28 декабря 2021

Итоги-2021. Законы года

Уходящий год продолжил законотворческие тенденции предыдущего и даже привнёс много нового по части принятия властями поправок, усиливающих цензуру и расширяющих ограничения на онлайн-действия, а также наступающих на приватность: здесь и нагромождение запретов вокруг темы Великой Отечественной войны, и «закон против ФБК», и нашумевшие QR-коды.

В 2021 году власти проявили недюжинную волю к победе над свободой слова и высказываний в Сети, затронув не только деятельность оппозиционных политиков и организаций, но также историю страны. Весь год активно применялись принятые ранее законы по части запрета обхода блокировок, призывов к участию в несанкционированных акциях протеста, а пока судебные и силовые органы занимались воплощением в жизнь уже существующих ограничительно-репрессивных норм, законотворцы трудились над разработкой и принятием новых.

Новых поправок, которые обязательно скажутся на Рунете, было принято настолько большое количество, что в некоторых случаях мы решили собрать отдельные законы в одну тему, связав с определённым автором или тенденцией.

 

Десять лет за «склонение к наркотикам»

Достаточно суровый закон депутаты Госдумы приняли в феврале. В Уголовный кодекс РФ ввели статью о наказании до 10 лет лишения свободы за склонение к употреблению наркотиков «с использованием информационно-коммуникационных сетей, включая интернет». Любопытно, что законопроект разработала Комиссия Госдумы по расследованию фактов вмешательства иностранных государств во внутренние дела России, обнаружившая «западный след» в статьях, где якобы навязывается идея безвредности использования соответствующих веществ молодым поколением и даже беременными женщинами. Новая норма оказалась уже традиционно размытой, формулировки прописаны так, что при желании можно под статью подогнать любое высказывание о наркотиках, в том числе дискуссионное.

Ужесточение антинаркотического законодательства было заложено ещё в 2019 году. Активную роль в этом принял сам Президент России Владимир Путин.

О том, как применяются на практике уже существующие правовые нормы, можно судить по: блокировкам статей с высказываниями известных музыкантов, где они рассуждают на тему наркотиков, преследованию рэперов за песни; многочисленным штрафам независимым СМИ, которые  допустили в своих публикациях дискуссии о запрещённых веществах; запрету энциклопедических статей на соответствующую тему. Во всём этом власти видят «пропаганду наркотиков», а доказать, что ничего противозаконного в их материалах нет, владельцам изданий в судебном порядке практически нереально. Вряд ли новый закон станет исключением из уже сложившихся правоприменительных правил.

 

Спекуляции на теме Великой Отечественной войны

Великой Отечественной войне (ВОв), а также исторической памяти о героических страницах прошлого нашей страны власти уделяют особое внимание на протяжении уже достаточно длительного времени, но 2021 год стал, пожалуй, одним из самых насыщенных по части изменения российского законодательства в угоду данной конъюнктуре.

В марте-апреле был принят пакет законов, которыми, в частности, вводится уголовная ответственность вплоть до 5 лет лишения свободы за публичное распространение заведомо ложных сведений о ветеранах ВОв. Теперь такие действия признаются одной из форм реабилитации нацизма. Усиливается административная ответственность за публичное распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о Днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества. Кроме того, вводится административная ответственность для юридических лиц за публичное распространение информации, отрицающей факты, установленные Нюрнбергским трибуналом.

Принятый пакет законов получил неформальное название «закон против Навального», поскольку разработка его началась после твита оппозиционного политика в отношении ролика, пропагандирующего поправки в Конституцию, где одним из участников стал ветеран ВОв Игнат Артеменко.

Кроме этого, власти также запретили публиковать изображения нацистских преступников. Теперь подобные материалы приравниваются к экстремистским, за исключением случаев, когда в таких публикациях отсутствуют пропаганда или оправдание нацизма, а также если при этом формируется негативное отношение к данной идеологии. Первыми пострадали от этого книжные магазины, получившие указание изъять книги с такими изображениями. Возможно, на решение принять данные поправки мог натолкнуть кейс с преследованием граждан, которые размещали фотографии нацистских преступников на сайте движения «Бессмертный полк».

Принят закон, фактически запрещающий дискуссию о не самых приятных фактах из истории СССР. В перечень фактов «отрицания решающей роли советского народа в разгроме нацистской Германии и гуманитарной миссии СССР при освобождении стран Европы» отнесли отождествление целей и действий руководства Советского Союза с действиями и целями нацистской Германии. Новая мера предполагает административные штрафы и аресты — соответствующий законопроект уже внесён в Госдуму, но пока не принят.

Все вышеперечисленные поправки сложно назвать направленными на защиту исторической памяти, а также ветеранов. Это очередные цензурно-репрессивные рычаги для выдавливания из публичного поля исторических исследований и дискуссий, для легализации спекулятивных приёмов в политической пропаганде и для других не самых приемлемых для современного общества целей.

 

Табу на журналистские расследования про силовиков

Введена уголовная ответственность за опубликование данных должностных лиц правоохранительных или контролирующих органов. Теперь за это грозят крупные штрафы и даже реальное лишение свободы сроком до двух лет. Принципиальное новшество закона — возможность уголовной ответственности независимо от мотивации. Ранее такая ответственность наступала, если целью разглашения тайны было воспрепятствование служебной деятельности. СМИ и общественники уверены, что новые поправки направлены на запрет журналистских расследований о коррупции и злоупотреблениях в силовых органах. Закон является своего рода апгрейдом принятого в декабре прошлого года «праве на ЛСДУ3».

Наказание за публикацию данных силовиков составит до двух лет ограничения свободы. Закон предусматривает также наказание в виде штрафа на сумму от 200 000 руб. или в размере заработной платы осужденного за период до 18 месяцев. Другие возможные наказания – принудительные работы на срок до четырех лет, обязательные работы на срок 480 часов либо арест на срок до четырех месяцев.

Как указывали авторы инициативы, разглашение личных данных силовиков сейчас широко распространено в интернете. Это делается «в целях мести, наживы или пиара». Специальная ответственность за такие деяния позволит снизить количество подобных противоправных действий.

Журналисты Bellingcat и The Insider ранее опубликовали несколько расследований, основанных на данных о сотрудниках ФСБ. По их сведениям, силовики причастны в том числе к отравлению Алексея Навального. Многие правозащитники и журналисты предполагают, что эти расследования могли стать причиной разработки и принятия данного закона.

 

«Законы Пискарёва»

Одним из самых активных в уходящем году был главный по «расследованию иностранного влияния» на политические процессы в России – депутат-единоросс Василий Пискарёв. С его подачи были приняты «законы против ФБК»:

  • первый запрещает гражданам, причастным к экстремистским организациям, участвовать в выборах, причём причастность может быть установлена «задним числом», то есть в противоречии с Конституцией страны;
  • второй предусматривает до пяти лет колонии за пожертвования «нежелательной организации», а также уголовку за любую связь с таким сообществом.

Ещё в момент внесения в Госдуму законопроекты Василия Прискарёва и группы депутатов вызвали в Сети неоднозначную реакцию. Многие увидели в этом желание властей убрать из легального поля организации, чья деятельность не вписывается в «рамки дозволенного», а всех сочувствующих — маргинализировать и запугать.

 

«Матрёшки» Хинштейна

Ещё одним активным участником разработки и принятия цензурных законов стал глава инфокомитета Госдумы — единоросс Александр Хинштейн. За ним в текущем году закрепилась тенденция внесения ко второму чтению в законопроекты совершенно неожиданных поправок, причём в таком большом количестве, что эксперты не всегда успевали отреагировать на появление новых норм в российском законодательстве. Многие новеллы вносились иногда неожиданно даже для самих авторов законопроектов, которые их разрабатывали на начальной стадии, и в этом процессе Хинштейну часто помогал коллега по фракции — депутат Сергей Боярский.

Одним из первых в текущем году стал закон о штрафах за нарушение закона «о Суверенном Рунете», куда ко второму чтению внезапно была внесена поправка об ответственности информационных ресурсов (прежде всего, иностранных) за «цензуру в отношении российских СМИ». Под цензурой российские власти понимают модерирование площадками размещаемого провластными новостными компаниями контента, который нарушает правила соответствующего сообщества.

Новый закон заставляет операторов связи и владельцев точек обмена трафиком выполнять требования закона «о суверенном Рунете», а зарубежные сервисы — быть лояльными к нарушению их правил российскими СМИ. Обе нормы предполагают наложение на нарушителей штрафов, которые могут доходить до шестизначных цифр.

 

«Списанный с турецкого» (по выражению некоторых экспертов) закон о принуждении иностранных IT-компаний открывать представительства в России адресован тем сервисам, ежедневная аудитория которых в России составляет не менее полумиллиона человек. Требования коснутся в том числе провайдеров хостинга, мессенджеров, операторов рекламных систем и «организаторов распространения информации» в интернете. При этом подпадающие под данное регулирование сервисы будут обязаны установить «одну из предлагаемых» Роскомнадзором программ для определения количества пользователей информационных ресурсов из России.

РКН будет вести специальный реестр, в котором должны указываться сведения о соблюдении владельцами ресурсов вводимых требований и применяемых к ним в связи с нарушениями санкциях, таких, как запрет на их рекламу и размещение российскими рекламодателями собственной рекламы на ресурсах-нарушителях, запрет на перевод денежных средств. Законом предусмотрен ряд «мер принуждения» к исполнению владельцами иностранных интернет-ресурсов его норм, крайняя мера — полная блокировка в России.

Хинштейн называет его «законом о приземлении», но по сути это закон «о компаниях-заложниках», которые обязаны будут сами прислать или нанять своих представителей в России, на которых власти отыграются за найденные нарушения.

 

Стараниями Хинштейна был принят запрет на использование в школах неверифицированных онлайн-платформ и цифровых ресурсов. Как заметил депутат-коммунист Олег Смолин, ко второму чтению законопроект изменился до неузнаваемости. Если вначале он касался дополнительного финансирования питания и реализации программ дополнительного образования, то потом в нём появилась серия сюжетов с дистанционными образовательными технологиями, не имеющими отношения к закону, принятому в первом чтении. Совет Федерации поначалу отклонил закон из-за нескольких ошибок, допущенных к тексте, после чего Госдума «переприняла» его.

 

Принят закон о биометрической идентификации и расширении внесудебных блокировок, и здесь Госдума стараниями Хинштейна снова замешала в одном документе малосовместимые поправки — в одной части документа предлагается запрещать ссылки с поддельными документами, с сообщениями о лжеминированиях, с оправданием осуществления экстремистской и террористической деятельности, в другой части говорится о размещении россиянами своих биометрических данных в единой биометрической системе и их обработке госорганами.

Эксперты видят в первой части закона желание принудить россиян сдавать свою биометрию исключительно государству, тем самым установив монополию на рынке. Вторая часть лишь узаконивает происходящее в данный момент, поскольку Генпрокуратура и так без суда блокирует интернет-сервисы за сообщения о лжеминированиях, которые приходят с них, при этом часто с владельцами ресурсов в правовом поле российские власти сотрудничать не желают.

Старший партнёр проекта «Сетевые Свободы» Станислав Селезнёв заметил, что:

«К третьему чтению законопроект превратился в интересную матрёшку, поскольку помимо положений об оправдании экстремизма в нём появились ещё нормы о биометрии, то есть почему-то данным документом решили протащить и систему биометрической идентификации. Логике юридической техники это не поддаётся. Один закон будет регулировать абсолютно две разные сферы: цензура в интернете с одной стороны и слежка с биометрией —  с другой».

 

Страсти по QR

В Госдуму в середине ноября кабмином были направлены два закнопроекта о введении QR-кодов как антикоронавирусной меры в транспорте, магазинах, ресторанах и общественных местах. После того, как по стране пронеслась волна акций протеста, депутаты решили повременить с принятием поправок, отправив законопроекты в Совет Федерации, а также региональные парламенты. Спикер Госдумы Вячеслав Володин открыл в своём Telegram комментарии, чтоб узнать мнение подписчиков о новой мере, и выяснилось, что абсолютное большинство выступает против введения таких ограничений.

Власти к принятию новых поправок теперь решили подойти гораздо более осторожно, чем, к примеру, в отношении других приведённых выше законов.

На данный момент принят в первом чтении только законопроект о QR-кодах в общественных местах, после чего Володин пообещал, что перед вторым чтением повторно направлен для обсуждения в регионы, Совет Федерации и Правительство.

Рассмотрение же поправки о введении электронных пропустов на транспорте решили отложить.

Согласно предлагаемым поправкам, Минздрав наделяется полномочиями определять срок действия QR-кодов отдельно для привитых и отдельно для переболевших. До 1 февраля 2022 года будет действовать переходный период, чтобы у всех было время поставить прививку и получить QR-код. До этой даты можно будет предъявлять и отрицательный ПЦР-тест, а после 1 февраля такая возможность будет только у граждан с медотводом. Меры о QR-кодах из-за коронавируса не коснутся несовершеннолетних. Нормы новых законов будут действовать до 1 июня 2022 года.

 

«Паспорт болельщика»

В середине декабря принят закон о введении Fan ID для посещения официальных спортивных соревнований. Вступит в силу он с 1 июня 2022 года.

В соответствии с законом, Правительство должно будет определить перечень «официальных спортивных соревнований, при посещении которых идентификация и аутентификация зрителей, участников официального спортивного соревнования, иных лиц, задействованных в проведении таких соревнований, являются обязательными». Отныне реализация билетов на спортивные мероприятия будет осуществляться только «при наличии действующей персонифицированной карты и соблюдении установленного порядка идентификации и аутентификации».

Введение «паспорта болельщика» стало ещё одной нормой, встреченной в основном с негативом, особенно со стороны футбольных фанатов. Многие посчитали этот закон избыточным, дискриминационным, а также не выполняющим своей главной функции — установления безопасности пребывающих на стадионе зрителей.

Многие крупные фанатские объединения уже официально заявили об отказе приобретать Fan ID, а спортивные эксперты прогнозируют падение посещаемости на стадионах.

 

***

«Заданный тренд на суверенизацию Рунета и поголовную деанонимизацию пользователей активно продолжается, — ранее охарактеризовал законодательные инициативы властей глава юридической практики «Роскомсвободы» Саркис Дарбинян. — Пространство для свободы информации продолжает сужаться. На этом фоне весьма глупо выглядит продвигаемая уже второй год инициатива по реализации «интернета для бедных», который на деле никому, кроме властей, не нужен. В январе вступят в силу несколько одиозных законов, которые продолжат политику балканизации российского сегмента Интернета и введут новые требования для международных технологичных компаний. Это ещё больше ухудшит инвестиционный климат для IT-сектора».

Юрист «Роскомсвободы» Анна Карнаухова, в свою очередь, обращает внимание на вмешательство в приватность россиян, чьи данные государство всё настойчивее хочет сделать своей собственностью. «Единая биометрическая система становится государственной информационной системой, — говорит она. — ЕБС была создана в 2018 году по инициативе Минсвязи и ЦБ. Изначально её целью было предоставление финансовых услуг дистанционно при помощи лица и голоса. Теперь же цифровая платформа идентификации граждан по биометрии получит усиленный контроль со стороны государства. За время существования системы было собрано 164 тыс. записей, власти же рассчитывают увеличить это число до 70 млн. Люди не спешат добровольно сдавать биометрию даже ради удобства, поэтому, думаю, статус ЕБС и меняют на государственный, а там и до добровольно-принудительной сдачи биометрии недалеко — конечно, с какой-то очень важной и благой целью».

Руководитель «Роскомсвободы» Артём Козлюк в интервью «Новой газете» высказался насчёт закона о внесудебной блокировке сайтов, оправдывающих экстремизм:

«Данный закон легитимизирует уже ту сложившуюся практику по блокировкам определенного политического или околополитического контента, которые уже и так происходят на потоке. Сейчас уже и так можно заблокировать по огромному количеству обоснований абсолютно любой интернет-ресурс, вне зависимости от его размера, посещаемости, направления, доменной зоны и юрисдикции. Очередной негативный правовой акт, который не служит интересам общества, а подменяет реальную борьбу с преступностью фиктивными действиями либо борьбой с политическими оппонентами властей».

Относительно закона о Fan ID Артём Козлюк также настроен скептически. «Есть большие вопросы по юридической составляющей такого закона. Получается, что вводятся какие-то дополнительные паспорта для прохода на те или иные мероприятия. Следующим шагом можно принять закон, что при входе в магазин мы должны обладать какой-то картой покупателя, например. Можно довести это все до абсурда, он уже происходит здесь и сейчас. Я считаю, что такой закон неправомерен и ограничивает права и свободы наших граждан. <...> Это в одном ряду с другими законами, которые ограничивают наши как цифровые права, так и права жизни человека и гражданина», — сказал он в эфире радиостанции «Эхо Москвы».

Поделитесь материалом

Похожие статьи

Контакты

По общим вопросам

[email protected]

По юридическим вопросам

[email protected]

Для СМИ

+7 903 003-89-52