16 April 2024

Полиции раскроют врачебную тайну «представляющих опасность пациентов»

НАСТОЯЩИЙ МАТЕРИАЛ (ИНФОРМАЦИЯ) ПРОИЗВЕДЕН И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕН ИНОСТРАННЫМ АГЕНТОМ «РОСКОМСВОБОДА» ЛИБО КАСАЕТСЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА «РОСКОМСВОБОДА». 18+
Соответствующий документ одобрила правительственная комиссия по законопроектной деятельности, и в скором времени он будет внесен в Госдуму.

Правительственная комиссия по законопроектной деятельности поддержала законопроект, позволяющий медорганизациям раскрывать по запросу полиции сведения, составляющие врачебную тайну, о представляющих опасность пациентах, страдающих алкоголизмом, наркоманией, психическими расстройствами и находящихся под административным надзором. Об этом «Ведомостям» сообщили два источника: один в Белом доме, второй – знакомый с решениями, принятыми по итогам заседания комиссии.

Изменения затронут три действующих закона.

В законе «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании» сейчас говорится, что диспансерное наблюдение «может устанавливаться» за гражданином, который страдает «хроническим и затяжным психическим расстройством с тяжелыми стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями». Предлагается сделать основанием для диспансерного наблюдения за хроническими больными ещё и «склонность к совершению общественно опасных действий».

На вопрос, чем отличается общественно опасное действие от общественно опасного деяния, первый зампред комитета Госдумы по госстроительству Юрий Синельщиков (КПРФ) объяснил RTVI, что «общественно опасное деяние — более широкое понятие», в него входят и наказуемое уголовно или административно действие, и наказуемое уголовно или административно бездействие (например, неоказание помощи).

Кто и на основании каких критериев будет определять, склонен ли конкретный больной к опасным для общества действиям, выяснится в порядке, который потом утвердит подзаконным актом Минздрав, следует из текста законопроекта.

«При этом не предусматривается расширение круга лиц, подлежащих диспансерному наблюдению»,- утверждается в пояснительной записке.

Сотрудники полиции и сейчас обязаны «оказывать содействие» медработникам при осуществлении принудительной госпитализации психически больного, «обеспечивать безопасные условия» для доступа к такому больному и его осмотра. Одобренная правкомиссией инициатива предлагает расширить перечень такого рода ситуаций. К примеру, сотрудники полиции будут обязаны «в пределах своей компетенции» и «в целях предупреждения совершения преступлений и административных правонарушений» участвовать в наблюдении за находящимися на диспансерном наблюдении больными, которых врачи сочли склонными к совершению общественно опасных действий.

Врачи и полиция смогут обмениваться информацией и взаимодействовать между собой — порядок этого взаимодействия потом разработают совместно Минздрав и МВД. Соответствующие изменения вносятся и в закон «О полиции».

Кроме того, в действующем закона «Об охране здоровья граждан в РФ» планируется расширить перечень оснований для предоставления медучреждениями полиции сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя.

В случае принятия законопроекта сведения из истории болезни полиция сможет запрашивать при осуществлении административного надзора за лицом, освобожденным из мест лишения свободы, при наблюдении за больными алкоголизмом и (или) наркоманией, опасными для окружающих — и в связи с наблюдением за находящимися под наблюдением психически больными, склонными к совершению общественно опасных действий.

Получать информацию из истории болезни органы внутренних дел смогут и в том случае, если они проверяют зарегистрированные заявления или сообщения граждан о совершении страдающими хроническими психическими расстройствами и находящимися под диспансерным наблюдением преступлений, административных правонарушений, или сообщений «о происшествиях, разрешение которых отнесено к компетенции полиции».

Сами врачи по своей инициативе сейчас обязаны информировать полицию о поступлении пациента, который, по их мнению, стал жертвой преступления (покушения на убийство, нанесение телесных повреждений, изнасилование, например), если сам пациент в силу болезни или возраста без памяти, и о смерти пациента, личность которого не установлена. Законопроект обяжет медучреждения также уведомлять полицию о страдающих психическими расстройствами, в отношении которых установлено диспансерное наблюдение в связи со склонностью к совершению общественно опасных действий.

«Передача соответствующих сведений будет осуществляться через систему межведомственного электронного взаимодействия по аналогии с уже действующими механизмом обмена информацией о владельцах оружия между медучреждениями и Росгвардией”, — уточняется в пояснительной записке.

Замглавы думского комитета по охране здоровья Сергей Леонов (ЛДПР) в разговоре с RTVI назвал тему законопроекта «очень актуальной»: по его словам, на данный момент прямого взаимодействия между врачами и полицейскими в подобных ситуациях нет, «и если у человека выявили серьезное психическое заболевание, которое потенциально может привести к беде, то никто не узнает об этом, пока он, к примеру, не пойдет продлевать водительские права».

«Имея сведения о потенциально опасном для окружающих человеке, зная, в каком подъезде он живет, тот же участковый сможет в соответствии с этой информацией планировать профилактические мероприятия»,- говорит депутат.

Частичное раскрытие врачебной тайны зампред комитета Госдумы по охране здоровья Алексей Куринный (КПРФ) назвал «следствием необходимости повышения контроля за потенциально опасными лицами, страдающими некоторыми заболеваниями, в том числе психическими». «Здесь главное — не получить размывание ответственности между двумя ведомствами, и обеспечить сохранение врачебной тайны внутри органов внутренних дел», — сказал он.

Contacts

For general questions

[email protected]

For legal questions

[email protected]

Contacts for media:

Telegram: moi_fee
Signal: moi_fee.13

18+

On December 23, 2022, the Ministry of Justice included Roskomsvoboda in the register of unregistered public associations performing the functions of a foreign agent. We disagree with this decision and are appealing it in court.