10.07.2018
Экстремизм делят на части
Перевод 282 статьи УК РФ из криминальной плоскости в административную может произойти лишь частично: за первое нарушение законодательства о репостах материалов, содержащих признаки экстремизма, будет введена административная ответственность, за повторные — останется уголовная

smile 282

Статья об ответственности за «репосты» и «лайки» сообщений в соцсетях, содержащих признаки экстремизма, при доработке может быть частично декриминализирована: за первое нарушение предполагается ввести административную ответственность, а за повторное и последующие — оставить уголовную, сообщил «Интерфаксу» источник, знакомый с ходом подготовки документа, который в настоящее время обсуждается в экспертном сообществе. 

«Скорее всего, в законопроект при доработке будет введено понятие административной преюдиции, когда за первое правонарушение предусматривается административная ответственность, а за последующие — уголовная», — сказал собеседник агентства. Таким образом, «неумышленные, случайные действия пользователей интернета не подпадут под уголовные статьи», — пояснил собеседник агентства.

Один из авторов законопроекта депутат от фракции КПРФ Сергей Шаргунов заявил, что поддерживает такой подход: «Пускай будет такое первое предупреждение. По сути, такое предложение, если оно поступит от правительства, подтверждает правоту внесённого нами законопроекта. Даже в таком виде, это было бы уже неплохо, конечно».

То есть, по сути авторы законопроекта уже согласны внести в законопроект поправки, вводящие в 282 статью принцип «до первого экстремизма».

Юрист и правозащитник Владислав Юсупов к такой «либерализации» относится скорее скептически:

«Если 282-ую переведут из уголовки в административку, легче вздохнут только суды, которые и правда загружены процессами под завязку. Да вот только граждане особых послаблений не почувствуют. В каком-то смысле наоборот станет хуже, поскольку в административных делах творится форменный беспредел, и если в целом презумпция невиновности в стране, можно сказать, на ладан дышит, то там ее вообще нет. Силовикам не нужно особо напрягаться, доказывая вину обвиняемых по административным делам — там гораздо больше возможностей быстро вынести какое угодно постановление, лишь опираясь на решение сотрудников правоохранительных органов.

Но даже и на такой шаг властям пойти очень сложно, поскольку тогда правоохранители и суды оказываются в неловком положении. Ведь сколько осужденных по «экстремистским» делам (как на реальные сроки, так и на штрафы)? Тысячи? Сотни тысяч? После декриминализации 282 статьи они получат право на отмену своих приговоров. Так что после подачи депутатами законопроекта в Госдуму тут, скорее всего, представители силовых структур подключились, мол, «ребята, а чего это вы нас так подставляете?». Им же в каких-то случаях вновь придется придумывать какие-нибудь «злостные неповиновения» или «хулиганку» пришивать к делу, чтоб не выглядеть глупо.

Власть сейчас ищет для себя возможность оставить 282 статью в качестве некоей дубинки для запугивания граждан, которая постоянно будет висеть над их головами. Видимо, сейчас решается, как именно это сделать. Уже сама по себе угроза перевода при повторном нарушении из административки в уголовку будет сильным рычагом давления на пользователей. Напишет какой-нибудь школьник «крамольный» пост, и достаточно будет прийти участковому, погрозить пальчиком, чтоб родители навсегда отлучили его от компьютера. Да и взрослые пользователи сто раз задумаются — стоит ли лезть на рожон?»

.

Главная проблема 282 статьи Уголовного кодекса, по который и судят «за репост», заключается в крайне размытой трактовке, которая позволяет ее широко применять, считает юрист правозащитной организации «Открытая Россия» Сергей Бадамшин. По его мнению, статья изначально должна была защищать людей от «негативных воздействий», но по факту является инструментом влияния на инакомыслящих в руках государства. Юрист положительно высказался об идее законопроекта Шаргунова и Журавлева, но опасается, что в итоге «инициативу просто затопчут».

Слова о широте правоприменения подтверждает и статистика, которую приводит замначальника главного управления Центра «Э» Владимир Макаров: в 2017 году 88 человек были осуждены за призывы к экстремизму в интернете.

Как раз размытость трактовки ч.1 ст. 282 УК РФ приводит к тому, что на скамье подсудимых может оказаться студент, который собирает материал для своего диплома, пожилой мужчина с недостаточным уровнем компьютерной грамотности и даже человек, который якобы пытается оповестить своих подписчиков о том, что определенную музыку внесли в Федеральный список экстремистских материалов.

Ведущий юрист РосКомСвободы Саркис Дарбинян полагает более разумным исключение ответственности за не сопряженные с насилием или угрозами высказывания:

«Реформирование нормы УК, которая используется в последнее время исключительно в репрессивных целях против вполне миролюбивых пользователей Интернета и гражданских активистов, уже давно назрело. Как минимум необходима декриминализация 282 УК РФ и перевод ее в административный состав. Однако лучшим решением было бы введение понятия «насильственного экстремизма» и полное исключение ответственности за любые высказывания, если они не сопряжены с насилием либо угрозой применения насилия. Даже самое непопулярное высказывание в сети должно защищаться 29-ой статьей Конституции и 10-ой статьей Европейской Конвенции. Иначе реализация права на свободу самовыражения не сможет быть обеспечена на 100 процентов».

.

Главная проблема текущей нормы УК в том, также подчеркивает юрист РосКомСвободы, что ответственность наступает вне зависимости от мотивов и последствий деяния. То есть размещение материалов, которые могут быть признаны экстремистскими, по умолчанию могут рассматриваться как преступления.

По мнению Дарбиняна, пока нет ясного понятия «насильственного экстремизма», школьников и студентов будут и дальше привлекать к ответственности за посты и репосты в социальных сетях, а от полицейских глупо ожидать того, что они не будут пользоваться статьей, где легко вырисовывается состав преступления и, соответственно, очередное успешно закрытое дело.

«Важна даже не столько свобода слова, сколько свобода после сказанного слова», — подытоживает Саркис Дарбинян.

Напомним, законопроект №495566-7 об отмене уголовной ответственности за репосты в интернете был внесен в конце июня 2018 года. Авторы инициативы предложили заменить уголовное наказание на штраф в размере от 10 до 20 тысяч рублей, обязательными работами до 100 часов, или административным арестом сроком 15 суток.

Также в начале июля текущего года депутат от фракции КПРФ Валерий Рашкин внес в Госдуму проект закона №502864-7 «О внесении изменений в Федеральный закон от 25 июля 2002 года № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»», которым предлагается не считать противоправной информацию, связанную с социологическими исследованиями.

.
don but rks

.

Читайте также:

Омбудсмен Москалькова: статья 282 УК РФ сконструирована ущербно
🔓
«Антиэкстремистское» законодательство нуждается в глубоких изменениях
🔓
Жаркое время мыслепреступлений
🔓
Социологов выведут из-под экстремизма
🔓
Доносы помогают прокурорам раскрывать цифровые покушения на Россию

.

VPNlove.me

Яндекс.Метрика
Переключиться на старую версию