6 сентября 2021

Дайджест преследований СМИ: август'2021

В этом выпуске: блокировка «Открытых медиа» и «МБХ Медиа», признание «иноагентами» «Дождя», «Важных историй» и «Четвёртого сектора», высылка зарубежного корреспондента и доклад «Репортёров без границ» по России.

Давление на журналистов становится все жестче: каждую неделю проводят обыски и раздают статусы «иностранных агентов» и «нежелательных организаций», зафиксировали в конце июля в ОВД-Инфо. В августе преследования, кажется, достигли своего апогея. По крайней мере, в части признания СМИ «иноагентами».

 Но начнём по порядку. Сначала, в первых числах месяца были заблокированы созданные Михаилом Ходорковским издания «Открытые медиа» и «МБХ Медиа». После этого оба издания приняли решения о закрытии.

 9 августа журналист Иван Сафронов сообщил через своих адвокатов, что после публикации его статьи в «Ведомостях» его сокамерника сразу отправили на этап, а самого Ивана переселили в другую камеру, расположенную рядом с карцером. Она отличается усиленными мерами безопасности — дополнительной решёткой и сигнализцией. Обыски стали привычным явлением, а руководящий персонал постоянно просит его не делать глупости, но не уточняет какие именно.

 Напомним, в июле «Ведомости» удалили колонку Ивана Сафронова о преследованиях за госизмену и шпионаж.

 19 августа Telegram забанил аккаунт главного редактора «Важных историй» Романа Анина.

 

«Я вчера не смог зайти в телеграм, потому что он у меня удален, и написано, что мой аккаунт запрещен, banned по-английски. Я его восстановить пока не могу», — рассказал Анин.

 

Причины удаления аккаунта он не знает. Анин обратился в службу поддержки мессенджера, но ему не ответили.

20 августа заместителю главного редактора «Холода» Михаилу Зеленскому позвонил человек, представившийся сотрудником Отдела экономической безопасности и противодействия коррупции УВД по ЦАО города Москвы. Полицейский  предложил написать заявление об утечке персональных данных из базы Фонда борьбы в коррупцией. Зеленский отказался, поскольку счёл проверку незаконной: позвонивший не назвал ни статьи, по которой ведётся дело, ни статьи, по которой ведётся доследственная проверка. Кроме того, журналист не рассказал, жертвовал ли он деньги ФБК, сославшись на ст.51 Конституции России. Возьмите на заметку, как надо отвечать полиции (ещё лучше задавать ей вопросы): https://t.me/holodmedia/874

 Чуть позже полиция приходила к журналистке «Эха Москвы» Татьяне Фельгенгауэр. По её словам, это могло быть связано с базой частично взломанной сайта Free.Navalny.

В тот же день суд обязал обязал издание интернет-издание «Важные истории» удалить статью «Танцовщица для «Роснефти» о покупки доли в Pirelli структурой нефтяной компании. Ранее журналистов обязали опубликовать опровержение расследования.

 В нём говорилось, что акции стоимостью в 553 млн евро перешли к людям, «близким к руководству» российской компании. По данным журналистов, для ухода от санкций доли акций купили учительница танцев Белова и жительница спального района Казани Наталья Богданова.

 

 

Новые СМИ-«иноагенты»

 

 Наконец, 20 же августа Минюст внёс в список иноагентов телеканал «Дождь», а также издание «Важные истории». Кроме того, у последнего в перечень попали главред Роман Анин и ещё шестерых журналистов, связанных с этим ресурсом: Роман Шлейнов, Ирина Долинина, Алеся Мараховская, Дмитрий Великовский и Олеся Шмагун.

«Дождь» стал первым российским СМИ-«иноагентом», у которого нет иностранного юрлица. Примечательно, что регулярно публикует отчётность. Среди источника его финансирования нет иностранных. Однако источник агентства РИА Новости сообщал, что якобы «Дождь» с 2016 года получил от зарубежных компаний и организаций более 3,7 млн руб.

 

«Это 740 тыс. рублей в год, 61 тыс. рублей в месяц — с учётом налогов и взносов не хватит даже на зарплату одного корреспондента. Даже если исходить из (неверной) логики, что за деньгами обязательно приходит влияние, то это влияние на «Дождь» было таким мизерным, что его и заметить было бы невозможно», — отметил главный редактор Republic Дмитрий Колезев.

 

Журналист также указал, что телеканал получал деньги на проекты от российских лиц, включая Фонд развития государственного Политехнического музея или благотворительного фонда «Арифметика добра», а силовики нашли у этих организаций «иностранное финансирование» и приписали его «Дождю».

 

«Думаю, по этой логике, если «Газпром» платил СМИ, СМИ можно признать иностранным агентом, потому что «Газпром» ведь получает деньги за продажу газа иностранцам», — заключил Колезев.

 

Сам «Дождь» тоже прокомментировал эти данные. Телеканал заявил, что получал деньги только от одного фонда, признанного «иноагентом»,  и потратили их на заставки о сиротах и марафон о поэтах, а также на запуск программ историка Сергея Медведева и журналиста Михаила Зыгаря.

 

 

21 августа статус иностранного агента получило ещё и сообщество журналистов «Четвёртый сектор». Интересно, что «Четвёртый сектор» — не СМИ, а просто объединение людей, которые вместе занимались журналистикой.

 

«Уже давно есть понимание, что рано или поздно наедут на всех журналистов, кто пытается делать свою работу честно. Наедут под тем или иным предлогом, тем или иным способом. Надо просто быть к этому готовым и держать в прихожей собранный чемоданчик», — пишет главный редактор газеты «Ревдинский рабочий» Евгений Зиновьев.

 

 

Реакция общественности на пополнение реестра «иноагентов»

 

Наезд на «Дождь» вызвал широкую общественную реакцию. Так, журналисты-коллеги сразу же вышли на пикеты, где задержали как минимум 12 человек. Позднее Профсоюз журналистов России подавал заявку на проведение митинга, но московская мэрия ожидаемо отказалась его согласовывать. В то же время несколько кандидатов в депутаты Государственной Думы, в частности кандидат и депутат Мосгордумы Сергей Митрохин, предложили провести 4 сентября встречу с избирателями для обсуждения вопросов свободы СМИ и последствий применения репрессивных законов

 

«То, что с главным и единственным оппозиционным телеканалом ещё захотят поквитаться — было очевидно. Но, честно сказать, я ошибался. Я думал, что до выборов его не тронут, чтобы сохранить хотя бы видимость полемичности повестки и свободы слова», — писал журналист Алексей Пивоваров.

 

Экс-глава СПЧ Михаил Федотов заявил о готовности выступить в качестве эксперта в Конституционном суде по делу о признании Дождя «иноагентом»:

 

«Упрекать Минюст, в том что они это сделали, я бы не стал. Виноват не Минюст, виноват наш законодатель, который эту ересь придумал», — сказал Федотов и рекомендовал Дождю обжаловать решение и дойти до Конституционного суда.

 

К слову, ранее главный редактор телеканала Тихон Дзядко заявил, что обжалует это решение.

 

«Мне нужен какой-то инсайдер, который объяснит, как так получилось, что в настоящее время кругом происходят такие важные истории, от которых я чувствую себя медузой. Хочется свободы и дождя. А то пока ощущение, что есть проект, дана команда: уничтожить все прежде открытые медиа. Мне бы хотелось другого в нашей стране», — также писал Дзядко.



27 августа редакции, среди которых «Дождь», «Новая газета», Forbes, «Медуза», Republic, The Village, Wonderzine, Sota Vision, «Стол», Romb, 7х7, «Псковская губерния», а также Профсоюз журналистов и работников СМИобратились к руководству страны с требованием прекратить давление на независимую журналистику. Они потребовали:

1) отказа от практики включения российских СМИ и их отдельных сотрудников в реестры иностранных агентов и нежелательных организаций;

2) отмены соответствующих законов;

3) прекратить избиения журналистов и расследовать эти случаи;

4) прекратить фиктивные административные и уголовные дела против журналистов;

5) соблюдать статью 144 УК РФ о «Воспрепятствовании законной профессиональной деятельности журналистов»;

6) соблюдать закон о СМИ и другие законы Российской Федерации, которые должны защищать права журналистов в нормальном демократическом государстве. 

Текст обращения размещен и на платформе Change.org в качестве петиции, которую могут подписать как журналисты и работники СМИ, так и читатели, зрители и слушатели, которых беспокоит давление на независимые СМИ и журналистов.

 

Власти на обращение отреагировали. Ещё до письма представитель МИД Мария Захарова снова назвала закон об иноагентах архаикой (ранее она об этом говорила в июне). По её словам, действия Минюста — ответная мера на решения Запада. Однако представитель МИД не смогла назвать физических лиц-иноагентов в США или Европе.

 

«Есть закон об иноагентах. В этом плане Минюст выполняет положения закона. Если есть деньги, которые поступают от иностранцев, то их нужно заявлять. Нужно напомнить, что закон не ведет к закрытию СМИ, просто накладывает на СМИ, которое подпадает под действия закона, дополнительные обязанности. За детальными разъяснениями нужно обращаться в Минюст», — тоже повторялся пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

 

Позднее, в ответ на открытое письмо, Песков назвал обращение журналистов эмоциональным, хотя и заслуживающим внимания. Он также добавил, что статуса иностранного агента можно избавиться (процедура занимает около года, но подобного опыта в России пока не было).

 Гендиректор «Медузы» Галина Тимченко не согласилась с мнением пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, который назвал «неверной риторикой» заявление журналистов. Сооснователь «Медузы», наоборот, считает формулировки обращения слишком мягкими.

 

 «Идет просто уничтожение отрасли», — заявила Тимченко.

 

Член президентского совета по правам человека Павел Гусев заявил «Ведомостям», что для него включение «Дождя» в реестр — «сверхнеожиданная новость». СПЧ обсуждает варианты действий, в том числе заявление в адрес руководства страны, чтобы «обратить на такие случаи внимание». «Впечатление: в Кремле решили, что немного переборщили», — считает член Совета по правам человека Леонид Никитинский.

 

«А СПЧ тем временем взялся сочинять поправки к закону о СМИ-«иноагентах». Дело хорошее, конечно, но их не примут. Потому что закон этот задумывался не для того, чтобы регулировать СМИ. А чтобы на них можно было ставить клеймо максимально свободно. Этого и добились», — пишет телеграм-канал «Цифровое средневековье».

 

К слову, члены СПЧ ходили на встречу с представителями Минюста, где узнали новую трактовку закона. Оказалось, что любой журналист может быть признан иноагентом за  участие международном конкурсе и оплаченной поездкой за наградой, или, например, за подарок от родственников из-за рубежа.

 

«С одной стороны, понятие „иноагента» не мы ввели. Это международная практика, это нормально. Но то, что начинают, как я понимаю, на „Дожде»... Ребята, ну, что вы дурака валяете? Мне кажется, здесь явно перегибается палка», — сказал председатель партии «Справедливая Россия — За правду» Сергей Миронов.



27 августа также стало известно, что списки иноагентов составляют Совбез и ФСБ.

 

«Совбез — это орган абсолютно транслирующий личное настроение Владимира Путина. Его присутствие в Совбезе, его председательство дает ему бюрократическую силу, чтобы организовывать эти репрессии», — пишет спецкор «Медузы» Лилия Яппарова.

 

Но закон об иноагентах бьёт не только по политической прессе. Среди других пострадавших — автомобильная журналистика.

 

«Профильные журналы не могут обойтись без обзоров и тестов новинок, а новинки почти все импортные. И тесты с презентациями в большинстве проходят за рубежом. И, естественно, за счёт организаторов. То есть, либо вы сразу признаете себя иноагентами, либо превращаетесь в журнал "За рулём" советских времён, который писал только про Лады, КАМАЗы, а иностранные машины описывал, не видя их живьём», — пишет журналист Антон Орехъ.

 

Пока  единственные проблемы, связанные со статусом иноагента, — это проблемы технические, формальные, рассказывает Дзядко. СМИ приходится ставить специальный дисклеймер.

 

«Неформальные последствия таковы — мы не знаем, как себя поведут наши партнеры. Мы рассчитываем, что они себя поведут ответственно, что телеканал несмотря на слова, которые к нам добавились, никак не изменился. Но тут можно лишь надеяться, как себя поведут рекламодатели, прочие партнеры», — добавляет журналист.

 

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков неоднократно подчеркивал, что внесение журналистов в реестр СМИ-«иностранных агентов» — «не эквивалент запрета на работу». Однако 30 августа, например, проект «Информационная культура» отказался сотрудничать с журналисткой «Важных историй» Алесей Мароховской из‑за её статуса «иностранного агента» по причине возможных рисков организации.

При это директор «Информационной культуры» Иван Бегтин сам закон критикует:

 

 «Ликвидация СМИ и НКО — это часть идеологии рудиментизации открытости, подмены реальной прозрачности государства и общества на суррогаты из пиара, подмены понятий, искажения смыслов и работе на имитацию позиций в рейтингах вместо качественных изменений. Насилие через запреты говорить, выражать мнение, неважно, верное или ошибочное, неприятное или резкое — всё это признаки слабости государства, крайне опасное в самой ближайшей перспективе.

 

Признание СМИ  «иностранными агентами» накануне выборов в Госдуму фактически блокирует для них возможность освещать эту и другие избирательные кампании, пишет ВВС. По новому закону они  «не вправе осуществлять деятельность, способствующую или препятствующую выдвижению и избранию кандидатов», а также участвовать в выборах  «в иных формах». Сможет ли «Дождь» рассказывать о выборах, в конечном итоге решит ЦИК, но эксперты считают запрет абсолютным.

 

«А впереди еще 2024-й год, так что либерализация вряд ли возможна. Единственное, если граждане будут как-то широко возмущаться ограничением их прав или хотя бы выражать такое мнение в ходе соцопросов. Но этого пока не видно», — добавляет Колезев.

 

Уже в сентябре Профсоюз журналистов России и ПЭН-Москва опубликовали открытый меморандум кандидатов в депутаты в поддержку свободы слова. Его подписанты будут бороться за отмену закона об иноагентах и нежелательных организациях.

 

«Процесс, который начался в 2012 году с принятием первых поправок в закон «О некоммерческих организациях» и введения понятия «иноагентов», вошел в свою финальную стадию. Российское общество фактически отрезают от независимой и беспристрастной информации, гарантированной 29 статьей Конституции и международными договорами, участником которых является Россия. Причем от информации также отрезаются и лица, принимающие решения, что неминуемо приведет и к деградации государственных институтов», — считают в Профсоюзе.

 

Международный Комитет защиты журналистов осудил включение Дождя в список «иноагентов». Организация потребовала отменить закон об «иностранных агентах» и позволить прессе работать свободно. «Роскомсвобода» тоже  выступает в поддержку журналистов, за свободу прессы и против абсурдных ярлыков цензуры и считает, что закон об иноагентах должен быть отменён!

 

«Если СМИ испытывают давление — любое, от легкой цензуры до жёстких мер закрытия изданий или преследования журналистов, — это всегда отражается на читателях. Любое внешнее вмешательство в редакционные процессы сказывается на полноте и доступности информации», — говорит пресс-секретарь «Роскомсвободы» Наталья Малышева.

 

 

Высылка зарубежного корреспондента

 

31 августа Россию покинула корреспондент ВВС Сара Рейнсфорд.

Ранее власти отказались продлевать ей визу на пребывание в стране. В российском МИДе решение не продлевать визу Рейнсфорд назвали ответом на дискриминацию российских СМИ в Великобритании и отказ выдавать визы российским журналистам, однако каким именно не уточняется.

 

«Я покидаю страну, в которую впервые приехала, когда распался СССР, когда свобода слова и свобода вообще были чем-то новым и ценным. Кажется, сегодняшняя Россия движется в обратном направлении».

 

Это первая высылка британского журналиста из России с 2011 года. Тогда из страны выслали корреспондента The Guardian Люка Хардинга. В 2014 году въезд в Россию запретили американскому журналисту Дэвиду Саттеру, а на следующий год страну предписали покинуть журналисту польской Gazeta Wyborcza Вацлаву Радзивиновичу.

 

Today my BBC colleague @sarahrainsford had to leave Russia. The authorities had labelled her a threat to national security. Outrageous, unfair & an assault on media freedom. Here’s Sarah’s report on her expulsion. @BBCNews @BBCWorld Producer @BBCWillVernon Camera/edit @mattgodtv pic.twitter.com/3kMO1rEZhZ

— Steve Rosenberg (@BBCSteveR) August 31, 2021

 

Сара Рейнсфорд была одним из первых иностранных корреспондентов, оказавшихся в Беслане в дни кризиса с заложниками. Не так давно на пресс-конференции руководителя Белоруссии Александра Лукашенко она спрашивала у него, не потерял ли он легитимность из-за преследования оппозиции. 

 

 

Доклад «Репортёров без границ» по России

 

Организация «Репортёры без границ» обновила доклад о ситуации со СМИ в России. Отчёт с названием «Всё под контролем? Цензура и надзор за Интернетом в России»? освещает период между выборами в 2019 и 2021 годах и описывает, как сильно Кремль ограничил свободу прессы и свободу слова в стране в целом за это промежуток. 

За последних два года в России усилились цензура, давление на соцсети, борьба с шифрованием и преследование журналистов, IT-специалистов и предпринимателей. Так, платформы социальных сетей получают миллионные штрафы по разным статьям (причём «ВКонтакте» гораздо меньше, чем Twitter), почты шифрования и Telegram подверглись блокировкам (интересно, что последний используют и сами чиновники), Twitter замедлили, в NGINX приходили обыском (помните?). Всего за пять последних месяцев по крайней мере пять оппозиционно настроенных СМИ были закрыты.

 

 

Беларусь

 

Бывший главред NEXTA Роман Протасевич, находящийся под домашним арестом в Беларуси, объявил о создании нового медиа под названием SPRAVA. В первом же посте проекта Протасевич просит участников протестов «признать свои ошибки и вину».

 

«Здесь не будет языка вражды. Здесь не будет непроверенной информации. Здесь не будет места откровенной пропаганде. Только на SPRAVA вы сможете найти самые точные инсайды, эксклюзивные подробности важнейших событий, взвешенный подход к подаче новостей и мнение человека, который побывал со всех сторон информационных баррикад», — говорится в анонсе SPRAVA.



Украина

 

Украина ввела блокировку «Ростелекома» и ряда российских СМИ, в их числе — «Ведомости», «Бизнес ньюс медиа», «Редакция газеты "Московский комсомолец"».

Против «Ростелекома», «Московского комсомольца», «Новинфо» действует только блокировка. В отношении других компаний — ещё и блокировка активов, ограничение торговых операций, запрет на вывод капитала, ограничения на предоставление телекоммуникационных услуг.

Ранее Россия расширила санкционный список в отношении украинских граждан. Теперь в нём находятся глава МИД страны Дмитрий Кулеба и секретарь Совета национальной безопасности и обороны Алексей Данилов.

 

Поделитесь материалом

Похожие статьи

Контакты

По общим вопросам

[email protected]

По юридическим вопросам

[email protected]

Для СМИ

+7 903 003-89-52