19.06.2018
ООН: новый подход к правам человека при регулировании контента в Сети
В исследовании спецдокладчика ОНН Дэвида Кайе проведен анализ контентной политики государств и корпораций и предложены принципы её совершенствования на основе базовых прав человека

UN digital rights now

В конце мая 2018 г. был опубликован доклад по итогам исследования “Регулирование контента в цифровую эпоху”, проводимого под руководством Специального докладчика ООН по вопросам свободы слова Дэвида Кайе. В своем докладе, который будет представлен Совету по правам человека ООН 19 июня, Кайе предлагает рамочный подход для руководства IT-компаний по осуществлению модерации онлайн-контента с учетом универсальных прав человека.

Опираясь на Руководящие принципы предпринимательской деятельности в аспекте прав человека и другие международные документы, Специальный докладчик предлагает специальные меры, к которым должны прибегнуть компании в ходе их взаимодействия с национальными правительствами, а также советы для корректировки их собственных корпоративных стандартов. Эти меры должны способствовать увеличению прозрачности, сделать политику компаний более обоснованной, повысить значимость общественного участия, а также расширить доступ пользователей онлайн-платформ к средствам правовой защиты.

Предлагаем вашему вниманию сокращенный перевод доклада.

Еще в относительно недавнем прошлом сторонники свободного интернета, такие как Джон Перри Барлоу выступали за “мир, в котором каждый, откуда бы он ни был, может выразить свои идеалы, сколь бы непривычны они ни были, не опасаясь быть принуждённым к молчанию или единомыслию”.

Однако с тех пор ситуация кардинально изменилась. Хотя интернет и остается основным инструментом по получении доступа практически к любой информации, такой онлайн-евангелизм встречается значительно реже.

Мы столкнулись с многочисленными непредвиденными негативным эффектами, которые оказались присущи интернету. Общественность встревожена тем вредом, который время от времени причиняют отдельные публикации пользователей. Государства обеспокоены использованием интернета для координации деятельности террористов и политических оппозиционеров. Организации гражданского общества обращают внимание на участившуюся передачу государственных функций (например, по защите свободы слова и конфиденциальности граждан) неподотчетным и непрозрачным частным структурам, таким как крупные технологические компании.

К настоящему времени последняя тенденция привела к формированию своего рода “платформенного права” – использованию определенного набора корпоративных норм и стандартов предоставления услуг исключительно в рамках отдельно взятой онлайн-платформы (как, например, Facebook или Twitter). Эта тенденция может быть очень опасной, поскольку такие нормы оказываются практически не связанными с национальным законодательством, но широко применяются компаниями для выполнения государственных запросов по удалению контента или предоставлению персональных данных пользователей.

.

В своем докладе Кайе пытается дать ответы на ряд важных вопросов, касающихся регулирования контента на современных онлайн-платформах: 

  • Какие меры ответственности должны принять на себя компании, чтобы их платформы соответствовали международным стандартам прав человека?

  • Какие принципы модерации контента они должны принять?

  • Должны ли государства регулировать модерирование контента на онлайн-платформах частных компаний? Если да, то как они должны это делать?

  • Следует ли нам ожидать от частных компаний того же уровня прозрачности и подотчетности в отношении возможных нарушений свободы слова, который характерен некоторым развитым государствам?

  • Как процессы защиты прав пользователей и обжалования несправедливых решений компаний должны выглядеть в цифровую эпоху?

.

При подготовке исследования Кайе получил детальные комментарии от представителей 21 государства и 29 негосударственных акторов (в том числе одной компании). Спецдокладчик также посетил штаб-квартиры и беседовал с представителями ряда крупных (преимущественно американских) IT-компаний.

Доклад состоит из введения и четырех глав, в которых обрисовывается специфика нынешних подходов к регулированию контента, их существенные недостатки и пути совершенствования. При этом ситуация рассматривается с двух позиций: со стороны государственных регуляторов и частных компаний. Также Спецдокладчик предлагает свои рекомендации государственным органам и компаниям, опираясь на выводы проведенного исследования.

.

1. Правовые рамки

.

Государственные обязательства

С точки зрения государств, ключевое значение для соблюдения прав человека, включая право на свободу слова и самовыражения, играют международные правовые документы. Одно из центральных мест среди них занимает Международный пакт о гражланских и политических правах. Статья 19 пакта устанавливает универсальные принципы свободы слова, актуальные и в цифровую эпоху. Статья 20(2) также устанавливает ограничения свободы слова, связанные с проявлениями дискриминации и призывами к вражде и насилию. К сожалению, многие государства злоупотребляют положениями данной статьи, особенно при введении антиэкстремистского законодательства, оказывающегося чрезвычайно размытым и создающим риски многочисленных злоупотреблений.

.

Ответственность компаний

В настоящее время IT-компании стали основными операторами платформ для коммуникации и обмена мнениями, получения доступа к информации, торговли и развития человеческого потенциала. Компании собирают персональные данные у миллиардов жителей Земли, многие из которых лишь ситуативно пользуются интернетом. Такие данных охватывают широкий круг аспектов жизни человека: от потребительских предпочтений до гражданской активности.

Большинство компаний официально декларируют приверженность ценностям устойчивого развития и свободного общества. Однако в действительности их политика в отношении конфиденциальности пользователей и предоставления доступа к информации вызывает многочисленные вопросы. Похоже, что обычно компании готовы соблюдать права человека только в той степени, в которой их обязывает это делать национальное законодательство.

Огромное значение в этом контексте приобретает отсутствие какого-либо универсального международного правового документа, который мог бы установить общие требования ведения бизнеса для IT-компаний, совместимые с соблюдением основных прав. Хотя в 2011 г. ООН приняла Руководящие принципы предпринимательской деятельности в аспекте прав человека, рекомендательный характер данного документа позволяет компаниям попросту игнорировать его. Тем не менее, он предусматривает набор важных принципов, которые могут быть весьма актуальны для IT-индустрии. Согласно Руководящим принципам компании должны как минимум делать следующее:

  1. Избегать прямого нарушения прав человека или содействия таким нарушениям.

  2. Принять обязательства на высоком уровне в отношении соблюдения прав пользователей сервисов компании.

  3. Проводить оценку потенциального негативного влияния деятельности компании на соблюдение прав человека, в том числе путем вовлечения в диалог представителей потенциально затронутых групп.

  4. Выработать стратегии смягчения возможных негативных последствий деятельности компании для соблюдения прав человека при работе в юрисдикциях с противоречивыми требованиями местного законодательства.

  5. Проводить регулярный анализ усилий компании по соблюдению прав человека путем регулярных консультаций с заинтересованными сторонами и широкой общественностью.

  6. Обеспечить функционирование надлежащих механизмов защиты прав пользователей (в том числе механизмов оперативной подачи жалоб) для того, чтобы они не чувствовали себя беспомощными.

.

2. Регулирование контента

.

Государства стремятся сформировать правовую среду, в рамках которой компании могут проводить модерацию контента, в то время как компании основывают доступ к своим платформам на пользовательском соглашении с условиями, устанавливающие стандарты допустимого выражения своего мнения на этих платформах.

.

Государственное регулирование

Практически все государства требуют от компаний удалять незаконный контент (детскую порнографию, призывы к насилию и т.п.). Некоторые государства даже внедряют полноценные системы онлайн-цензуры.

Рестриктивный регуляторный подход становится все более распространенным, проявляясь в законах об экстремизме, клевете, богохульстве, “языке ненависти”, “фейковых новостях” и пропаганде.

Также усилилось внимание государств к регулированию конкретных онлайн-платформ. Традиционно многие государства принимали законы, снимавшие с компаний ответственность за контент, который публикуется третьими сторонами на их платформах. Однако сейчас уже многие государства накладывают на компании обязательства по ограничению пользовательского контента с возможным применением санкций к компаниям-нарушителям (обычно – крупные штрафы для юридических лиц).

Увеличилось также число стран, которые обязывают компании осуществлять мониторинг и фильтрацию пользовательского контента, что подрывает основы прав человека в том числе и в либеральных демократиях. Одним из самых вопиющих таких случаев стало принятие в Германии закона “об охране прав в соцсетях” (NetzDG). В соответствие с этим законом социальные медиа должны в течение суток после получения запроса удалять запрещенный контент. В случае промедления на них могут быть наложены штрафы, достигающие 50 млн. евро.

Европейская комиссия уже рекомендовала странам-членам ЕС установить правовые основания для мониторинга и фильтации незаконного контента.

Несмотря на то, что опасения государств вопросами издержек всеобщей конфиденциальности и национальной безопасности понятны, принимаемые ими регуляторные меры часто оказываются избыточными и несут в себе непредвиденные риски.

Одним из наиболее значимых таких рисков, является делегирование функций государства частным компаниям, ведомыми исключительно экономическими стимулами и обладающим очень слабой подотчетностью институтам гражданского общества.

Новые требования оперативного автоматического удаления контента несут в себе большую угрозу для работников креативных индустрий, и без того ограниченных жестким режимом авторского права.

Некоторые государства требуют осуществлять удаление “нежелательного” контента на экстерриториальной основе. Это может привести к существенным ограничениям свободы слова, не привязанным к национальным границам и “суверенизированным” сегментам интернета. Удовлетворение компаниями данных требований сыграет на руку наиболее жестким онлайн-цензорам. Очевидно, что в рамках существующих международных правовых стандартов, запросы на удаление контента должны рассматриваться отдельно в каждой юрисдикции, не затрагивая иностранных граждан и не нарушая связности интернета.

Стоит также отметить, что запросы большинства государств часто и вовсе не основываются на национальном законодательстве. Вместо инициирования судебной процедуры в рамках собственной национальной юрисдикции государства запрашивают удаление контента на основе корпоративных условий предоставления услуг пользователям онлайн-платформы. Как уже было сказано выше, компании охотно удовлетворяют эти запросы, опасаясь возможных потерь прибыли.

Лишь немногие государства создали специальные органы и выработали четкие нормативные процедуры для принуждения компаний к удалению незаконного контента. Но и в этих случаях IT-компании плотно сотрудничают даже с самыми авторитарными режимами.

Государства также пытаются заставить компании осуществлять блокировку и удаление контента через не имеющие обязательной силы процедуры, большинство из которых крайне непрозрачны. В данных случаях решения компаний не подлежат рассмотрению в рамках судебной системы и других механизмов подотчетности.

.

Подход компаний к модерации контента

Каждая компания пытается соответствовать требованиям законодательства страны, в которой она ведет бизнес, что объяснимо естественным стремлением к максимизации прибыли.

Однако, в тех случаях, когда национальное законодательство систематически нарушает права человека, компании лишь усугубляют положение вещей, пытаясь выполнять требования регуляторов. К примеру, частая смысловая неопределенность антиэкстремистских законов позволяет государствам требовать от компаний удаления самых разных типов контента для продолжения нормальной работы в стране.

Международная некоммерческая ассоциация IT-компаний The Global Network Initiative, разработала дополнительные рекомендации по использованию инструментов минимизация негативного влияния репрессивного национального законодательства на конечных пользователей. Одним из таких инструментов является максимизация прозрачности. К настоящему моменту многие компании ежегодно сообщают о количестве государственных запросов, которые они получают и удовлетворяют. Однако компании крайне нерегулярно раскрывают подробную информацию о том, как они реагируют на такие запросы, особенно рассматриваемые в рамках корпоративных условий предоставления услуг, а не официальной судебной процедуры.

IT-компании требуют от пользователей соглашаться с условиями пользовательского соглашения и “стандартам сообщества”, устанавливающими правила самовыражения на их платформах. Они регулируют основные полномочия компании по разрешению возникающих споров и конфликтов, обращению с контентом и аккаунтам пользователей. Политика онлайн-платформ в отношении контента является одной из важнейших составляющих частей условий предоставления услуг. Большинство компаний не связывают такую политику с национальными правовыми стандартами (за редкими исключениями компаний в раде рестриктивных юрисдикций, вроде китайского IT-гиганта Baidu, открыто запрещающего пользователям размещение контента, противоречащего основным конституционным принципам КНР).

Экспоненциальный рост контента, создаваемого пользователями, привел к существенному усложнению условий предоставления услуг на онлайн-платформах и возникновению специальных структур внутри IT-компаний, занимающихся вопросами модерации контента. В настоящее время в разработку корпоративной политики в отношении контента вовлекаются не только юрисконсульты и специалисты в области публичной политики, но и руководители высшего звена. Компании создают специальные группы “доверия и безопасности” (занимающиеся вопросами злоупотреблений на онлайн-платформах) и даже антитеррористические отделы, тесно сотрудничающие с национальными правоохранителями.

Однако при таком росте инфраструктуры регулирования контента, корпоративные стандарты в отношении запрещенных материалов на онлайн-платформах остаются очень расплывчатыми. Это касается не только противодействия терроризму и массовым актам насилия, но и таких вопросов, как “проявления ненависти”, харрасмент, злонамеренное использование онлайн-платформ и др. Стандарты противодействия различным злоупотреблениям, принятые на крупных онлайн-платформах, часто декларативны и не имеют под собой четко определенных формальных оснований. Несмотря на усилия компаний по противодействию “языку ненависти” и подавлению меньшинств, такие акты продолжают происходить с высокой регулярностью, а основания свободы слова при этом часто оказываются подорваны. Если компании продолжат текущую политику по борьбе с такими негативными проявлениями, свобода слова может быть жестко ограничена даже в тех случаях, когда они будут неочевидны или будут отсутствовать вовсе. Чтобы избежать таких рисков, компаниям следует четко изложить формальные основания для вводимых ограничений и продемонстрировать необходимость и уместность предпринимаемых действий в отношении пользовательского контента.

Компании подчеркивают важность общего контекста при оценке применимости ряда ограничений. Тем не менее, внимание к контексту не препятствовало удалению изображений наготы, имеющих историческую, культурную или образовательную ценность; исторических и документальных отчетов о конфликтах; свидетельств военных преступлений; материалов, показывающих противодействие расистским, гомофобным или ксенофобским высказываниям. Введение автоматических систем фильтрации контента может только усугубить эту тенденцию.

В целях борьбы с нежелательным контентом некоторые компании также выдвигают требования по идентификации пользователей. Однако эффективность такой меры для предотвращения злоупотреблений в интернете неоднозначна. Стоит напомнить, что многие блогеры и онлайн-активисты выступают с анонимных позиций из-за возможной угрозе жизни при раскрытии их личности. Необходимость идентификации на ряде популярных онлайн-платформ существенно ограничивает их возможности публичного выражения своей позиции. Куда большие опасения должна вызывать возможность злонамеренных пользователей выдавать себя за других личностей (в том числе и публичных фигур), противодействию которой онлайн-платформы не уделяют достаточного внимания.

Дезинформация и пропаганда стали широко распространенными явлениями в интернете. Компании выработали множество инструментов по борьбе с ними, включая договоренности с независимыми фактчекерами, четкое соблюдение рекламной политики, мониторинг подозрительных аккаунтов, изменения в алгоритмах демонстрации и поиска контента, а также обучение пользователей, направленное на идентификацию ложной информации. Некоторые меры, особенно те, которые усиливают ограничения на содержание новостей, могут угрожать независимым и альтернативным источникам информации или сатирическому контенту. Большинство государств не считают это проблемой, полагая, что правильный подбор технологических решений позволит свести негативные последствия к минимуму.

.

В настоящий момент компании используют следующие инструменты модерирования контента:

  • Автоматические системы модерации (автоматическое маркирование контента, удаление и предварительная фильтрация, обработка естественно-языковых текстов и т.д.).

  • Маркирование контента конечными пользователями (сообществом пользователей онлайн-платформы и/или специально обученными модераторами из числа пользователей).

  • Маркирование контента сотрудниками компаний.

  • Деактивация аккаунтов нарушителей.

  • Рассылка уведомлений о нарушении правил или удалении пользовательского контента (часто компании или вовсе не рассылают уведомления пользователям, разместившим такой контент, или лишь информируют о факте удаления, не оставляя возможности для оспаривания этого решения).

.

Многие из вышеозначенных инструментов изначально применялись главным образом для защиты правообладателей, однако впоследствии область их применения была существенно расширена, позволив создать масштабные системы премодерации контента и цензуры.

Компании выработали практику публикации отчетов о прозрачности, которые содержат агрегированные данные о государственных запросах на удаление контента и пользовательских данных. Они демонстрирует те виды давления, с которыми сталкиваются компании. Отчеты позволяют оценить число запросов на удаление контента в рамках официальных правовых процедур, число случаев удовлетворения таких запросов и описание правовых норм, которыми обосновываются такие решения.

Однако при этом компании практически не раскрывают информации о внутренних корпоративных стандартах политики в отношении контента. На данный момент компании почти не публикуют соответствующую отчетность, хотя, очевидно, что внутренние правила обуславливают подавляющее большинство случаев удалении контента.

В то время как пользовательские соглашения обычно предоставляются на национальных языках, отчеты о прозрачности, блоги компаний и связанный с ними контент часто не доступны для пользователей, не владеющих английским языком. В связи с этим пользователи, государственные органы и гражданское общество периодически выражают недовольство непредсказуемостью условий предоставления услуг на онлайн-платформах. Отсутствие достаточного участия в сочетании с растущей общественной критикой вынуждает компании постоянно пересматривать свои правила.

.

3. Приведение корпоративных стандартов модерации контента в соответствие правам человека

.

Национальные законы часто не подходят для компаний, которые ищут общие нормы для своей географически и культурно разнообразной пользовательской базы. Но права человека, если они реализуются прозрачно и последовательно со значимым вкладом простых пользователей и гражданского общества, обеспечивают основу для того, чтобы государства и компании были подотчетны пользователям вне зависимости от государственных границ. Принципы прав человека могут позволить компаниям создать инклюзивную среду, которая учитывает разнообразные потребности и интересы своих пользователей при установлении предсказуемых и последовательных стандартов использования онлайн-платформ.

В рамках своего доклада Кайе предложил набор принципов, на основе которых контентная политика IT-компаний может быть приведена в соответствие универсальным правам человека.

.

Обоснованные стандарты модерации контента

При введении механизмов модерации контента компаниям следует принимать во внимание размер, структуру и отличительные особенности их онлайн-платформ. При этом они могут опираться на следующие базовые принципы:

  • Права человека должны стать основой условий использования онлайн-платформ (в широком спектре вопросов: от модерации контента до сбора больших пользовательских данных).

  • Ограничительные меры должны быть обоснованы статистическими данными и аналитическими исследованиями, опубликованными в прозрачной манере и доступными для общественной дискуссии и оспаривания их результатов.

  • Компаниям следует четко разграничить и объяснить, в каких случаях необходимо применять более жесткие меры ограничения контента, а в каких можно ограничиться предупреждениями или выставлением возрастных ограничений.

  • Компании должны предоставить четкие гарантии недискриминации при осуществлении своей политики в отношении контента.

.

Технологии осуществления модерации контента и смежных операций

Для улучшения своей политики в отношении пользовательского контента компании могут принять следующие меры:

  • Отвечать на государственные запросы в прозрачной манере (с публикацией детальных отчетов) с опорой на внутренние механизмы согласования, в которые могут быть вовлечены представители гражданского общества этой страны и другие заинтересованные лица.

  • Разработать механизмы юридической экспертизы государственных запросов с учетом рыночной специфики и особенностей национального законодательства. Эти механизмы также должны опираться на консультации с заинтересованными сторонами, которые могут прояснить влияние решений компании на соблюдение прав человека в конкретной юрисдикции.

  • Вовлечь сторонних экспертов и простых пользователей во внутренние оценки потенциального воздействия решений компании.

  • Минимизировать использование автоматических систем модерации контента в пользу вовлечения пользователей и гражданского общества.

  • Учитывать местную специфику и общий контекст размещения контента. Этого можно достичь только через привлечение локальных экспертов и пользователей.

  • Создать надежные инструменты подачи жалоб и оспаривания решений компании.

  • Разработать программы устранении последствий ошибочных решений с вовлечением организаций гражданского обществ и экспертных институций.

  • Создать условия для автономии пользователей и позволить им создавать собственную онлайн-среду. Возможность создания закрытых групп и частных сообществ, свободных от внешней модерации, должна сохраняться. Единственным ограничением в данном случае могут служить только соблюдение прав человека.

  • Разработать специальные корпоративные правила модерации контента, опирающиеся на четко идентифицируемые прецеденты, которые позволяют понять применимость или недопустимость отдельных инструментов в каждом конкретном случае. В идеале выработка данных правил может быть делегирована с уровня компаний на специальные координационные институты гражданского общества (например, советы социальных медиа).

В завершение доклада Спецдокладчик Кайе представляет набор рекомендаций для официальных лиц государств и руководителей IT-компаний.

.

Рекомендации для государств

.

1. Государствам следует отменить законы, которые криминализируют или неоправданно ограничивает свободу слова в интернете и реальной жизни.

2. Обоснованное, а не чрезмерно жесткое регулирование, учитывающее мнения заинтересованных сторон, должно способствовать увеличению прозрачности компаний и устранению внутренних практик, негативно сказывающихся на правах человека. Такое регулирование должно позволить общественности делать свободный выбор условий использования онлайн-площадок. Государства должны стремиться ограничивать контент только по решению независимого и беспристрастного судебного органа, в соответствии с четко прописанной процедурой и стандартами законности, обоснованности и легитимности. Государствам следует воздерживаться от введения непропорциональных санкций, будь то штрафы или тюремное заключение, в отношении интернет-посредников с учетом их значительного воздействия на свободу слова.

3. Государствам и межправительственным организациям следует воздерживаться от разработки законов или договоренностей, которые потребуют активного мониторинга или фильтрации контента, что несовместимо с правом на неприкосновенность частной жизни и, вероятно, приведет к полноценной цензуре.

4. Государствам следует воздерживаться от принятия таких моделей регулирования, в которых органы исполнительной власти, а не судебные инстанции, принимают решения о допустимости тех или иных способов самовыражения на онлайн-площадках. Им следует избегать делегирования ответственности частным компаниям, что позволяет ставить корпоративные стандарты выше прав человека.

5. Государствам следует публиковать подробные отчеты о прозрачности по всем запросам к интернет-посредникам и привлекать общественность к обсуждению актуальных регуляторных вопросов.

.

Рекомендации для компаний

.

1. Компании должны признать, что универсальным глобальным стандартом обеспечения свободы выражения мнений на их платформах являются права человека, а не национальные законы или их собственные частные интересы. В связи с этим компании должны пересмотреть свои условия предоставления услуг на онлайн-платформах. Права человека предоставляяют компаниям инструменты для выработки политики, уважающей демократические нормы и противоречащей авторитарным требованиям. Руководящие принципы предпринимательской деятельности в аспекте прав человека, наряду с отраслевыми рамочными документами, разработанными организациями гражданского общества, межправительственными органами, ассоциацией The Global Network Initiative и другими заинтересованными лицами, создают основы того нового подхода, который могут перенять все IT-компании.

2. Компании должны перенять различные подходы к прозрачности на всех этапах своей деятельности: от создания общих правил до внедрения и развития “прецедентного права”, основанного на интерпретации отдельных случаев. Стандарты прозрачности должны подразумевать более активное взаимодействие с организациями, занимающимися цифровыми правами, и другими соответствующими сегментами гражданского общества. Также следует избегать скрытых договоренностей с государствами по стандартам предоставления услуг на онлайн-платформах.

3. Учитывая их влияние на социальную среду, компании должны стать подотчетны широкой общественности. Эффективные и уважающие права человека советы прессы представляют собой модель для установления минимального уровня согласованности, прозрачности и подотчетности при модерировании коммерческого контента. Привлечение гражданского общества в процессы модерирования контента, может обеспечить функционирование механизмов для апеллирования и исправления ошибочных решений без негативного влияния на экономические показатели участников рынка. Все игроки IT-индустрии, осуществляющие модерацию контента, должны внести посильный вклад в формирование отраслевых механизмов подотчетности (например, по модели советов социальных медиа).

.
don but rks

.

Читайте также:

В ООН изучат проблему соблюдения прав человека в цифровую эпоху
🔓
ООН призывает Россию внести изменения в антиэкстремистское законодательство
🔓
Копирайт-цензура задавит Европу
🔓
Жалоба на необоснованные блокировки дошла до ООН
🔓
В Госдуме предложили создать «Кибер ООН»

.

roskomsvoboda telegram

Яндекс.Метрика
Переключиться на старую версию