода при введении карантинных ограничений (Грузия, Молдова);
  • страны, использующие пандемию для частичного ограничения свободы слова и введения мер по цифровому наблюдению за гражданами(Украина, Армения, Азербайджан);
  • страны, которые ввели жесткие меры по цифровой слежке и ограничению свободы слова (Россия, Казахстан, Узбекистан, Таджикистан, Кыргызстан);
  • страны — COVID-диссиденты (Беларусь, Туркменистан).

Различные виды ограничений отслеживаются на интерактивной карте на сайте Pandemic Big Brother. Все они сведены в следующую таблицу с итоговыми результатами:

PandemicBigProther_results 12 count

.

Ограничение цифровых свобод по странам

.

Армения 
Правительство страны объявило о введении чрезвычайного положения, после чего был принят законопроект, предоставляющий властям доступ к персональным данным, включая их передвижение, местоположение и медицинскую тайну. Журналисты заявляли об ограничениях на получение и распространение информации. Также были зафиксированы факты публикации в сети персональных данный 132 жертв инфекции. За время действия чрезвычайного положения происходили неоднократные случаи ограничения свободы слова онлайн.

Азербайджан
Всеобщий карантин в Азербайджане ввели в конце марта и ужесточили 5 апреля: жителям крупных городов разрешили выходить из дома не более чем на два часа. В середине июня Азербайджан принял решение продлить специальный карантинный режим до 1 августа на фоне ухудшении ситуации. В стране используется система СМС-разрешений для выхода из дома по уважительной причине.

Беларусь
Там не была выработана системная реакция на кризис с пандемией: практика и отношение к ограничительным мерам часто меняются и государственные органы действуют не синхронизировано. Серьезно ограничен доступ к информации о распространении вируса. Министерство информации не отвечает на запросы негосударственных СМИ и не проводит брифинги по ситуации. Фиксируются случаи давления на негосударственные СМИ и блогеров. Есть единичные примеры утечек персональных данных пациентов и медиков. В Республике наблюдается серьезное давление на медиа, некоторые подвергаются крупным штрафам.

Грузия
С начала марта в стране стали закрываться границы с отдельными странами, затем запрещён въезд всех иностранных граждан. В конце марта объявлено чрезвычайное положение, которое прекратило действовать в конце мая. Правительство запустило сайт, отражающий ситуацию с эпидемией в Грузии с ежедневной статистикой, рекомендациями органов здравоохранения, новостями, картой заражения. Также для добровольного использования запущено приложение STOP COVID, не требовавшее регистрации и предоставление персональных данных. Приложение должно показывать — был ли у пользователя контакт с зараженным на основе данных GPS и Bluetooth.

Казахстан
Режим чрезвычайного положения и карантин были введены в середине марта. В Казахстане широко применялись меры по электронной слежке. Приложение Smart Astana, которое использовалось для контроля за соблюдением режима карантина и самоизоляции использует функцию включенных Wi-Fi, геолокацию, Bluetooth. Система «Сергек» задействована на дорогах для контроля маршрутов граждан. Фиксировались факты утечек персональных данных, собранных во время эпидемии. Также были заявления о цензуре и угрозах за распространение информации об эпидемии. С апреля в несколько раз выросло количество уголовных дел за распространение заведомо ложной информации.

Кыргызстан
Во второй половине марта введён режим ЧС, а с середины апреля и до 10 мая он был существенно усилен. В апреле была запущена система мониторинга граждан, обязанных находиться на домашнем карантине. Правозащитники рекомендовали отказаться от подобной системы наблюдения в связи с неясными и не прозрачными целями сбора и обработки персональных данных.

В конце июня парламентом был принят Закон «О манипулировании информацией», дающий право госорганам приостанавливать работу любого веб-портала и ограничивать доступ к информации, имеющей признаки ложной или недостоверной. Медиа-сообщество и правозащитники критикуют законопроект, поскольку он противоречит Конституции, а большая часть текста скопирована с российских нормативно-правовых актов.

Молдова
В середине марта объявлен режим ЧП. При поддержке UNFPA и ВОЗ был запущен правительственный сайт, который отражает информацию о количестве подтвержденных и предполагаемых случаев COVID-19, количестве смертей и числе выздоровевших людей, проводились онлайн-брифинги для прессы. Вместе с тем, представители журналистского сообщества заявляли о недостаточной прозрачности и попытках цензурировать информацию об эпидемии. В Молдове не вводились специальные меры, направленные на электронную слежку за гражданами, включая специальные приложения для отслеживания контактов.

В конце марта Аудиовизуальный совет Республики Молдова опубликовал положение, которое можно расценивать как попытку введения цензуры СМИ во время чрезвычайного положения. В положении указывалось, что все средства массовой информации обязаны представлять исключительно официальную позицию компетентных государственных органов в отношении ситуации с пандемией. После жесткой критики со стороны гражданского общества это положение было отменено.

Россия
С начала эпидемии в России не были введены режимы ЧП или ЧС, вместо этого Президент Путин своими указами объявил «нерабочими» дни с 30 марта по 11 мая 2020 г., наделив глав регионов полномочиями по принятию собственных мер для борьбы с пандемией. Регионы, в свою очередь, ввели режим повышенной готовности, и, войдя в противоречие с Конституцией, которая предусматривает введение отдельных ограничений прав граждан в условиях ЧС, начали ограничивать граждан на свободу передвижений. Контролирующие федеральные органы предсказуемо не увидели в таких действиях никаких нарушений.

Коснулись ограничения и свободы информации. Так, с 1 апреля были внесены поправки в УК и КоАП, которые ужесточили ответственность за нарушение карантина. Госдума, в свою очередь, приняла закон, которым устанавливается уголовная ответственность за распространение «коронафейков», предусматривающая лишение свободы до 5 лет и штраф до 2 миллионов рублей. При этом продолжают действовать нормы, согласно которым до внесённых поправок в законодательство граждане несли ответственность. Так, административная ответственность за фейки установлена ч.9-10 ст.13.15 КоАП. Усложняет ситуацию и положение граждан отсутствие на практике четкого понимания в вопросе разграничения уголовной и административной ответственности за фейки, несмотря на два коронавирусных разъяснений Верховного суда РФ от 21.04.2020 и 30.04.2020.

В обзоре перечисляются случаи преследования за публикацию недостоверной информации в связи с пандемией, в том числе за шуточные посты и за случаи, когда сами пользователи были введены в заблуждение другими гражданами.

Фиксируется в связи с пандемией и нарушение приватности граждан. Во многих регионах действовали ограничения на передвижения, и покидать квартиру можно было только в определённых случаях: поездка на работу, вынос мусора, обращение за медпомощью, выгул домашних животных, поход в магазин и аптеку. В некоторых регионах были введены цифровые пропуска. О случаях, когда на граждан были наложены штрафы за нарушение режима самоизоляции, неоднократно писала в том числе и РосКомСвобода. В качестве меры контроля в ряде регионов властями использовались современные технологии, например, уличные камеры с системой распознавания лиц и приложения, которые граждане должны были установить на свои смартфоны. В Москве сотрудники ГИБДД использовали приложение «Карантин» для выявления автомобилей без пропусков.

Были случаи, когда данные оштрафованных за нарушение самоизоляции граждан, полученные с помощью приложения «Социальный мониторинг», оказывались в открытом доступе, однако власти Москвы возложили вину за данную утечку на самих же граждан.

В конце мая стало известно, что власти Москвы не собираются отменять приложение «Социальный мониторинг», так как оно отлично выполняет свою функцию. При этом, власти Москвы объявили, что не планируется амнистировать штрафы за нарушение режима самоизоляции для больных вирусом, невзирая на заявление об отмене таковых главой президентского Совета по правам человека Валерия Фадеева.

В начале апреля в столице была введена административная ответственность и штрафы за нарушение режима самоизоляции, и для граждан предусматривались штрафы в 4000 рублей (повторное нарушение — 5000 руб.), с использованием транспортного средства — 5000 рублей. При этом дела об административных правонарушениях по нарушению режима самоизоляции и карантина в случае фиксации этих административных правонарушений посредством технологий электронного мониторинга местоположения гражданина в определенной геолокации с использованием системы городского видеонаблюдения, технических устройств и программного обеспечения, рассматриваются в упрощенном порядке без составления протокола об административном правонарушении. Так в российском законодательстве впервые появилась норма, придавшая таким доказательствам, как изображение гражданина, полученное с применением технологии распознавания лиц, и геолокационные данные, полученные от оператора связи, юридическую силу, а также фактически заменяет «презумпцию невиновности» человека «презумпцией безошибочности компьютера».

В обзоре также перечисляются конкретные случаи преследования граждан за нарушение режима самоизоляции, некоторые из них — абсурдны по своей сути. Например, прикованная к постели москвичка, которая больше года не может ходить из-за неудачной операции на позвоночнике, получила два штрафа по 4000 руб. за нарушение режиме самоизоляции. Несмотря на многочисленные жалобы граждан на корректность работы соответствующих механизмов отслеживания, власти Москвы продолжают стоять на своём, что ошибки при оформлении штрафа маловероятны.

В апреле Мосгорсуд отклонил шесть исков к мэру Москвы Сергею Собянину о незаконности его указов о режиме повышенной готовности и цифровых пропусках, нарушающие права граждан.

Пандемия стала поводом для ускорения реализации технологических решений для слежки. МВД предложило рассмотреть возможность создания мобильного приложения с «социальным рейтингом», устанавливать которое обяжут всех трудовых мигрантов, приезжающих в РФ.

Таджикистан
Власти этой страны не стали вводить карантинные мероприятия, исключением стали образовательные учреждения и некоторые — из сферы услуг. Как и во многих других странах, в Таджикистан было разработано COVID-приложение. Исходя из его функционала можно сделать вывод, что оно позволяет лишь проводить самооценку своего состояния и одновременно повышать осведомленность о мерах профилактики COVID-19.

В стране также работал ресурс kvjt.info, позволявший пользователям сообщить о факте смерти от COVID-19 заполнив форму, однако был заблокирован практически одновременно с тем, как Минздрав Таджикистана запустил единый национальный портал по коронавирусу covid.tj. В июне парламент Таджикистана принял законопроект о наказаниях за нарушение эпидемиологических правил и публикации недостоверной информации о коронавирусе в СМИ и социальных сетях.

Туркменистан
Остается одним из немногих государств в мире, где до сих пор не было выявлено ни единого официально зарегистрированного случая заражения COVID-19. Положение граждан усугубляется тем обстоятельством, что в стране заблокированы все мировые социальные сети; по этой причине количество источников для альтернативной информации о положении дел с коронавирусом в стране нет. В Туркменистане не существует публичной медицинской статистики. Какой-либо информации о применении в стране слежки с помощью мобильных приложений либо иных технологических средствах не обнаружено.

Узбекистан
На фоне пандемии власти страны ввели ответственность (в том числе и уголовную) за отправление или хранение материалов с целью создания паники среди населения, а также за распространение ложной информации о коронавирусе. Законодательно введена ответственность за нарушение карантина.

В стране были созданы специальные лагеря для людей, находящихся на карантине, к которых было запрещено пользоваться смартфонами и ноутбуками, а связь с внешним миром была доступна только через стационарный телефон. МВД утверждало, что запрет связан с недопущение распространения ложной информации.

Украина
Для контроля за процессом обсервации и самоизоляции функционирует приложение «Дій вдома» («Действуй дома»). Однако существенные опасения со стороны экспертов вызывает тот факт, что персональные данные пользователей могут быть переданы третьей стороне, которой выступает Министерство внутренних дел Украины, Национальная полиция и ее территориальные органы. Парламент страны позволил собирать персональные данные пациентов с COVID-19 без их согласия. В СМИ попала информация о том, в каких домах могут проживать больные на коронавирус люди.

Служба безопасности Украины, в свою очередь, активно занялась поиском «коронафейков» и блокировкой сообществ, распространявших их.

.

ВЫВОДЫ:

.
Анализ принимаемых законов и правоприменительных практик 12 стран на фоне борьбы с коронавирусом позволяет сделать вывод, что действия многих правительств привели к существенному ограничению прав граждан на прайваси и свободу информации. Действия законодательных и исполнительных органов создало множество новых угроз, связанных с потерей контроля над собираемыми персональными данными, а в некоторых случаях — с потерей свободы за публикацию информации в социальных сетях.

Принятые нормативно-правовые акты в рамках борьбы с распространением коронавируса имеют много коллизий и пробелов, часто санкции носят несправедливый, а иногда и неправомерный характер. При этом издаваемые законы субъектов во многих случаях противоречат либо дублируют федеральное законодательство.

Непредсказуемые и хаотичные действия властей федерального и регионального уровня, воплотившиеся в виде нормотворчества в период пандемии вируса COVID-19, привели к многочисленным вопросам со стороны правозащитников и граждан, коллизиям, которые могут остаться в законодательстве и после окончания пандемии. Все чаще стали применяться мобильные приложения для контроля за инфицированными лицами, находящимися на условиях карантина.

Во многих случаях органы власти обязывают провайдеров и операторов связи предоставлять информацию о гражданах без их согласия. Технологии распознавания лиц и другие технологии двойного назначения все интенсивней применяются для ограничения гражданских прав. Наиболее тревожными странами в части ограничения свободы информации и прайваси стали Россия и страны средней Азии, где наблюдалось множество случаев ограничений права на свободу передвижения с применением цифровых технологий слежки, а также преследования пользователей, блогеров и врачей за распространение фейковой информации в интернете. К моменту публикации доклада ограничительные меры сняты не везде и не в полной мере.

В некоторых странах несмотря на то, что число заболевших продолжает стабильно расти, карантинные меры понемногу начинают смягчать. При этом, уже приняты и вступили в постоянную юридическую силу множество законов, расширяющих возможности сбора и использования данных без согласия гражданина и применения ограничений свободы информации в сети по решению органов власти.

РосКомСвобода и Human Constanta продолжают следить за ситуацией во всех представленных странах, чтобы убедиться, что введенные ограничения будут полностью отменены после завершения пандемии, и призывают правительства всех государств при принятии любых ограничительных мер безусловно соблюдать цифровые права человека.

Один из авторов обзора, ведущий юрист РосКомСвободы, партнёр Центра цифровых прав Саркис Дарбинян отмечает:

«COVID-19, без сомнений, стал новым вызовом для всего человечества. Пандемия сильно ускорила многие процессы цифровизации и использования цифровых технологий надзора, которые годами лежали под сукном и будто ждали подобного повода, чтобы их прокатали на живых людях. В рамках этого доклада мы проанализировали все весенние законы и практики на всем постсоветском пространстве для того, чтобы выявить новые угрозы для прав человека, которые появились в связи с применением современных технологий. Результаты оказались весьма любопытными. Пандемия оголила все те проблемы со свободой слова и приватностью, которые существовали в странах еще до прихода вируса. Законы о фейк-ньюз стали новым оружием против инакомыслия и составляют теперь серьёзную конкуренцию антиэкстремистким и антитеррористическим нормам. А использование биометрии и следящих мобильных приложений создало невероятные возможности для контроля над перемещениями граждан. Мир уже не будет таким как прежде. Уже понятно, что многие меры, принятые под предлогом борьбы с вирусом, останутся с нами надолго и изменят нашу привычную жизнь. Поэтому сейчас особенно важно осознать все те изменения, которые произошли в отношениях между государствами с одной стороны, а также бизнесом и гражданами, с другой стороны, чтобы выработать эффективный гражданский ответ для обеспечения прав человека в новую постпандемическую эпоху».

.

Юрист Агоры Дамир Гайнутдинов в интервью «Открытым медиа» заявил, что «на самом деле государство начало создавать различные системы контроля ещё до коронавируса и не прекращало этот процесс». Есть нормативы, по которым камера видеонаблюдения должна быть в любом общественном месте, где могут собраться более 50 человек, напоминает он, а закон о фейк-ньюс появился за год до пандемии, и она лишь подстегнула его применение. Однако пандемия, безусловно, предоставила власти массу возможностей для внедрения новых моделей, которые впоследствии могут быть адаптированы под различные ситуации. Например, несколько сотен дел о фейках — это прекрасный задел, который позволяет адаптировать существующий инструментарий в борьбе с чем угодно: фейками, например, уже объявляют сообщения о нарушениях на выборах. Или цифровые пропуска, которые вроде бы отменили, но легко могут вернуть — например, при угрозе массовых беспорядков. МВД уже предлагает использовать технологии «социального мониторинга» для контроля за мигрантами, а там вспомнят и про осуждённых, находящихся под административным надзором, указывает эксперт. То, что неизбирательная слежка за гражданами несовместима с правами человека — общепризнанный факт, напоминает юрист, но Россия, конечно, и здесь выбирает свой особенный путь.

Полностью прочитать доклад можно здесь.

.

don but rks

.

pandemicbigbrother.online

.